(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.2.3. Трансформационный радикализм тексто-стилевого концепта в «Джакомо Джойсе» и в «Поминках по Финнегану»

В «Джакомо Джойсе» противоборствующие стороны концепта становятся оперативными единицами сознания, вербализующими семантические смыслы: 1) ДВИЖЕНИЕ ПОЗНАНИЯ; 2) СТАТИКА ПОЗНАНИЯ; 3) СТРУКТУРАЦИЯ ПОЗНАНИЯ; 4) ХАОТИЧНОСТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ.

В одновременности хаоса и порядка, статики и динамики ИСТИНА структурируется из дискретного знания, витков спирали, обновляемых комбинаций, рождающих язык души. СОПРИКОСНОВЕНИЕ сжимается до точки ("who", "the other"), которая в различных манифестациях человеческого тела движется по прямой ("movement"), вращается вокруг других точек (Я, Другой, Союз семьи, Союз сердец, Родина, Вселенная, Слово), являя собой динамику покоя и покой динамики в «соединяющем» ("love me") «разъединении» ("my umbrella").

В «Джакомо Джойсе» формальное маркирование «соприкасающегося» человеческого опыта усложняется за счет носителя эпифанической речи. Доминантной речевой составляющей ДЕЙСТВИЯ, как и в ранних эпифаниях, являются лексема "move" и ее дериваты: Her movements are shy and nervous [GJ, 1]; She moves backwards towards me mutely [GJ, 7]; A skirt caught back by her sudden moving knee [GJ, 9]. В ее часть концептуальной сетки входят:

1) глаголы и их конверсивы, содержащие указание на движение без конкретизации его направленности: "go" (№ 27), "come" (№ 35), "pass" (№ 23, № 44) и "walk" (№№ 13, 17, 30 и 31) — глаголы, разделяемые с текстами эпифаний; в «Джакомо Джойсе» их список расширяется: "rush" (№ 12), "stream" (№ 42), "расе" (№ 45), "reach" (№ 33), "flood"(№ 42), "pour" (№ 42), "follow" (№ 10), "lead" (№ 10), "cross" (№ 10), "slide" (№ 11, № 28);

2) глаголы и их конверсивы, содержащие указание на движение с конкретизацией его направленности: "wane" (№ 47), "leap out" (№ 45), "leave" (№ 32), "depart" (№ 28), "sink" (№ 44), "withdraw" (№ 32), "lift", "raise" (№ 19), "lean back" (№ 42), "bend" (№ 20), "rise" (№ 22, № 28), "fall" (№ 30), "sidelong" (№ 44);

3) глаголы перцепции: "watch", "see", "look", "avert", "hear", "listen", "smell", "touch", "drink" (в значении "taste");

4) лексемы, обозначающие речевую, как устную, так и письменную, деятельность: "launch forth" (№ 3), "speak" (№№ 17, 45), "intone" (№ 28), "expound" (№ 29), "tell" (№ 31), "say" (№ 34), "say on" (№ 45), "speech" (№№ 5,'35, 46), "answer" (№ 43), "greet" / "greeting" (№№ 43,44), "write" (№ 46);

5) лексемы, обозначающие круговое движение: "turn" (№ 12), "coil" (№ 30), "lap" (№ 28), "bend" (№ 20), "wheel" (№ 23). "twist" (№ 3), "furl" (№ 49), "crumple" (№ 45). "spread" (№ 44), "rounded" (№ 6), "spin" (№ 23);

6) лексемы, обозначающие скорость движения: "hurry" (№ 28), "creep" (№ 28), slowly (№ 30);

7) лексемы, обозначающие движение воздуха, воды, крови, гниение: "blow" (№ 5), "waking waters" (№ 28), "rotting" (№ 18), "flooded" (№ 42), "streamed" (№ 42), "blue-veined" (№ 8), "dark-blooded" (№ 15), "moistened" (№ 7), "plunging gloom" (№ 45);

8) лексемы, обозначающие шумы, звуки, звуковые колебания: "noise","sing", "voice", "beat", "tap", "hollow", "resonant", "purr", "clack", "twitter", "chirp";

9) лексемы, обозначающие «жизнь»: "life", "live";

10) лексемы, обозначающие игровую деятельность: "play";

11) лексемы, обозначающие действия передачи ("give", "bring") и получения ("take"), проникновения вовнутрь ("operate", "probe", "withdraw");

12) наречия направленности действия: "away", "from", "out", "through", "back".

В вербализации семантического смысла ДЕЙСТВИЯ звуки занимают особое место. Лексема "voice" включается по-разному: с нулевым артиклем ("voice of wisdom"), с неопределенным артиклем ("a voice", "a weak voice from beyond the cold stars"), с определенным артиклем ("the voice of an unseen reader", "the wisdom-wearied voice of the Eternal"), с указательным местоимением ("this voice"), с притяжательным местоимением ("my voice", "her voice").

НЕ-ДЕЙСТВИЕ вербализуется речевыми составляющими: 1) «покой» (доминантная речевая составляющая "stillness"): глаголы "sleep", "halt", "hang", "lie"; прилагательные "cold", "wintry", "calm"; 2) «отсутствие звука» (доминантная речевая составляющая "silence"): quiet, mutely, soft, frail, silent middle age; 3) «разрушение»: глаголы fall, crumble, dissolve, sink; 4) «отсутствие наличия»: прилагательное "empty", предлог "without"; 5) «горизонтальное положение в пространстве» (прилагательное "prostrate", существительные "heath", "piazza", "pasturelands", "balconies"); 6) «прекращение движения, смерть»: die, corpses, tomb, ghosts, end, the hair of graves; 7) «бессилие, дефект»: witless, helpless, frail, blind beggar; 8) «холод»: cold, wintry, flake, starry, "heaven", space.

ЕДИНЕНИЕ вербализуется доминантной речевой составляющей "together" (№ 13), в сферу действия которой входят значения: 1) «структура»: cobweb, web, a form of speech, green-broidered gown, a gown of black veiling; 2) «простая кругообразность»: eyes, wheel-spokes, oval face, wreaths, rounded, round knobs, mould; 3) «сложная кругообразность»: winding, wave, twist, retwist, snake; 4) «спиралевидность»: snake, winding, coil, uncoil, wave, twist; 5) «пересечение»: matted, interlaced, intermarriage, bows, veiling, veil, crisscross, quizzing-glasses, cross; 6) «изгиб»: winding, arch, hoofs, hook, moon; 7) «очертание, предел»: surround, right, left, without, end; 8) «неразличимость»: unseen, dark, darkness, shadow, mist, haze, veiling; 9) «прикосновение»: touch, needleprick, surgeon's knife, blunt spear, sting, creep; 10) «союз»: we, both, they, her race, her people, my race, country, Ireland, Dublin, the Italian gentlemen, band, intermarriage, girls, marriageable and married womankind, huddled human forms; 11) «итог, результат»: "end", "fruits", "ricefield", "seed", "The Portrait", "Ulysses"; 12) «привязанность»: love, kiss; 13) «сердце», «душа», «знание» как центры жизнедеятельности сознания; 14) «стиль»: "write", "touch", "flash" (= idea), "perfect blend", "speech of soul", "intellectual symbol".

В сфере речевых составляющих НЕ-ЕДИНЕНИЯ выделяются: 1) словосочетания с притяжательными местоимениями "my" / "her": "my arms" / "her arms", "my voice" / "her voice"; 2) лексемы с обозначением «выпуклости»: "spurs", "nose", "pimple", "nozzled", "edge"; 3) лексемы, обозначающие отъединение: "torn leaves"; 4) лексемы, обозначающие «интервал», «полость»: "space", "hollow", "opening", "gash", "wound"; 5) лексемы, обозначающие результат «имитации»: "a brief syllable", "a form of speech", "shadow", "echo", "false", "image"; 6) лексемы, обозначающие отражающие поверхности: "quizzing-glasses", "mirror", "quagmire", "vegetable glass of nature"; 7) аппозитивы: а) молодость / старость (youth", "silent middle age"); б) «холод» / «жар» ("cold fingers" / "burning leaf"); в) «верх» / «низ» ("upland", "over", "beyond" / "under", "below"); г) «ад» / «рай» ("hell's luck" / "waning heaven"); д) «свет» / «тьма» ("light" / "dark"); e) «конец» / «пробуждение» ("end" / "waking waters"); ж) «твердое состояние» / «жидкое состояние» ("stones", "quagmire", "seed", "waters"); з) «жизнь» / «смерть» ("giver of life" / "corpses of Jews".

Семантизация смычки между ДЕЙСТВИЕМ / НЕ-ДЕЙСТВИЕМ и ЕДИНЕНИЕМ / НЕ-ЕДИНЕНИЕМ поддерживается субстантивными словосочетаниями с предлогом of, которых более 80 в тексте «Джакомо». Приведем № 18.

Corpses of Jews lie about me rotting in the mould of their holy field. Here is the tomb of her people, black stone, silence without hope.....Pimply Meissel brought me here. He is beyond those trees standing with covered head at the grave of his suicide wife wondering how the woman who slept in his bed has come to this end... The tomb of her people and hers: black stone, silence without hope: and all is ready. Do not die! [GJ, 6].

В данном фрагменте ПОКОИ ЕДИНЕНИЯ подчеркнут параллелизмом грамматической конструкции, а также принадлежностью возлюбленной чуждому Джакомо кругу. «Смерть», «холод», «низ», «тьма» выводятся из конструкций с предлогом of.

Смычке ЕДИНЕНИЕ и НЕ-ЕДИНЕНИЕ служат более 70 употреблений неопределенного артикля. Выпишем все употребления неопределенного артикля в № 45 и определим их лексические зацепления с другими фрагментами: 1) "a soft crumpled peagreen cover": "a green fillet upon her hair and about her body a green-broidered gown" (№ 36), "a gown of black veiling" (№ 19), "a skirt caught by her sudden moving knee" (№ 25), "a white lace edging an underskirt", "a leg-stretched web of stocking" (№ 26), "a casque", "a woman's hat" (№ 49) — синонимы "cover" в № 50 ("my umbrella") и в № 22 ("its huddled browntiled roofs" — зацепление с № 36 "the mass of huddled human forms" — зацепление с № 5 "a form of speech"; "covered head" (№ 18); 2) "a narrow Parisian room": "a bare apartment" (№ 49), "a light in the upper room" (№ 16), "a point of light" (№ 46), "a kindling opal light" (№ 42); 3) "a weak voice from beyond the cold stars": "a brief syllable" (№ 1), "an easy wave of tepid speech" (№ 3), "a gentle creature" (№ 17), "a voice" (№ 20), "the voice of an unseen reader" (№ 28), "my voice" (№ 42), "her voice" (№ 47); 4) "a coiling kiss": "kissed" (№ 41), "kissed me" (№ 45), "a dark coil of her hair" (№ 30), "a touch" (№ 19); 5) "a burning leaf': "a burning needleprick" (№ 3), "shameful peaches with torn leaves" (№ 23), "a flake, snowflake (№ 11), "foliage of stars" (№ 47), "a flower" (№ 8); 6) "a fang of flame": "a burning needleprick stings" (№ 3), "a jet of liquorish venom" (№ 44), "an orange shift" (№ 19); 7) "a starry snake", "a cold nightsnake": "a cold frail hand" (№ 40), "an odourless flower" (№ 39), "cold polished stones" (№ 37), "foliage of stars" (№ 47), "those quiet cold fingers", "quiet and cold and pure fingers" (№ 38), "night" (№ 9).

Через повторы слов, детерминированных неопределенным артиклем, в орбиту фрагмента № 45 включены еще не менее 25 фрагментов. Противопоставляются «жар» / «холод», «свет» / «тьма», «скопление» / «пустота», «верх» / «низ», «живая природа» / «неживаяприрода», «человеческое» / «нечеловеческое», «слог» / «речь», «покой» / «движение», «жизнь» / «смерть». Одно становится «эхом» другого. Примеры: "a touch" (№ 19) — любое СОПРИКОСНОВЕНИЕ, которое вырисовывается фигурой речи; "a voice" (№ 20), авторский голос, голос творца «Портрета» и «Улисса», ответный голос читателя, проводник, подобно лексеме "envoy" в значении «посредник» (№ 50); "a coiling kiss" (№ 45) — фокус-эпифания; "a seed" (№ 42) — плод художественной коммуникации, контролируемый поток сознания.

ЕДИНЕНИЕ СТАТИКИ В ДИНАМИКЕ, вечность, и ДВИЖУЩИЙСЯ ПОТОК ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС, мыслительная деятельность ("a gown of black veiling") рождают новую жизнь ("a liquid and abundant seed"), которая оживляется ("a cold nightsnake") и оживает в акте чтения ("an unseen reader", "а voice", "a touch). СОПРИКОСНОВЕНИЕ проявляется так: движение индивидуального сознания обращено в вечность покоя, пока пытливый читатель не откроет книгу ("cover") и не прочтет призыв, идущий из глубины веков ("an unseen reader") к человечеству ("my race"), призыв к СОПРИКОСНОВЕНИЮ душой в едином полете фантазии.

Итак, в причудливом сцеплении сознательного и подсознательного, рационального и иррационального, реальности и домысла [Кухаренко 1988: 163] концептуальная сетка соединяет узловые мгновения бытия ("movement", "together", "touch", "voice", "kiss", "seed" и др.) и выстраивает обновленные ассоциации ("a coiling kiss", "an odourless flower", "a cold frail hand" и др.).

Идеализированная истина СОПРИКОСНОВЕНИЯ формируется концептуальной целостностью идиостиля Джойса, постоянными проекциями внутри его лингвистического универсума. Интересно проследить это в «текстах в тексте», оригинальных поэтических вставках, которые перемежаются с прозой, как ода памяти Парнелла из «Дня плюща» («Дублинцы») и баллада о Шалтае-Болтае из «Поминок по Финнегану». Хотя Джойс охотно обращается к чужим песням и стихам, его собственная поэзия органично раскрывает тексто-стилевой концепт. Поэтическими вставками в прозу, как матрицей, кодируется текст [Jackson 1976: 103].

В оде и балладе осваивается «совпадение» ("falling together") «падения» Шалтая-Болтая ("fell with a roll and a rumble"), Парнелла ("Не fell as fall the mighty ones") и Тима Финнегана с лестницы. Поэтические вставки подготовлены прозаическим предтекстом. В «Дне плюща» повторяется лексема "piece" в характерном окружении наречием "together": "raked the cinders together with a piece of cardboard" и "Mr Crofton said that it was a very fine piece of writing". Говорящее имя «рупора» общественного мнения (небольшая ферма "croft") содержит намек на земельную реформу, которую проводил Парнелл. В прозаической части, вводящей балладу в «Поминках», односложное предложение со словом "together" служит мостом к "crumple" ("bend together"), "butt" ("joint"), "Cain" (двойственность близнецов) и "universally" (всеобщность). Концептуальная целостность образуется глаголом "fall", который в восьмом четверостишии оды, вместе с глаголом "unite", вступает в ассоциацию с наречием "universally" из баллады.

В оде СОПРИКОСНОВЕНИЮ служат: 1) актуализация заголовка «День плюща» повтором лексемы "day" в двух завершающих четверостишиях как «дня памяти» ("memory", "the past"); 2) актуализация заголовка оды в суженном и однокоренном повторе в ассоциативном ряду ПАРАЛИЧ ("death" / "dead", "fall", "slain", "gone", "mourn", "his sleep" и т.п.); 3) активизация «всеобщего разъединения» (противоборствующая сторона концепта) в перспективе СОПРИКОСНОВЕНИЯ как антиномии личных местоимений "us" (ЕДИНЕНИЕ) и "they" («разлад»), «падения» ("lies dead... laid low") и «взлета» ("rise, like the Phoenix from the flames", "raise from the mire") и идеального союза героя, родины и народа ("he", "she" и "Irish heart"); 4) обыгрывание ключевого слова "unite" в «Дублинцах» словарными синонимами ("gather together" в «Мертвых», "converge" в «Аравии» и т.п.), однокоренным повтором, как в «Несчастном случае» ("The dark discreet room, their isolation, the music that still vibrated in their ears united them. This union exalted him"[D, 124]) и семантической близостью с наречием "together"; 5) выделение СОПРИКОСНОВЕНИЯ поэтическим словом "Erin", заглавными буквами лексем "Liberty" ("that idol") и "Freedom" ("the day"), смысловым пересечением с потиром через лексему "joy" ("cup"); 6) вынесение в абсолютное начало шестого четверостишия лексемы "shame", многозначной у Джойса (" a death of shame" в «Несчастном случае» и "shame on the coward", "May everlasting shame consume the memory of those who tried..." в оде), как словарного антонима лексемы "glory". Перечисленные случаи вводят в перспективу идеального СОПРИКОСНОВЕНИЯ.

Смысловой неоднозначности способствует конверсия, как в "his butter is in his horns, butter his horns!", где обыгрываются значения «бодливое животное» и «грубая лесть». Ассоциации усложняются обращением к разным этимологическим корням, а также выдвижением древних значений слов германского слоя. Дуплеты, как лексемы "son" и "knavery" (в древнеанглийском языке в значении «сын») эксплицируют двойственность (Авель и Каин). Цикличность проявляется в речевом заикании ("fafafather", "chaw chaw chops"), которое в теории Вико о происхождении речи трактуется как голос бога-строителя, слышимый в раскатах грома и доказывающий его вину. Новым является использование слов-портмоне ("anonymoses", "seudodanto", "antediluvial"), требующих толкования в рамках всего текста.

В балладе развивается СОПРИКОСНОВЕНИЕ, намеченное в оде. Концептуальная целостность формируется так: 1) в прозе, предваряющей поэтические вставки, ключевое слово "together" обеспечивает проекцию в оду глагола "unite" и в балладу словосочетания "mass meeting": текстовая константа "re-union" («воссоединение») через лексемы "mass" («узел»), "free... band"(«вoлeвaя цикличность»), "his unlimited company" ("band", "meeting") входит в «соприкосновение» наряду с синонимами "meet" ("meeting"), "unite" ("united him"), "come together" (прибытие викингов на остров, населенный галло-говорящими ирландскими кельтами), "gather together" (в «Мертвых» в застольной речи Габриэла говорится: "Here we are gathered together for a brief moment from the bustle and rush of our everyday routine" [D, 233]), "converge" (исполнение баллад на улицах Дублина); 2) «воссоединение» приобретает значение «волевого, свободного вхождения в союз»: "Freedom", "Liberty" ("He dreamed a dream") в оде и "free trade Gaels" band" в балладе с подключением грамматической формы "will" (обыгрывание "we'll" и "will" как будущего волеизъявления); 3) сфере будущих действий принадлежат "glory" (свет, рай, пламя), "hope" (ожидание) и "dreams" (идея, ожидание), которые противопоставлены «сейчас» ("And death has now united him with Erin's heroes of the past" [D, 151] и "He was one time our King of the Castle Now he's kicked about like a rotten old parsnip" [FW, 45]); 4) предопределенность будущих действий через "destiny" (= день Страшного Суда, будущие события, необходимость) как «преддверие соприкосновения» ("hope", "dreams" = уверенность и "glory" = свет); 5) универсальность концепта: в балладе "universally" (= world-wide) соотносится с "Erin" как одной из наций мира ("nations of the world") в оде; подобное выведение одного смысла через другой является проявлением цикличности; 6) оперирование антиномией «верха» и «низа»: "raise", "fall" и "lift" в балладе и оде, "resurrect" в балладе; 7) общность цветообозначений через национальный цвет Ирландии (зеленый флаг в оде и зелень луга в балладе).

Разделяемому лингвистическому универсуму приписывается значение СВОБОДНО ИЗЪЯВЛЕННОЕ СОПРИКОСНОВЕНИЕ ИРЛАНДИИ С МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ.

Подведем итоги.

1. Тексто-стилевой концепт СОПРИКОСНОВЕНИЕ представлен в идиостиле Джойса матрицей, составленной четырьмя противоборствующими сторонами: 1) ДЕЙСТВИЕ; 2) НЕ-ДЕЙСТВИЕ; 3) ЕДИНЕНИЕ; 4) НЕЕДИНЕНИЕ.

2. В матрице выделяются две антиномии: 1) ДЕЙСТВИЕ / НЕ-ДЕЙСТВИЕ (ПОКОЙ); 2) ЕДИНЕНИЕ / НЕ-ЕДИНЕНИЕ (ОДИНОЧЕСТВО).

Они вербализуются доминантными речевыми составляющими и лексемами, образующими с ними тезаурусные связи: 1) "Movement" ("walk", "wander", "write", "say", "rise", "fall", "ascend", "descend" и другие); 2) "Rest" ("sleep", "halt", "silent", "stand" и другие); 3) "Together" ("touch", "two", "unite", "join", "converge", "with", "hand" и другие); 4) "Alone" ("loneliness", "one" и другие).

3. СОПРИКОСНОВЕНИЕ структурируется концептуальными сетками шести типов: 1) концептуальная сетка минимального эпифанического текста; 2) концептуальная сетка блочного типа; 3) концептуальная сетка целого текста; 4) концептуальная сетка серийных текстов; 5) концептуальная сетка идиостиля; 6) концептосфера коллективного идиостиля эпохи.

4. Концептуальная сетка минимального текста (ранние эпифании Джойса) формируется экспликацией трех сторон концепта, по которым восстанавливается четвертая имплицированная сторона. Варианты снятия антиномий: ДЕЙСТВИЕ / НЕ-ДЕЙСТВИЕ / НЕ ЕДИНЕНИЕ в экспликации-ЕДИНЕНИЕ в импликации, ДЕЙСТВИЕ / НЕ-ДЕЙСТВИЕ / ЕДИНЕНИЕ в экспликации — НЕ-ЕДИНЕНИЕ в импликации, НЕ-ДЕЙСТВИЕ / ЕДИНЕНИЕ / НЕ-ЕДИНЕНИЕ в экспликации — ДЕЙСТВИЕ в импликации.

5. Концептуальная сетка блочного типа задается текстовой константой, которая выдвигает одну из сторон противоборствующего концепта, требующую снятия антиномии путем вербализации трех остальных сторон концепта. Блоки нанизываются друг на друга, обобщая противоборствующие стороны концепта в ядерной перспективе идеализированного СОПРИКОСНОВЕНИЯ.

6. Концептуальная сетка текста, написанного в жанре рассказа, вербализует семантические смыслы СОПРИКОСНОВЕНИЯ через прямое включение заголовка и его тезаурусные связи с речевыми составляющими концепта в данном тексте. Ее узлами являются текстовые константы, которых может быть несколько. Они вербализуют одну из сторон концепта путем актуализации всех тезаурусных связей, которые извлекаются из лексических единиц, соотносимых с данной стороной концепта. ДЕЙСТВИЕ актуализуется СОЮЗОМ МИНИМАЛЬНОЙ СПАЙКИ (ДВОЕ), СОЮЗОМ Я И ДРУГИХ ПОДОБНЫХ (БРАТСТВО), АНТИСОЮЗОМ (псевдо-единение или одиночество не единения). В антиномию ЕДИНЕНИЯ и НЕ-ЕДИНЕНИЯ включаются семантические смыслы, вербализуемые «отражающей поверхностью», как НЕ-ЕДИНЕНИЕМ, ОДИНОЧЕСТВОМ и ПОДОБИЕМ ЕДИНЕНИЯ, ДУБЛИКАТОМ ОДИНОЧЕСТВА.

7. Концептуальная сетка серийных текстов вербализует семантические смыслы СОПРИКОСНОВЕНИЯ через опосредованную проекцию заголовка одного текста в другой текст, включая двойные опосредованные повторы (инкорпорация заголовков двух текстов в третий текст, знаком которого они не являются) и выведение сквозных текстовых констант, которыми обобщаются сходные текстовые константы серийных текстов. Речевые составляющие устанавливаются по опосредованным повторам и ключевым словам, доминирующим в вербализации сквозной текстовой константы. Серийная сетка вводит в интерпретативную перспективу, где противоборство сторон концепта интерпретируется в идеализированном СОПРИКОСНОВЕНИИ как ПЕРЕЖИВАНИЕ Я КАК ЕДИНЕНИЕ С ДРУГИМИ ЧЕРЕЗ СОПРИКОСНОВЕНИЕ ДУШ.

8. Концептуальная сетка в эпифанической модели является сферой действия идеализированного СОПРИКОСНОВЕНИЯ. Многократное обобщение концепта в сходных ситуациях ведет к выведению его идеализированного семантического смысла, который имплицирован в разных текстах и может быть вербализован и проинтерпретирован только с выходом за пределы конкретного текста. Маркерами подобной сетки становятся, прежде всего, доминантные речевые составляющие концепта. Их повторяемость в идиостиле Джойса сигнализирует о наличии концептуальной сетки, давая основание для вертикального обобщения концепта, независимо от конкретной вербализации в отдельном тексте.

Иными словами, СОПРИКОСНОВЕНИЕ передает гармонию внутренней жизни как движение к недосягаемой ИСТИНЕ.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь