(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

На правах рекламы:

покрытие durafort, alkon

§ 3. Роман «Средиземное море» в контексте творчества Висенте Бласко Ибаньеса

В данном параграфе нам хотелось бы не только выявить специфику романа «Средиземное море», но и определить его место в творчестве Висенте Бласко Ибаньеса и четко обозначить его связь с другими произведениями. И вначале хотим представить те черты, которые прослеживаются во всех романах.

Начнем с названия романа. Напомним, что в оригинале оно звучит как «Mare nostrum». Трудно перевести его однозначно на русский язык. Приведем несколько возможных переводов и посмотрим, как в самом тексте расшифровывается словосочетание «Mare nostrum»1. Следует отметить, что название и других романов Висенте Бласко Ибаньес выбирает выражения с неоднозначной семантикой, которую в тексте обыгрывает или расшифровывает. Для доказательства данного положения мы хотим разобрать не только роман «Средиземное море», но и ранний роман «Arroz у tartana»2, в котором этот прием также использован.

Сначала обратимся к тексту «Mare nostrum». Название романа тесно связано с жизнью главного героя, поэтому нам кажется интересным проследить взаимосвязь данного словосочетания с судьбой Улисса Феррагута.

Первое значение, которое раскрывается в тексте, это Средиземное море. Жизнь Улисса Феррагута тесно связана с этим морем. Мальчик впервые в жизни увидел именно Средиземное море. Его дядя по прозвищу Тритон увез маленького Улисса из города Валенсии в свою хижину и открыл племяннику удивительную страну под названием «Средиземное море». И на его берегу, в маленькой церквушке капитан Улисс Феррагут венчался с Синтой де Бласнес, со своей Пенелопой, как окрестил ее один из родственников. И на берегу Средиземного моря морской офицер встречал сына, который каждый раз выглядел по-новому. Это был Эстебан Феррагут, шутливо прозванный своим отцом маленьким Телемаком. И каждый раз, когда Улисс возвращался из очередного плавания, он сразу отмечал изменения во внешнем облике сына: сначала это был маленький сверток на руках у жены; потом непоседливое существо, постоянно уползающее куда-то; затем радостно вопящий мальчик. Все описанные выше встречи происходили на берегу Средиземного моря.

Второй перевод названия романа: «Mare nostrum» — это Наше, Родное море3. Улисс Феррагут принадлежал к семье потомственных рыбаков и моряков. Только его отец отказался от семейной традиции, отказался от моря. Почтенный дон Эстебан Феррагут закончил юридический факультет и стал процветающим адвокатом, переехав из родительского дома на берегу Средиземного моря в город Валенсию. И там он открыл частную практику, а затем выгодно женился. Адвокат мечтал передать дело своему сыну и заставил Улисса поступить на юридический факультет. Но его брат вмешался в воспитание мальчика, потому что открыл племяннику тайну под названием «Родное море». В своих воспоминаниях бывалого морского врача он увлеченно рассказывал о Душе моря, о существах фантастических и одновременно таких реальных, как Отец Океан, Мать Амфитрита, которую постоянно сопровождает ее свита, состоящая из умерших моряков. В Родном море нет смерти, есть только продолжение жизни. Большая рыба пожирает маленькую, но последняя не умирает, потому что она превращается в большую, которая тоже превращается в более крупную. В этом заключается великая гармония моря, где есть только жизнь в ее разных проявлениях. И для всех истинно преклоняющихся перед величием Отца Океана любая водная поверхность становится Родным морем. Такой урок преподал своему племяннику Доктор Тритон. И Улисс Феррагут свято хранил в своем сердце мудрый наказ предков. В час своей смерти он вспомнил о прекрасной свите Матери Амфитриты и о том, что смерть совсем не обязательно означает конец всего сущего в гигантском водном пространстве, поэтому последние слова отважного моряка были: «¡Anfitrite...! ¡Anfitrite... !»4

«Mare nostrum» — это и название корабля, который Улисс Феррагут купил на свои сбережения. До приобретения собственности он был то штурманом, то капитаном чужого корабля. И во время долгих плаваний лелеял мечту о полной независимости. Улиссу приходилось постоянно подчиняться нелепым с его точки зрения приказам и советоваться по каждому поводу с владельцами кораблей. Подобное положение вещей страшно раздражало главного героя. И когда ему представилась возможность, он решил вложить все свои сбережения и купить у родственников английского моряка судно. По своему вкусу Улисс переделал старый корабль и назвал его в память о дяде и о его историях «Mare nostrum». Но была еще одна причина, почему он остановился именно на этом названии. Хотя Улисс никогда вслух и не признавался, в душе он верил в существование фантастического подводного мира. И чтобы задобрить Отца Океана и Мать Амфитриту, он и назвал свой корабль «Mare nostrum». Это судно сопровождало главного героя вплоть до его смерти. «Mare nostrum» служил ему и в тяжелые времена, когда предприятие Улисса было на грани краха; и в период подъема, когда все матросы получали двойное или тройное жалование; и в период «неаполитанского романа», когда Улисс забыл и про свою семью, и про Средиземное море. Именно на нем он доставил немецкой подводной лодке смертоносный груз, что привело к гибели сына. Этот поступок Улисс не смог себе простить, поэтому принял самоубийственное решение отомстить за своего Телемака. Хотя ответственность за смерть отца и сына лежит на запутанной шпионской игре немцев, которая процветала в портовых городах. И снова корабль сопровождает своего капитана. Улисс полностью переоборудует свой «Mare nostrum». И на своем судне выполняет опасные миссии по приказу французского военного командования. Роман заканчивается крушением корабля и смертью Улисса Феррагута. Здесь проводится параллель между мифологическим восприятием мира и его отражением в соответствующих видах человеческой деятельности, лишь слово их скрепляет. Но произнесенное слово — это отражение тех незримых могущественных сил, которые неразрывно соединяют человека и природу. Корабль и человек не могут существовать друг без друга. Вот реализация античного фатума.

Следует отметить, что не только в романе «Средиземное море» в самом тексте расшифровывается смысл названия. Данный прием характерен и для ранних произведений Висенте Бласко Ибаньеса. Для доказательства этого положения мы рассмотрим роман «Arroz у tartana», который был напечатан 12 ноября 1894 года. Он был написан в период, когда испанский писатель создавал свои произведения в знакомых с детства деревнях, а печатал в городе Валенсия в своей собственной типографии и даже не догадывался о том, что совсем скоро к нему придут литературная слава и коммерческий успех.

Название романа «Arroz у tartana» взято из copla. Это народное четверостишье, как правило, носит разоблачительный или мелодраматический характер. Висенте Бласко Ибаньес в романе приводит полностью его текст, чтобы читатель, мало знакомый с валенсианским фольклором, точно понял его смысл. Для испанского писателя это было важно, потому что в этом произведении он обыгрывает название, точнее — первую строчку четверостишья. Если переводить дословно, то она звучит как «рис и тартана» («tartana» — это небольшая крытая повозка на двух колесах). Но для русского читателя требуется дополнительный комментарий. У испанского слова «arroz», помимо прямого значения «рис» есть закрепленное фразеологическое значение, ибо испанское слово «arroz» входит в состав многих фразеологизмов с одним и тем же значением. Можно сказать, что у него закрепленная сематика и в обычной речи, и в фразеологии. Интересно отметить, что прослеживается не только одинаковая сематика, но и одинаковая структура: «arroz у...» («arroz у gallo muerto», «arroz у gallina» и др.). Все перечисленные фразеологизмы переводятся русским «пир на весь мир»5. И слово «arroz» приобретает значение «пира», «демонстрация своего достатка на празднике», «отменное угощение». В романе Висенте Бласко Ибаньеса слово «arroz» употребляется не в прямом значении (о рисе в этом произведении нет ни сточки), а в переносном, точнее — все название можно рассматривать не только как первую строчку copla, а как валенсианский фразеологизм. Или, по-другому, как валенсианский вариант традиционного кастильского (в испанском языке литературным и традиционным принято считать диалект Новой Кастильи, а сокращенно кастильский) фразеологизма «arroz у gallo muerto». И нам важно обратить внимание, что в романе «Arroz у tartana» раскрывается именно описанная выше семантика. Перед анализом текста позволим себе проследить историю перевода на русский язык этого произведения.

В России в начале XX века, когда переводили этот роман, придумали совершенно новые, не связанные с указанными значениями названия: А. Вольтер — «Ярмарка тщеславия»,6 Т. Герценштейн — «Безшабашная жизнь»7. Можно предположить, что переводчики поняли, что дословный перевод названия романа не отражает его содержания. Видимо, каждый из них пришел к выводу, что это фразеологизм, поэтому предложил свой лексический перевод, наиболее соответствующий содержанию романа. Остается только добавить, что с нашей точки зрения его лучше было бы перевести как «Пир на весь мир» или подобрать другой русский фразеологизм с семантикой, близкой к испанскому оригиналу. Далее мы переходим к анализу текста «Arroz у tartana». Нас интересует, как смысл названия раскрывается в содержании романа.

«Arroz у tartana» — это валенсианский вариант испанского фразеологизма с семантикой, схожей с русским «пир на весь мир». В романе рассказывается о семье доньи Мануэлы. Она была дважды замужем. И от первого брака остался сын Хуан, которого все зовут Хуанито. После смерти первого мужа Мануэла вышла снова замуж. У нее появились две дочери и один сын. Но и второй муж скончался вскоре после рождения младшей дочери. И Мануэла осталась вдовой и поселилась в роскошном доме вместе со всеми своими детьми. Главная цель ее жизни — это выдать замуж своих дочерей за приличных молодых людей и устроить карьеру младшего сына Рафаэлито. Ради этих целей она скрывает, что финансы семьи пошатнулись. И все они на гране разорения. Мануэла постоянно устраивает званые обеды, много денег тратит на предметы роскоши и на туалеты своих детей. Она оплачивает не только учебу Рафаэлито в престижном университете, но и все его карточные долги. Для Мануэлы имеет значение только общественное мнение и материальный достаток. Все остальное для нее просто не существует. По этим причинам она спокойно пережила своих мужей и никогда не испытывала душевных терзаний. Даже смерть сына Хуанито стала для нее меньшим горем, чем полное разорение семьи и отсутствие денег для развлечений. Мануэле оказалось гораздо проще пережить агонию умирающего сына, чем слухи о ее проблемах с деньгами и презрительное отношение к ней и ее детям со стороны соседей. По выражению ее брата Хуана, «сестре моей необходим пир горой, толпа восторженного народа и много-много денег, чтобы все их потратить на пустяки»8. И действительно, для Мануэлы счастье — это дом, полный дорогих вещей и почтенной публики, и чтобы в нем обязательно каждый день устраивали приемы или званые обеды.

«Arroz у tartana» — это первая строчка валенсианской copla. В романе описывается два стиля жизни. Один олицетворяет Мануэла, а второй — ее брат Хуан. Последний придерживается правил, внушенных ему в детстве: надо уважительно относится к людям и с умом вкладывать деньги. За всю свою долгую жизнь Хуан накопил столько денег, чтобы хватило ему на обеспеченную старость. Он домосед и не любит ходить в гости и приглашать к себе чужих людей. Изредка Хуан навещает семью своей сестры. И как раз для него племянницы исполняют народную copia, мораль которой сводится к мысли о том, что жить надо по средствам, а не устраивать пир каждый день. Хуан постоянно ссорится со своей сестрой, потому что она отвергает семейные традиции и из-за своего тщеславия губит своих детей. Ее старший сын умирает. Младшего выгоняют из университета. А дочери так и не выходят замуж. И во всем этом Хуан винит тщеславие Мануэлы, ее огромное желание жить как богатые люди. С его точки зрения гораздо мудрее следовать отцовским заветам и жить по средствам, как и поется в испанской народной песне. И конец романа подтверждает правоту Хуана. Ведь Мануэла потеряла все и вернулась в родительский дом, побежденная и униженная.

Мы привели анализ романа «Arroz у tartana», чтобы доказать, что Висенте Бласко Ибаньес не только в «Mare nostrum» использует в названии и обыгрывает многозначные словосочетания. Но не только данный прием объединяет роман «Средиземное море» с более ранними произведениями. Прослеживается еще общая тема странствий. Но мы хотим отметить, что в романе «Средиземное море» Висенте Бласко Ибаньес отходит от привычной схемы, поэтому эта тема одновременно связывает роман «Mare nostrum» с ранним творчеством и выявляет новаторство и уникальность этого произведения.

Надо отметить, что тема странствий менялась в зависимости от периода творчества Висенте Бласко Ибаньеса. В ранних романах и рассказах она была второстепенной, малозначимой для основного сюжета произведения. В первый период творчества (до 1905 года), который назван испанскими литературоведами «периодом становления»9, тема странствий остается полностью не раскрытой, являясь лишь одним из сюжетных ходов. Например, в романе «Ил и тростник» (1902 год издания) главный герой Тонет вербуется в испанскую армию и уезжает из родной деревни. Его приключения описаны очень кратко, тогда как основное действие падает на события после его возвращения домой. По этой схеме построен роман «Майский цветок». Это произведение с точки зрения композиции дублирует «Ил и тростник». Интересно отметить, что в других романах первого периода тема странствий раскрывается одинаково. И надо добавить, что испанские литературоведы предлагают схемы, в которых отражены типичные приемы и любимые образы Висенте Бласко Ибаньеса того периода10. Следует отметить, что они исследуют не все романы, а только самые известные. И совсем не упоминается поэтическое творчество Висенте Бласко Ибаньеса. В заключении хотим обратить внимание, что испанские исследователи анализируют только те произведения, которые широко известны за пределами Испании, а все остальное наследие даже не упомянуто в их монографиях.

В произведениях второго периода (1905—1910), «периода расцвета индивидуального стиля»11, тема странствий получила свое развитие, но осталась, как и в первом, второстепенной. Например, в романе «La maja desnuda»12 (1906 год издания) главный герой художник Мариано Реновалес уезжает учиться в Рим. Время, проведенное им в Италии, не играет важной роли в сюжете, поэтому оно описано кратко, как это было в произведениях первого периода. Но второй приезд Мариано Реновалеса в Рим имеет важное значение для всего произведения. Он едет уже не один, а со своей женой. И сразу после свадьбы в отношениях Мариано со своей женой появляются разногласия, которые и приведут к трагедии. И первые признаки непонимания и разочарования возникли в Италии, вдали от родной Испании. Время, проведенное супругами за границей, описано очень подробно. Как видим, тема странствий развивается в произведениях второго периода.

В романе «Обнаженная», как и в «Arroz у tartana», раскрывается смысл названия. Единственное отличие заключается в том, что в тексте предлагается только одно значение испанского словосочетания «La maja desnuda». Это название картины Гойи, его непревзойденный шедевр. А заветной мечтой Мариано Реновалеса было нарисовать портрет, на котором было бы изображено обнаженное женское тело (так называемый «голый портрет»). Точнее он желал создать шедевр по примеру своего кумира Гойи.

«Обнаженная» позволяет объяснить понятие, которое часто встречается в испанском литературоведении: «традиционная» (или «старая») композиция романов Висенте Бласко Ибаньеса13. Нам важно показать, что уже с романа «Аргонавты» испанский писатель начинает экспериментировать с формой подачи материала, а в «Средиземном море» вовсе отказывается от «старой» композиции. Но сначала мы хотим проанализировать «традиционную», показать ее особенности и выделить повторяющиеся приемы, а затем перейти к изучению романов «Аргонавты» и «Средиземное море», чтобы показать, в чем суть эксперимента Висенте Бласко Ибаньеса.

Если рассматривать сюжет «La maja desnuda» в хронологическом порядке событий, то после заключительной шестой главы должна идти первая, с которой и начинается повествование. Следует отметить, что практически во всех романах Висенте Бласко Ибаньеса используется прием ретроспекции. Далее на конкретном материале покажем его особенность. И сначала обратимся к первой главе.

В романе «Обнаженная» первая глава выполняет две функции: пролога и связующего звена между первой и второй частями. Интересно, что в ней есть сюжетные переходы к обоим продолжениям. Например: между первой и второй главами первой части использован сюжетный прием воспоминания. В первой главе рассказывается, как Мариано Реновалес пришел в музей и смотрит на картину Гойи, а во второй сказано, что он вспоминает свое детство. И внимательный читатель понимает, что художник стоит перед «Обнаженной» и перед ним проходит вся его жизнь. Правда, кроме первого абзаца, в тексте нет ни одной ссылки на события первой главы. По этим причинам читатель уже к середине второй забывает про музей Прадо и полностью погружается в описание детства и юности главного героя. Для доказательства данного положения обратимся к тексту романа «Обнаженная».

Сначала приведем конец первой главы первой части: «¿Qué faltaba en su existencia?... ¡Ah!... Renovales sonreia irónicamente. Acudia de golpe a su memoria toda su vida an tumultuoso agolpamiento de recuerdos. Fijaba una vez mas su mirada en aquella mujer de luminosa blancura, semejante a un ánfora de nacar, con los brazos en torno de la cabeza, los pechos enhiestos y triunfadores, los ojos puestoe en él, como si le conociera muchos anos, y repetia mentalmente, con expresión de amargura y desaliento:

— ¡La maja de Goya!... ¡La maja desnuda!..»14.

«Чего еще ему не хватало в жизни?... А!...Реновалес иронично рассмеялся. Он спешно обратился к памяти, и вся его жизнь пронеслась в мозгу как суматошное скопление разрозненных воспоминаний. Он еще раз устремил свой взгляд на эту женщину, сверкающую невероятной белизной. Она была похожа на амфору из перламутра своими руками, закинутыми за голову; своими приподнятыми и победоносно стоящими женскими грудями; своими глазами, устремленными прямо на него, как будто они были знакомы много лет. Он все повторял и повторял про себя с выражением горечи и подавленности:

— Маха Гойи!.. Нагая маха!..»15.

Следует обратить внимание на слова «память», «вся жизнь» и «воспоминания», потому что они будут потом обыграны в тексте романа. Вторая глава начинается со слов: «Al recordar Mariano Renovales los primeras anos de su vida, su sensibilidad, siempre exquisita para las impresiones exteriores, evocaba un incesante choque de martitos»16. («Когда Мариано Реновалес вспоминал первые годы своей жизни с их повышенной восприимчивостью, таких очаровательных и всегда открытых для внешний впечатлений, то первыми воскрешал в памяти удары молота»17.) Исходя из текста первой главы, Мариано Реновалес вспоминает свое детство перед картиной Гойи «Нагая маха», поэтому вторая глава начинается со слов: «Когда Мариано Реновалес вспоминал...» Но, кроме первого абзаца, в котором четко прослеживается перекличка с предыдущей главой и можно выделить словесные отсылки (типа той, что использована в первом предложении), остальной текст второй главы излагает события в хронологическом порядке. И сюжетные и логические связи между первой и второй главами четко прослеживаются только в указанных отрывках.

Если рассматривать сюжет романа «Обнаженная» в хронологическом порядке, то первая глава должна завершать первую часть, а не открывать ее. Ведь в конце шестой главы первой части Мариано Реновалес вышел из своего дома и направился в музей, чтобы снова полюбоваться картиной Гойи. Получается, что вторая часть — это сюжетное продолжение первой главы первой части. Эти приемы испанские литературоведы назвали «традиционной» (или «старой») композицией18. Интересно отметить, что Висенте Бласко Ибаньес использовал ее практически во всех романах до 1912 года. Нам потребовался подробный текстологический анализ романа «Обнаженная», чтобы объяснить значение данного термина и затем на основе сопоставительного анализа установить, в чем уникальность романа «Средиземное море».

В романе «Los argonautas»19 (Буэнос-Айрес — Париж, 1913—1914) основное действие сосредоточено на приключениях Фернандо де Охеды. По этой причине его жизнь до поездки в Буэнос-Айрес описана очень коротко, как приключения Тонета из романа «Ил и тростник». А само путешествие в Аргентину рассказано со всеми подробностями. И, как и в других произведениях, в тексте дается расшифровка названию. Далее постараемся более подробно осветить вышеизложенные положения.

Роман «Аргонавты» интересен тем, что впервые Висенте Бласко Ибаньес отходит от «старой композиции» и начинает экспериментировать с формой. И заканчивается этот поиск нового созданием «Средиземного моря». Интересно отметить, что в хронологическом порядке эти два произведения отделяет одно — «Четыре всадника Апокалипсиса». При создании последнего Висенте Бласко Ибаньес ставил перед собой цель — помочь Франции и склонить своих читателей на ее сторону. Испанские литературоведы справедливо считают роман «Четыре всадника Апокалипсиса» написанным с позиции пропаганды и агитации20. По этим причинам Висенте Бласко Ибаньес использует отработанные композиционные приемы и делает отрицательными персонажами всех немцев. И в данном параграфе мы не рассматриваем роман «Четыре всадника Апокалипсиса», потому что в нем не прослеживается влияние Джеймса Джойса и нет отступлений от «традиционной композиции».

Роман «Аргонавты» можно рассматривать с двух точек зрения. Во-первых, данное произведение тесно связано с ранним творчеством Висенте Бласко Ибаньеса. Как и во всех романах, в нем дается объяснение названию. Но это не единственное, что его объединяет с ранним творчеством. Приведем еще один пример. Роман «Аргонавты» объединяет сюжет с ранним романом «La horda»21 общий герой — Исидро Мальтрана. И при внимательном прочтении можно выделить сюжетные переклички между этими двумя произведениями. В романе «Орда» описано детство и юность Исидро Мальтрана, а в «Аргонавтах» — его молодость. Данный прием испанские литературоведы назвали «разорванной биографией»22. И прослеживается он не только по отношению к Исидро Мальтрана, но и у его сына.

Следует отметить, что композиция романа «Аргонавты» показывает, что «традиционные формы» видоизменяются и превращаются во что-то новое. Проиллюстрируем это на конкретном материале. Первая глава знакомит читателя с главным героем — Фернандо де Охеда, который в своей каюте пишет письмо любимой женщине. В отличие от романа «Обнаженная», между первой и второй главами нет резкого разрыва во времени повествования, которое бы связывало между собой и главы, и части. Зато присутствует прием воспоминания. Историю жизни главного героя читатель узнает от него самого. В процессе создания письма Фернандо де Охеда вспоминает и свою возлюбленную, и всю свою жизнь. Так снова обыгран прием ретроспекции. В романе нет подробного рассказа об истории жизни главного героя, сообщаются только основные факты. Интересно также отметить, что в ранних романах события, начиная со второй главы первой части, излагаются строго в хронологическом порядке, за исключением первой главы первой части, которая, как и в романе «Обнаженная», является своеобразным прологом и одновременно связывает между собой первую и вторую часть. В романе «Аргонавты» отсутствует хронологическая последовательность событий. Фернандо де Охеда произвольно (точнее — в зависимости от своих ассоциаций) вспоминает прожитые годы, поэтому читатель сам расставляет факты по годам.

Во-вторых, в романе «Аргонавты» впервые сливаются воедино античная мифология и историческая реальность XX века. Действительно, Висенте Бласко Ибаньес заимствует у известного греческого мифа и детальное описание приключений во время путешествия, и страсть главного героя к идолу Золотого Руна, и корабль как средство передвижения, и большой временной промежуток между отплытием и местом прибытия, и многочисленные остановки во время плавания, и в конце романа достижение своей цели. Можно сказать, что линейная композиция (где началом линии является Мадрид, а концом Буэнос-Айрес) античного мифа и романа «Аргонавты» совпадает. И еще необходимо рассказать о приеме, который впервые использован в «Аргонавтах». Интересно, что в самом романе дается отсылка к античному мифу, когда в конце путешествия Фернандо де Охеда вместе со своим другом Исидро Мальтрана подводит итог поездки в Аргентину. «В памяти Исидро встало воспоминание об аргонавтах и их приключениях в поисках Золотого Руна.

— Мы — это современные аргонавты, только нам не нужно делать никаких усилий, чтобы отыскать Золотое Руно. Оно само идет нам навстречу. Вот оно... Посмотрите, как оно сверкает!...

И он указал Фернандо на купол здания парламента, отражавший солнечные лучи своими шпицами и гранями зеркальных стекол, врезанных в его крышу»23. Вот так в самом романе объясняется название и происходит перекличка с античным мифом.

Композиция романа «Средиземное море» отличается от других ранних произведений тем, что в нем не используется прием ретроспекции. И нам хотелось бы доказать, что это эксперимент, проделанный Висенте Бласко Ибаньесом под влиянием Джеймса Джойса. А в связи с тем, что испанский писатель создал только одно произведение под впечатлением от прочитанных им эпизодов «Улисса», то и отступление от «традиционной композиции» мы находим только в романе «Средиземное море». Надо отметить, что после 1917 года Висенте Бласко Ибаньес вернулся к уже привычным формам, потому что на его творчество повлияли другие авторы. Получается, что всего два произведения написаны под впечатлением от прочитанных текстов Джеймса Джойса: сборник «Валенсианские рассказы» и роман «Средиземное море». По этой причине мы и обратились к ним.

Особенность романа «Средиземное море» в том, что в нем последовательно (начиная с детства и заканчивая смертью) рассказывается о жизни испанского моряка Улисса Феррагута. И построено повествование не как хронологическое описание событий (это было в других романах), а как рассказ о внутренних изменений в душе главного героя. Впервые в творчестве Висенте Бласко Ибаньеса главными становятся не внешние факты, а мысли, чувства и ассоциации Улисса Феррагута. К этому следует добавить, что в романе «Средиземное море» подробно описаны (как в «Аргонавтах») все приключения главного героя. Но если в «Аргонавтах» главное в сюжете — это любовные похождения Фернандо де Охеды, то в романе «Средиземное море» главными становятся переживания Улисса Феррагута по поводу происходящих с ним событий. По этой причине в «Маге nostrum» нет ретроспекции, а вторая глава продолжает первую. А

историю семьи Улиссу рассказывает его дядя Тритон, когда маленький мальчик приехал увидеть дом, где жили его бабушка и дедушка по отцовской линии.

Во время создания романа «Средиземное море» Висенте Бласко Ибаньес перечитывал «Одиссею» Гомера. И это повлияло на композицию произведения. Ибо роман «Средиземное море» построен как описание двух одиссей, совершенных Улиссом Феррагутом. Висенте Бласко Ибаньесу важно было показать становление человека в условиях переходного времени конца XIX — начала XX века и одновременно расширить кругозор своих читателей через исторические и географические экскурсы. По этим причинам автор больше внимания уделяет описанию внутреннего мира главного героя, чем собственно сюжету. Странствия Улисса Феррагута в географическом отношении очень разнообразны. Висенте Бласко Ибаньес не стремился полностью копировать греческий миф. Его интересуют не собственно приключения во время плавания, а возможность показать становление человека, поэтому в романе описаны не одна, а две одиссеи. Во время первой Улисс Феррагут превращается из мальчика во взрослого мужчину. Во время второй из наивного обывателя, думающего только о собственной выгоде и о собственных желаниях, полностью равнодушного к мировой политике, Улисс становится ярым противником немцев и развязанной ими Первой мировой войне, которая принесла всем только горе и отчаяние.

В романе много ссылок на греческий миф: даются трактовки образам Одиссея, Пенелопы, Телемака, Цирцеи и других мифологических персонажей. Герои часто вспоминают «Одиссею» Гомера и сравнивают ее с народной версией. Они размышляют над затронутыми в тексте проблемами, стремятся увидеть в литературных персонажах реальных людей и понять их поступки. Улисс Феррагут одновременно старается походить на своего знаменитого предшественника и стремится отгородиться от него: он живет своей жизнью в своем реальном времени XX века. Возможно, такова позиция самого Висенте Бласко Ибаньеса: надо учиться совмещать реальное хронологическое существование и рассказанные всемирной литературой легенды и истории.

Во время первой одиссеи Улисс Феррагут побывал во всех городах Средиземноморского бассейна. Он изучил Тихий океан вместе с портовыми городами Северной и Южной Америки, один раз посетил Норвегию и Ирландию. Такое разнообразие в географии дало возможность писателю вставить подробные комментарии о флоре и фауне разных морей. Но Висенте Бласко Ибаньеса больше интересует возмужание главного героя и что он, Улисс Феррагут, видит в Одиссее в разные этапы своей жизни.

Мальчика назвали Улиссом в честь знаменитого путешественника, что несло в себе определенную смысловую нагрузку и определило его судьбу. Дядя заронил в племяннике жажду к приключениям и рассказал об Одиссее как об умном и решительном моряке, для которого море — это божество, требующее к себе поклонения. Усвоив этот урок, Улисс решил стать похожим на своего знаменитого предшественника: после смерти отца юноша бросил учебу на юридическом факультете Университета Валенсии и, окончив штурманские курсы, уплывает на первом же корабле на поиски приключений, которые продляться целых семь лет. К этому времени его мать, донья Кристина, переезжает в Барселону к своим братьям. Она поселилась в небольшом домике вместе со своей племянницей Синтой де Бланес, у которой море отняло всех ее родных. Девочка была бедной сиротой, поэтому с удовольствием приняла приглашение дальней родственницы.

В плавании Улисс не забывал о своем знаменитом тезке. Для юноши были важны сами приключения Одиссея, а не его психологический портрет. Он восторгался тем, сколько интересных мест посетил царь Итаки. Вот как описывается Улисс Феррагут во время своей первой одиссеи: «Deseoso de conocer nuevos mares y nuevas tierras, no reparaba en la lonquitud de los viajes ni en los puertos de destinto. Los capitanes británicos, noruegos y norteamericanos acogían con gusto a este ofícial de buenas maneras, poco exigente en la retributión. Así vagó Ulises sobre los océanos, como el rey de Itaca sobre el Mediterráneo, guiado por una fatalidad que lo alejaba de su patria con rudo empellón cada vez que se proponía regresar a ella. La vista de un buque anclado junto al suyo y próximo a partir con lejano destino era para él una tentatíon que le hacía olvidar la vuelta a Espaía»24. («Обуреваемый жаждой увидеть новые моря и новые земли, Улисс не считался ни с дальностью путешествия, ни с тем, куда судно направляется. Британские, норвежские и северноамериканские капитаны охотно принимали этого приветливого морского офицера, совсем не требовательного в деле вознаграждения. Так странствовал Улисс по океанам, как царь Итаки по Средиземному морю, руководимый роком, отдалявшим его от родины грубым толчком каждый раз, когда он собирался вернуться домой. Вид судна, стоящего на якоре около него и готового отойти в далекий порт, служил для него искушением, и Улисс забывал немедленно о своем намерении вернуться в Испанию»25.) И проплавал Улисс Феррагут по разным морям и океанам в течение долгих семи лет.

Неутомимая жажда к познанию новых морских путей томила его, как Одиссея, и привела к берегам Англии, Ирландии, Франции, Италии и Португалии. Молодой человек с сожалением замечал, что все портовые города одинаковые: вежде одни и те же развлечения, одни и те же забавы и шутки. Даже не зная языка, всегда можно практически точно определить, над чем смеются или плачут люди в приморских поселках. Улисс с ностальгией вспоминал красочные рассказы дяди Тритона о красотах портов. Его же самого гораздо больше занимал Отец Океан. Улисс любил изучать водное пространство. Но он не относился к нему как к объекту только научного поиска. Скорее, океан был для него божеством, которое позволило козявке-человеку лишь на сотую долю дать рассмотреть себя. По глубокому убеждению Улисса, главное богатство океана заключается в возможности жить на этой планете. И справедливо, что Бог-Отец сам распоряжается жизнью человека. В конце романа Улисс слышит голос своего божества и спешит к нему на его зов.

Конец первой одиссеи связан с переоценкой главным героем жизненных ценностей. Это произошло после того, как Улисс семь лет благополучно плавал и считал, что именно так и пройдет вся его жизнь. Но недалеко от португальского побережья произошла катастрофа, которая едва не закончилась смертью Улисса. Когда рыбаки его обнаружили, он был без сознания и видел перед собой свою мать, плетущую накидку. В его воспаленном мозгу она показалась ему Пенелопой, ожидающей своего Одиссея. И после двухмесячного отпуска, после тяжелой горячки Улисс, следуя за своим ведением, отправляется на Родину. Там он заново знакомится с Синтой де Бланес и женится на ней.

Вторую одиссею Улисс Феррагут совершает уже после смерти матери. Поводом для нее послужила покупка судна у родственников знакомого английского моряка. Улисс решил вложить все имеющиеся у него деньги и организовать свое предприятие по перевозке товаров. Он назвал свой корабль «Mare nostrum» в память о дяде Тритоне, потому что часто вспоминал старого морского врача. Улисс искренне верил, что можно увидеть своих умерших родственников, стоит только пристально вглядеться в морскую пену. Ведь его дядя, как и все моряки, не умер, а вместе с матерью Амфитритой живет на дне морском. Воспоминания о Тритоне часто сливались с размышлениями об Одиссее. Для Улисса новые земли и моря уже не представляли большого интереса. Он, имеющий жену и сына, увидел в Одиссее человека, стремящегося вернуться к родному очагу. Сам Улисс согласился на собственное дело только ради будущего своего сына. Ему нужно содержать семью, а денег с дивидендов с акций не хватало. К тому же время, проведенное вместе с женой, показало, что Синта — хорошая хозяйка, умеющая содержать дом в отсутствии мужа. А самому Улиссу домашняя жизнь быстро надоела. И он вскоре осознал, что ничто никогда не заменит ему море. И Улисс решил снова стать капитаном и наслаждаться волнами. Одновременно с этим время, проведенное на суше, побороло страх перед старостью: ведь он всегда может вернуться к своей семье и вести вполне обеспеченный образ жизни. И Улисс, подражая своему знаменитому тезке, решил побыстрее накопить денег, чтобы окончательно посвятить все время жене и сыну.

Осуществлению намеченных планов помогла начавшаяся Первая мировая война. В отличие от «Четырех всадников Апокалипсиса», текст которых насыщен подробными описаниями военных действий, в этом романе отсутствуют глобальные сражения. Наоборот, в «Средиземном море» описываются жители прибрежных городов, даже не осознающих масштабы происходящих на их глазах событий. Это простые обыватели, интересующие только домашними проблемами. Для них Первая мировая война — это что-то нереальное, затрагивающее единственно их бизнес. Все зло войны, по их мнению, заключается только в отсутствии торговли и разорении некоторых предприятий. Еще у многих забрали сыновей в армию. Но в романе описывается только начало Первой мировой войны, когда мобилизация еще не была поголовной.

Улисс Феррагут в самом начале своей второй одиссеи тоже относился к числу таких обывателей. Когда ему сообщили о начале Первой мировой войны, он сначала просто не поверил. Только статьи в газетах и усиленный таможенный контроль убедили главного героя в реальности происходящего. Улисс даже обрадовался войне: ведь увеличивается стоимость товаров, перевозимых по морю из одной страны в другую. «Нельзя упускать возможность разбогатеть!» — подумал про себя Улисс26.И «Mare nostrum» неутомимо плавает и в Средиземном море, и в Тихом океане, и пробирается к берегам Англии и Франции. Для команды Улисса Феррагута нет преград. Ему все равно, кто с кем воюет. Единственное ограничение, которое он для себя вводит — это товар: только продовольствие или предметы первой необходимости, но никакого оружия.

Полгода плавал корабль «Mare nostrum», принося большие прибыли своему капитану. Но в Неаполе штурман обнаружил пробоину, которая могла погубить судно. Всей команде пришлось задержаться в этом морском городе. Больше всех от этого страдал Улисс: ему было скучно в Неаполе. И он решил уехать на экскурсию по древним городам Италии. В Помпее Улисс встретил прекрасную незнакомку. Неприступность и красота молодой женщины очаровали его. И Улисс решил покорить ее, добиться, чтобы она стала его. Познакомившись в поезде, в котором они вместе возвращались в Неаполь, он узнал много сведений о ней: ее имя — Фрейя; то, что она тоже живет возле гавани, но в данный момент уезжает вместе с подругой в небольшое путешествие. Последнее обстоятельство очень огорчило Улисса. Вернувшись в Неаполь, он первым делом выяснил название отеля, в котором проживала в то время незнакомка, а затем дожидался ее возвращения. Когда освободился номер, Улисс переехал в гостиницу, в которой остановилась Фрейя. После ее возвращения в Неаполь он начинает преследовать молодую женщину. Ухаживания Улисса были настолько навязчивыми, что Фрейя в конце концов сдалась. И молодая женщина, к восторгу моряка, отдалась ему в гостиничном номере. Это был самый счастливый момент в жизни Улисса. Никогда больше он не испытывал такого восторга и одновременно такого подъема душевных и физических сил.

Во время своего «неаполитанского» романа Улисс забыл про свой корабль, про свою семью, а самое главное — он забыл про море. Когда Фрейя призналась, что она — немка и работает на немецкое правительство, то первой реакцией Улисса было удивление. Он никак не мог понять, как данное обстоятельство может отразиться на их взаимоотношениях. И Фрейя рассказала, что ей нужно перевести под видом продовольствия бочки с бензином. Это для ее друзей, которые из-за блокады никак не могут добраться до ближайшего порта. После недолгих колебаний Улисс дал согласие возглавить экспедицию, ведь он так был влюблен в эту женщину. И на следующей неделе они вышли в Средиземное море. Поездка была удачной. Правда, Улисс не взял свою команду, а согласился возглавить ту, с которой его познакомила Фрейя. Груз был доставлен по месту назначения.

И тогда пришла расплата. Фрейя оказалась Цирцеей. Улисс узнал, что бензин нужен был немецкой лодке, которая плавает в Средиземном море. А его единственный сын, который поехал на поиски пропавшего отца, погиб на пароходе, торпедированном этой подводной лодкой. Улисс понимает, что это расплата и за супружескую измену, и за равнодушное отношение к войне, и за непочтение к Отцу-Океану. Ведь он так увлекся своим желанием покорить Фрейю, что его корабль, полностью отремонтированный, долгое время стоял без дела в неаполитанском порту, а затем участвовал в неправедном деле: перевозил бензин для немецкой подводной лодки. Это явное непочтение к морскому божеству, которое справедливо наказало отступника.

Возвратившись домой в Испанию, Улисс первой увидел свою жену, мужественную Пенелопу, встречающую после долгой разлуки своего мужа словами утешения. Для него ее прощение было гораздо тягостнее, чем упреки. Улисс сам себе не смог простить, что по его вине погиб сын. Он распускает команду, а свой корабль переделывает из гражданского в военный и вступает в армию союзников. Улисс не столько мстит немцам, сколько вымаливает прощение у Отца-Океана. Ему надо найти примирение не только с самим собой, но и с окружающим миром.

Улисс заново переоценивает все свои жизненные ценности и пытается понять причины собственных ошибок. Во время самопознания главный герой понимает, что никогда не любил свою жену, а сына практически не знал, потому что не наблюдал за тем, как тот растет. Его брак был скорее данью традиции и желанием угодить матери, чем его собственным решением, основанном на взаимном чувстве. А вот любовь к Фрейе была искренней, и поэтому такой яркой для Улисса. И его главная ошибка заключалась не в том, что он поддался чувствам, а в том, что позволил себе смешать личную и профессиональную жизнь. Улисс наконец понял, почему его дядя Тритон всегда говорил о Средиземном море как о рабовладельце. И каждый моряк должен стать его бесправным рабом, иначе Отец-Океан не позволит ему беспрепятственно бороздить его воды.

После полного демонтажа своего корабля главный герой покидает берега Испании. Французское командование оценило быстроходность маленького судна и прикомандировало новую команду Улисса к «флоту перевозок» (так назывались корабли, доставляющие действующим кораблям продовольствие и боеприпасы). И «Mare nostrum» во главе со своим капитаном снова плавал в Средиземном море. Улисс иногда получал задания доставить к местам сражения курьеров. А один раз он перевозил французского генерала. Но все эти маршруты полностью совпадали с теми, по которым моряк плавал в то время, когда был жив его сын. Улисс стал замечать, что его военная деятельность — это зеркальное отражение его прежней жизни. И как доказательство этой теории, он снова встречается с Фрейей. Как и в прошлый раз, Улисс увидел ее случайно на улице. И сразу понял, что до безумия влюблен в эту женщину. Он так и не смог разоблачить прекрасную немецкую шпионку, до конца оставаясь ее пленником.

Интересно отметить, что в испанских биографических работах указывается прототип образа Фрейи. Обратимся к книге Эмилио Гаско Контеля «Гений и личность Бласко Ибаньеса», ибо он очень подробно излагает историю создания всех произведений испанского писателя. Главное место в этой биографии занимают современники и жизнь Висенте Бласко Ибаньеса. Эмилио Гаско Контель приводит обширный материал, взятый из воспоминаний друзей и из интервью испанского писателя. В случае, если сведения нельзя проверить биограф их опускает или же пишет о том, что по поводу данного произведения можно прочитать в других биографиях. В его книге приводятся следующие сведения по поводу истории создания образа Фрейи: «Есть в этом романе одна глава, с написанием которой больше всего медлил быстрый на руку писатель. Она написана на основе реальных событий и делает образ Фрейи более реалистичным и одновременно более трагичным. Речь идет о сцене расстрела Фрейи. Хочу еще напомнить то, что до меня говорили мои предшественники. Сцена расстрела Фрейи в точности воспроизводит описание смерти знаменитой танцовщицы Мата Хари. Повторю, что «это космополитический продукт, приспособленный к легенде, обвиняющий шпионаж во время Великой войны». Как и в реальности, действие разворачивается во рву, окружающем крепость Винсеннес. Хочу напомнить историю создания этой сцены. Дело в том, что сначала в романе «Средиземное море» ее не было. Уже были отпечатаны первые листы этого произведения, а судьба Фрейи так и не была решена. И только когда был подготовлен рабочий вариант романа «Средиземное море», тогда Висенте Бласко Ибаньес узнал от собственного адвоката шпионки детали одиссеи и смерти Мата Хари. Испанский писатель сразу сел и полностью переделал конец своего произведения. И мы можем сказать, что сцену расстрела он взял из действительности, принимая во внимание противоречие между фантазией писателя и реальной жизнью. Что касается оставшейся части романа, то фигура Мата Хари не только не влияла на Висенте Бласко Ибаньеса, когда он создавал свою Фрейю, но романист даже не знал о ее существовании до конца написания и завершения романа «Средиземное море». Подтверждение этому мы находим в его записях и в первом варианте данного произведения»27.

В конце романа, когда в корабль «Mare nostrum» попала немецкая торпеда и Улисс осознал неизбежность своей смерти, он видит в морской воде дядю и слышит женский голос морского божества. Это было состояние его детства, когда ничто не нарушало внутренней гармонии между реальностью и сказкой, когда все казалось возможным и вполне реальным. И только в момент возвращения собственных воспоминаний и с ними связанных чувств Улисс понимает, что он полностью прощен и может присоединиться к своим предкам, попасть в свиту прекрасной и божественной Матери Амфитриты. В сознании главного героя вновь соединяются реальные и мифологические персонажи в единое неразложимое и по-настоящему живое целое. И Улисс сам бросается в море с борта торпедированного корабля со словами: «Амфитрита! Амфитрита!», как бы призывая великую морскую богиню принять его в свою почетную свиту.

В конце этого параграфа нам хотелось подвести некоторые итоги. Роман «Средиземное море» сочетает в себе черты ранних произведений и одновременно отличается от них. И только сравнительный анализ позволяет точно установить традиционность и новаторство «Mare nostrum».

С ранними произведениями этот роман объединяет название, которое раскрывается в тексте. Неоднозначность трактовки словосочетания «Mare nostrum» позволяет испанскому писателю обыграть его. На примере других романов мы хотели показать, что данный прием неоднократно использовался в творчестве Висенте Бласко Ибаньеса.

Второе, что объединяет «Средиземное море» с другими романами, это тема странствий, освещение которой менялось в зависимости от периода творчества Висенте Бласко Ибаньеса. В данном параграфе мы представили классификацию испанских литературоведов от самых ранних произведений до «Mare nostrum». И на примере одного романа показали, как раскрывалась тема странствий в каждый период творчества. Единственно, в чем отошли от традиционной классификации, это при освещении романа «Аргонавты». Мы особо выделили его и разбирали как самостоятельное произведение. Это связано с тем, что в данном романе впервые тема странствий выдвигается на первый план и из второстепенной становится главной. И очень подробно был разобран роман «Средиземное море». Это произведение построено как описание двух одиссей Улисса Ферратута. И тема странствий стала ведущей в данном романе.

Новаторство «Средиземного моря» связано прежде всего с композицией. Во всех других романах использовался прием ретроспекции. Мы постарались показать его на примере романа «Обнаженная». Единственное произведение, в котором не использовался данный прием, это «Средиземное море». Нам кажется важным обратить внимание на то, что только в «Mare nostrum» можно выделить линейную композицию, потому что в нем рассказывается о жизни Улисса Феррагута, начиная с самого раннего детства и заканчивая его смертью. И в отличие от других романов, в этом произведении вторая глава продолжает первую, а не последнюю первой части. Это связано с тем, что для Висенте Бласко Ибаньеса важно было проследить становление личности Улисса Феррагута, а не проследить историю его семьи или же рассказать про его родной город или же деревню. По этим причинам в романе «Средиземное море» подробно описаны не только приключения главного героя, а его мысли и чувства. Иногда Улисс пытается проследить, как меняется его отношение к одним и тем же событиям, выяснить причины своих поступков и лучше понять, как устроен его внутренний мир. Это происходит после смерти сына, когда у главного героя появилось время для самоанализа. Подводя итоги, хотим подчеркнуть, что новаторство романа «Средиземное море» связано с композицией, а также с образом главного героя. Все эти нововведения связаны с романом «Улисс» Джеймса Джойса. Освещению данной проблемы посвящены следующие два параграфа, поэтому в этом она только упоминается.

Примечания

1. Следует отметить, что данное словосочетание пришло в испанский язык из латинского языка. В традиционном кастильском и в валенсианском диалектах оно имеет несколько значений, совпадающих с теми, которые были в языке-источнике. Интересно, что Висенте Бласко Ибаньес обыгрывает три значения данного словосочетания, поэтому и в работе внимание сосредоточено на этих трех.

2. Существует два перевода на русский язык этого романа. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 13. Ярмарка тщеславия. М., «Сфинкс», 1911. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 13. Бесшабашная жизнь. М., «Современные проблемы», 1912.

3. Интересно, что русские переводчики воспользовались именно этой версией, тем более, что она совпадает с подстрочным переводом на русский язык. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Родное море. Петроград, «Мысль», 1924.

4. Следует отметить, что последняя двенадцатая глава так и называется: «¡Anfitrite...! ¡Anfitrite...!» См.: Vicente Blasco Ibañez. Mare nostrum. La Habana, 1975, p. 495—534. И в самом конце романа звучат последние слова Улисса Феррагута, которые полностью совпадают с названием главы. См. страницу 534 указанного издания.

5. Эти материалы взяты из «Испанско-русского фразеологического словаря». См.: Испанско-русский фразеологический словарь. М., «Русский язык», 1985, с. 52.

6. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 13. Ярмарка тщеславия. М., «Сфинкс», 1911.

7. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 13. Бесшабашная жизнь. М., «Современные проблемы», 1912.

8. Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 13. Ярмарка тщеславия. М., «Сфинкс», 1912, с. 45.

9. См.: Sosa, Rafael. Vicente Blasco Ibañez a través de sus cuentoe y novelas valencianos. Madrid, 1974, c. 46. Mauricio Xandro. Blasco Ibañez. Madrid, 1971, p. 75.

10. См.: Gansó Cortell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurero y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 46. Xandró, Mauricio. Blasco Ibañez. Madrid, 1971, p. 26.

11. См.: Sosa, Rafael. Vicente Blasco Ibañez a través de sus cuentos y novelas valencianos. Madrid, 1974, p. 71. Xandró, Mauricio. Blasco Ibañez. Madrid, 1971, p. 91.

12. Существует два перевода этого романа на русский язык. Первое — «Обнаженная» в московском издании. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 12. М., «Современные проблемы», 1911. Второе — «Нагая маха». См.: Висенте Бласко Ибаньес. Нагая маха. Рига, 1924.

13. Наиболее полно композицию всех романов Висенте Бласко Ибаньеса рассматривает литературовед Эмилио Гансо Кортель. В своей монографии он не только дает полный обзор всем классификациям произведений испанского писателя, но и подводит итоги, суммируя и выделяя наиболее правильные с его точки зрения теории. См.: Gansó Cortell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurera y novelas ta. Madrid, «Aguado», 1957, p. 121—124.

14. Vicente Blasco Ibañez. Obras complétas. Tomo I. Madrid, 1949, p. 1526.

15. Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 12. Обнаженная. М., «Современные проблемы», 1911, с. 20.

16. Vicente Blasco Ibañez. Obras complétas. Tomo I. Madrid, 1949, p. 1526.

17. Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 12. Обнаженная. М., «Современные проблемы», 1911, с. 22.

18. См.: Gansé Cortell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurero y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 121—124. Sosa, Rafael. Vicente Blasco Ibañez a través de sus cuentos y novelas valencianos. Madrid, 1974, p. 20. Mauricio Xandró. Blasco Ibañez. Madrid, 1971, p. 59.

19. Существуют два перевода этого романа на русский язык. Первое — «За золотым руном». См.: Висенте Бласко Ибаньес. За золотым руном. Петроград, «Национальная библиотека», 1915. Второе — «В погоне за золотом». См.: Висенте Бласко Ибаньес. В погоне за золотом. Петроград, «Национальная библиотека», 1918.

20. См.: Gascó Contell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurera y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 122—124. Gómez de Baquero, Eduardo. Las novelas de Blasco Ibañez. En «Cultura española», XII, 1937, p. 26.

21. Существуют два перевода этого романа на русский язык. Первый — «Отбросы жизни». См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 6. Отбросы жизни. М., 1910. Второй — «Дикая орда». См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 3. Дикая орда. М., 1910.

22. Gascó Contell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurera y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 109. Gómez de Baquero, Eduardo. Las novelas de Blasco Ibañez. En «Cultura española», XII, 1937, p. 26. Xandró, Mauricio. Blasco Ibañez. Madrid, 1971, p. 97.

23. Висенте Бласко Ибаньес. В погоне за золотом (Аргонавты). Петроград, «Мысль», 1918, с. 101.

24. Vicente Blasco Ibañez. Obras complétas. Tomo II. Madrid, «Aguilar», 1949, c. 1042.

25. Висенте Бласко Ибаньес. Родное море. Петроград, «Мысль», 1964, с. 64.

26. Висенте Бласко Ибаньес. Родное море. Петроград, «Мысль», 1924, с. 75.

27. Gascó Contell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguidador, aventurera y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 126—127.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь