(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.4.3. Прагматические наслоения в композите

Явный диссонанс образов, порожденных внутренней формой слов, объединенных в композите, приводит к формированию в нем прагматической информации:

goosestepping (p. 626) маршируют гулким гусиным шагом (с. 538)

Стая гусей чинно выхаживает на дороге.

Группа людей марширует в бодром темпе.

Наложение этих ситуаций друг на друга создает эффект комичности наблюдаемой картины и актуализирует прагматическую функцию иронии.

Диапазон прагматических функций может быть очень широк: Оскорбление, раздражение, лесть, упрек, обольщение, насмешка, восхищение и т.д. Структура сложного слова идеальна для создания прагматических эффектов: сочетание двух и более значимых элементов без видимых синтаксических отношений создает установку не на логическое, а на эмоционально-образное восприятие информации:

Closeclutched swift swifter with glareblareflare scudding they scotlootshoot lumbering by. (p. 680) Все быстрей под блеск огней сбившись роем мчатся с ревомтрескомвоем валятся вкучубух. (с. 586)
helterskelterpelterwelter (p. 686) скулежгалдежвсемневтерпеж (с. 591)

Здесь реализуется коммуникативная стратегия, где прагматическая функция (радражение) обеспечивается за счет суммарного эффекта усиления — потоком негативно-раздражающих качеств в порядке восходящей градации.

Актуализации прагматической функции скрытого оскорбления и неодобрения способствует метафорическое сравнение человека с животным:

henpecked husband (p. 668) твоя наседка тебя совсем заклевала (с. 575)
Kinch killed her dogsbody bitchbody (p. 681) Клинк, пес-бедолага, отправил ее на тот свет, сучку-бедолагу (с. 587)

Когда говорящие сравнивают человека, например, со свиньей, они синхронно редуцируют всю семантическую структуру этого слова до символического компонента «неряшливый» или «грубый», делая ставку на прагматический эффект «уничижение». При этом глобальное значение «животное» отбрасывается совсем и не реализуется:

swineheaded infants (p. 538) свиноголовые младенцы (с. 458)

Следовательно, семантической основой субъективно-прагматической модальности в сложном слове является предположение говорящего о существовании связи между объектом и его признаком, поскольку эта связь является не фактом объективной действительности, а результатом мыслительной деятельности говорящего.

Благодаря реализации определенных производных сем в значении слова, окказиональное употребление дает импульс возникновению прагматического смысла (в частности, в следующем примере, выдвижение на первый план семантических компонентов «beautiful and precious, stunning and gorgeous» имеет своей прагматической целью комплимент, похвалу):

girlgold (p. 337) златодева (с. 289)

Метафорический перенос, который носит окказиональный характер, всегда прагматически задан. Апеллируя к чувствам, он оказывает запланированное эмоциональное воздействие на реципиента, например, в нашем следующем примере — омерзительно-отталкивающее:

Old lardyface standing up to the business end of a gun. (p. 432) Старая жирноморда перед дулами пушек. (с. 369)

Оксюморонные комбинации элементов сложного слова передают романтическое настроение говорящего:

beautifulinsadness (p. 262) грустнопрекрасный (с. 225)
...covering greengoldenly lagoons of sand... (p. 62) ...зелено-золотистым заполняя песчаные лагуны... (с. 57)

Прагматическая функция композита может реализоваться посредством контаминированных образований. «Скорнение» непосредственно связано с выражением социальной или индивидуальной оценки, т.к. при порождении неузуального производного слова два важнейших языковых начала — когнитивное и эмоциональное — выступают совместно, действуя как важнейшие стимулы (Danes, 1987).

Syphilisation (p. 421) Сифилизация (с. 360)

В приведенном примере человеческая цивилизация принимает форму заразной болезни, создавая виртуозный язвительный образ.

В следующем случае контаминированное образование превращает иронию в издевку:

Sparkling bronze azure eyed Blazure's skyblue bow and eyes (p. 342) Искрящаяся бронзы лазурь окинула небесно-голубые глаза и галстук Голубойлана (с. 294)

Ревнивый Блум хотел бы видеть Бойлана (любовника своей жены) униженным и осмеянным. Можно предположить, что здесь содержится намек на сексуальную извращенность соперника: Blazes + azure = Blazure

Эмоционально-прагматический заряд может задаваться нетрадиционным употреблением аллюзивного имени собственного в составе композита:

He had been meantime taking stock of the individual in front of him and Sherlockholmesing him up... (p. 735) Между тем он скрупулезно разглядывал сидевшего напротив субъекта, не прекращая его шерлокхолмствовать... (с. 31)

Как было показано выше на примере слова merryandrew, речевое употребление имени собственного приводит к тому, что оно становится сложным знаком и символом социальной ситуации, обрастая множеством ассоциативных смыслов.

Так, в нашем случае, объединение имени и фамилии великого сыщика в составе сложного глагола придает ему прагматический оттенок некоторого ехидства и насмешки: проводить тщательное расследование особым дедуктивным методом (действие, мгновенно ассоциирующееся с именем Шерлока Холмса) в контексте ежедневной, незначительной ситуации приобретает значение «делать из мухи слона, кичиться своим положением».

Прагматический потенциал значения сложного глагола связан с ингерентной способностью значения к динамике, благодаря чему возможно коммуникативно-значимое усиление тех или иных сем, как в приведенном ниже примере:

...his fists bigdrumming on... (p. 48) ...могучие кулаки отбивают такт по... (с. 45)

Коммуникативно значимой является здесь сема интенсивности глагола to drum, она эксплицирована и тем самым усилена в составе композита + big (эффект восхищения).

Сложные прилагательные в силу их семантики в большей мере, чем другие части речи, характеризуются прагматическим наполнением. Е.М. Вольф называет в качестве одной из особенностей значения и употребления прилагательных «совмещение семантического и прагматического аспектов языка» (Вольф, 1978: 7). Прилагательное указывает на самый броский признак предмета и этим привлекает к себе живой коммуникативный интерес:

elephantarey dress (p. 196) слоново-серое платье (с. 168)

Прагматические особенности сложных слов тесно сопряжены с заключенной в них оценочностью: любая оценка «относится к прагматическому уровню речи как деятельности или прагматическому уровню в организации самой языковой личности» (Караулов, 1987: 214), т.к. оценочные предикаты «весьма активно обращены на адресата речи... Оценочное высказывание уже само по себе выражает коммуникативную цель рекомендации, побуждения к действию, предостережения, похвалы или осуждения. Оно воспитывает нормы поведения. Его интерпретация, таким образом, включает и фактор адресата, и коммуникативную цель конкретного речевого акта» (Арутюнова, 1988: 21).

bottleshouldered (p. 657) с покатыми, подбитыми ватой плечами (с. 566)

Неказистый, помятый внешний вид подростка вызывает жалостливо-негативную оценку, влияющую на появление прагматического значения «сочувствие».

Необходимо отметить, что большинству проанализированных сложных слов присуще наличие оценочной семы в смысловой структуре. Определенная комбинаторика слов в процессе порождения композитов может подчеркивать или выделять различные аспекты ситуации, а также передавать оценочное отношение к предмету мысли, выдвигая на передний план прагматический и коммуникативный аспекты языка. По словам В.Н. Телия, «оценочная деятельность столь же естественна для сознания, как и познавательная: эти виды «разумного» видения мира как бы две стороны одной медали» (Телия; 1988: 30). Созвучную идею выражает Г.В. Колшанский, отмечая, что оценка содержится повсюду, где происходит какое бы то ни было соприкосновение субъекта познания с окружающим миром» (Колшанский, 1975: 140—145).

Эмотивно-прагматический потенциал композита может быть, таким образом, детально проиллюстрирован в виде следующей модальной рамки:

The marqueeumbrella sways drunkenly, the children run aside.

(p. 672)

Зонтик-колокол пьяно раскачивается, детишки отбегают в сторону. (с. 579)

Marqueeumbrella (зонтик-колокол) = «очень большой зонт необычной конструкции» (компонент «рациональная оценка») + «это вызывает у наблюдающих, в том числе и у меня, эмоциональное состояние удивления» (компонент «эмотивность») + «хочу, чтобы об этом знали другие» (компонент «прагматика»).

...wrangle round the whowhat brawlaltogether (p. 686) ...о чем там вздорище, кому позорище и не выйдет ли тут, эй! эй! побоище (с. 592)

brawlaltogether = «очень шумная заварушка, вот-вот перейдущая в рукопашную» (компонент «рациональная оценка») + «это зрелище сопровождается чувством возбуждения («руки чешутся»)» (компонент «эмотивность») + «пусть об этом знают окружающие» (компонент «прагматика»).

fishgluey slime (p. 303) склизкость рыбьего клея (с. 260)

fishgluey = «скользкий, противный, дурно пахнущий» (компонент «рациональная оценка») + «это провоцирует появление эмоции недовольства и неприязни» (компонент «эмотивность») + «надо передать это ощущение находящимся рядом людям» (компонент «прагматика»).

В свете сказанного становится понятным, что номинативный компонент значения сложного слова конкретизируется путем его соотнесения с эмотивно-прагматическим типом информации, который служит веским основанием коммуникативной «гибкости» композита.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь