(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.5.1. Внешний ИАК «Флора»

К внешним ИАК относятся выделенные в исследовании концепты «Флора» и «Бестиарий». Термин «внешний» используется в эвристической функции, т.к. по своей природе концепты — это ментальные репрезентации.

Произведения Джойса уникальны по лексическому составу и оригинальны по семантике ассоциативных полей. Творческая мастерская отличается своеобразием богатством лексики флоры и фауны, используемой для описания персонажей.

В романах Джойса мы не находим частого описания природы, лишь иногда, стоя на берегу моря, Стивен и Блум размышляют о могуществе воды и подводной жизни. Воде отводится важная роль в романе, она и разрушитель, и спаситель: «its metamorphoses as vapour, mist, cloud, rain, sleet, snow; ...its submarine fauna and flora; the noxiousness of its effluvia in lacustrine marshes, pestilential fens, faded flowerwater, stagnant pools in the waning moon» (p. 672). В одной из глав (глава 17) Джойс описывает свойства и важность воды с научной точки зрения, кроме этого в каждой из глав вода присутствует имплицитно или эксплицитно. Чаще всего, вода представлена как море, океан. Эта же идеи подтверждается использованием словосочетания fields of undersea (p. 176), где undersea по конверсии переходит из разряда прилагательных в существительное. Подводный мир привлекает Стивена своей загадочностью, связью с прошлым:

1. Among gumheavy serpentplants, milkoozing fruits, where on the tawny waters leaves lie wide (p. 49)

Средь соконалитых змеерастений, млекоточивых плодов, где широко раскинулись литсья на бронзоцветных водах (стр. 56)

2. Не saw the writhing weeds lift languidly and sway reluctant arms, hising up their petticoats, in whispering water swaying and upturning coy silver fronds (p. 49)

Он видел, как извиваются водоросли, истомлено поднимая и колебля слабо противящиеся руки, задирая подолы, в шепчущих струях колебля и простирая вверх робкие серебристые ростки (стр. 57)

Из приведенных примеров видно, что слова становятся номинацией комплексов смутных идей, ассоциаций, представлений. Осуществляется синтез смыслов, подыскивается подходящий эквивалент целому пучку признаков в виде одного слова.

Семантическим каркасом слова serpentplant является наличие двух величин, между которыми благодаря их непосредственному соположению друг с другом постулируется наличие определенной связи. Совокупность одновременных впечатлений и ассоциаций легко укладывается в емкое джойсовское слово — «саквояж»:

Рождающиеся личностные смыслы получают, таким образом, в девиации свою резюмирующую номинацию. Все богатство мысли сводится к одному обозначению.

В главе 12 «Циклопы», пародируя высокий стиль ирландских саг, Джойс описывает гостей, собравшихся на бракосочетание шевалье Жана Уайза де Ноллана и мисс Елли Хвойн из Сосновой Долины. Все последующие имена и фамилии составляют ассоциативно — семантическое поле концепта «Флора»:

Miss Fir Conifer of Pine Valley
мисс Елли Хвойн из Сосновой Долины
Lady Sylvester Elmshade
Леди Эктам Лесгуст
Mrs Barbara Lovebirch
миссис Дебри Лесов
Mrs Poll Ash
Норма Дров
Miss Daphne Bays
миссис Флора Полей
Miss Dorothy Canebrake миссис Хилда Гнил-Куст
Mrs Clyde Twelvetrees миссис Эдна Сень-Крон
Mrs Rowan Greene
Мисс Зеленая
Miss Virginia Creeper
Лиана Ползинс
Miss Gladys Beech миссис Кора Березоу
Miss Bee Honeysuckle
мисс Орхидея Гор
Miss О Mimosa San
мадемуазель О'Мимоза-сан
Mrs Norma Holyoake of Oakholme Regis
миссис Глория Бревноу из Дуботолла

Избегая красочных описаний природы, Джойс использует лексический пласт растительного мира в целях характеристики персонажей, описания комичной ситуации. Большая часть антропонимов данного концепта образована по моделям словосложения: Mrs. Holly Hazeleyse (p. 327) = hazel + eyes, Mrs. Helen Vinegadding (p. 327) = Vine + gadding. Каждый из гостей ассоциируется с определенным деревом, кустарником или цветком: pine, elmshade, birch, rowen, larch, holly, elder и т.д. Но кроме ассоциации по зрительному ряду, присутствует и ассоциация с языком цветов, согласно которому каждое растение служит для передачи определенной информации. Так, «rowan» (рябина) — символ предусмотрительности, экономности; олива — мира; бузина — ревности, зависти. Джойс использует язык цветов и как своеобразный шифр любовной переписки Блума:

Angry tulips with you darling manflower punish you cactus if you don't please poor forgetmenot how I long violets to dear roses when we soon anemone meet all naughty nightstalk wife Martha's perfume, (p.78)

Традиционные символические ассоциации находят своеобразное преломление в семантической структуре индивидуально-авторского слова-символа, раскрывая особенности мышления конкретного писателя. Растительный мир в произведениях Джойса, взятый в сравнении с миром животным, лишен агрессии и связан с приятными воспоминаниями главных героев:

О and the sea the sea crimson sometimes like fire and the glorious sunset and the figtreed in the Alameda gardens yes and all the queer little streets and pink and blue and yellow houses and the rosegardens and the jessamine and geraniums and the cactuses and Gibraltar as a girl where I was a Flower of the mountain (p. 783)

Такое использование существительных способствует предельной детализации картины местности, представленной в воспоминаниях. О свойствах воссоздаваемой картины сигнализируют и немногочисленные прилагательные, обладающие яркой оценочной семантикой. Часть из них нацелена на создание цветовой картины воспоминаний. Имеющиеся в тексте глаголы действия, говорения и чувственного восприятия сигнализируют о присутствии определенной нарративной цепочки (Мэрион вспоминает, каким образом Леопольд Блум сделал ей предложение), о динамике воссоздаваемой в русле потока сознания картины и о постоянной оценке героиней когда-то происходившего.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь