(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

§ 1. Роль романа «Улисс» Джеймса Джойса в творчестве Висенте Бласко Ибаньеса

Первое знакомство Висенте Бласко Ибаньеса с творчеством Джеймса Джойса состоялось в 1904 году1. Об этом факте мы узнаем благодаря его «Литературному Дневнику». Следует отметить, что по сведениям Рамона Мартинеса де ла Ривы испанский писатель вел записи в течение всей своей жизни. Интересно, что в других биографиях «Литературному Дневнику» не придается никакого значения, как если бы его вообще не было. В книгах о жизни и творчестве Висенте Бласко Ибаньеса больше всего внимания уделяется воспоминаниям современников и журнальным или газетным интервью. А исследования вариантов текста и записей в «Литературном Дневнике» отсутствуют или же только упоминаются в связи с рассматриваемым периодом жизни. В этой главе мы предлагаем иной подход. Нам кажется интересным взять за основу «Литературный Дневник» Висенте Бласко Ибаньеса и проследить не только первоначальный замысел романа, его первые наброски и записи, но и осветить высказывания испанского писателя о творчестве Джеймса Джойса, что позволит по-новому взглянуть на всемирно известные произведения. А также прояснить некоторые места из романов Висенте Бласко Ибаньеса.

Следующий год, в котором встречается имя Джеймса Джойса, это 1912 год2. Это было время, когда испанский писатель занимался в основном рекламой своих произведений и собраний сочинений. В 1909 году Висенте Бласко Ибаньес отправляется в Южную Америку3. Он преследовал две цели. Во-первых, его родственники купили поместье в Аргентине и пригласили его их навестить. К этому следует добавить, что Висенте Бласко Ибаньес хотел приобрести земли в Испании, но ему отказали, сославшись на его статус политического изгнанника. И ему очень понравилась идея приобрести земли в Южной Америке. Во-вторых, в 1909 году к испанскому писателю пришла мировая известность. И в странах Южной Америки увеличился тираж его книг, поэтому аргентинские издатели пригласили испанского писателя провести рекламную кампанию. К этому следует добавить, что в этом же году Висенте Бласко Ибаньесу предложили издать перевод на английский язык романа «La barraca»4. К сожалению, этот проект оказался провальным. Эти причины побудили Висенте Бласко Ибаньеса поехать сначала в Аргентину к своим родственникам, а потом участвовать в издании и рекламной кампании, проводящейся в Южной и Северной Америках в 1912—1913 годах.

Висенте Бласко Ибаньес был очень деятельной натурой. Его всегда интересовали самые разные проблемы, поэтому он никогда по своей воле не останавливался надолго в одном и том же городе. И из Буэнос-Айреса испанский писатель возвращался в Париж, оттуда снова плыл в Южную Америку. Ему очень нравилось такая кочевая жизнь, потому что она полностью соответствовала его жажде приключений. В связи с этим важно отметить, что в начале 1910 года Висенте Бласко Ибаньес приехал в Париж на презентацию своего нового собрания сочинений на французском языке. В это время испанский писатель постоянно давал интервью, которые печатались во всех крупных французских изданиях. И в том же 1910 году Висенте Бласко Ибаньес решил не ограничиваться публикацией только своих романов. Он написал и опубликовал целую серию интервью, в которых размышляет о творчестве других писателей. (Упомянем только самых известных: Оноре де Бальзак, Виктор Гюго, Эмиль Золя, Гюстав Флобер; Уильям Шекспир; Антон Чехов.)5 И одно интервью Висенте Бласко Ибаньес посвящает творчеству Джеймса Джойса6. После парижской рекламной кампании испанский писатель сел на первый пароход, отправляющийся в Буэнос-Айрес, и уже в конце 1910 года он живет в Аргентине у своих родственников.

Висенте Бласко Ибаньес продолжал вести свой «Литературный Дневник», в который записывал все свои впечатления и идеи. В Нью-Йорке во время рекламной кампании 1912 года он снова услышал о Джеймсе Джойсе. Даже вырезал из газеты заметку, явно напечатанную для создания ажиотажа вокруг нового произведения писателя, которое еще даже не было полностью написано (имеется в виду роман «Улисс»), тем более что в то время готовились к изданию «Дублинцы» и «Портрет художника в юности». Помещать в газеты объявления о новых романах известных писателей, которые только приступали к их созданию, было характерно для североамериканских журналистов. Например, в газетах в 1912 году было сообщение о скорой публикации романа Висенте Бласко Ибаньеса «Город надежды», который так и остался незаконченным и никогда не печатался7.

В газетной заметке было сказано: «Этот скандальный писатель Джеймс Джойс сейчас пишет роман об Улиссе. Возможно, что окончательное название будет как-то связано с именем главного героя. Не пропустите новинку сезона. Вы об этом не пожалеете»8. Как уже было сказано, Висенте Бласко Ибаньес вырезал эту заметку и сделал пометку: «Идея создать роман на основе мифа очень привлекательна, но действие надо перенести в наши дни. Надо подумать, тем более, что материал есть»9. Следует отметить, что Висенте Бласко Ибаньес уже писал об античных богах и героях. Назовем самый известный роман — «Куртизанка Сонника». Действие в нем разворачивается в глубокой древности в Валенсии во времена жизни Ганнибала. Возвращаясь к газетной заметке, важно подчеркнуть, что Висенте Бласко Ибаньес увидел для себя новую тему, развивающую старую: перенести античных богов и героев в XX век.

У испанского писателя созрел замысел целой серии романов. И первым произведением, в котором античная мифология тесно переплетается с современностью, стали «Аргонавты». После выхода в свет в 1913 году роман сразу стал популярным10. В том же году Висенте Бласко Ибаньес объявил, что собирается написать другие произведения на эту тему. И сразу появляются объявления в газетах, хотя ни один из первых вариантов так и не был написан. Для доказательства мы позволим себе процитировать Эмилио Гаско Контеля, потому что в его книге «Талант и личность Бласко Ибаньеса» перепечатаны интервью испанского писателя и газетные заметки того времени: «Висенте Бласко Ибаньес в своем последнем интервью объявил, что собирается написать три романа, которые продолжат темы и сюжет, использованные в «Аргонавтах». Их рабочие названия: «La ciudad de esperanza» («Город надежды»), «La tierra de todos» («Земля всех людей»), «Los Murmullos de la selva» («Жалобы сельвы»). В газете, в которой была напечатана реклама этих произведений, написано: «Его серия американских романов должна была стать самым точным, самым полным и самым эмоциональным творением из всего, что было написано об эпопее освоения Нового Мира». К сожалению, все эти проекты так и не воплотились в художественные произведения. И причиной этому стала Первая мировая война»11.

Начало Первой мировой войны застало Висенте Бласко Ибаньеса в Аргентине. Это событие действительно многое изменило в его жизни. На первом же пароходе испанский писатель уплывает в Париж. Висенте Бласко Ибаньес сразу отказался от позиции пассивного наблюдателя. Он — сторонник Франции и готов всем доказывать справедливость этой позиции. В итоге изменилась его жизнь, изменились и творческие планы. В период с 1914 по 1915 год Висенте Бласко Ибаньес не написал ни одного художественного произведения. Только листовки, только интервью, только агитация — вот что занимало все время испанского писателя. Еще раз мы хотим обратить внимание, что в 1915 году Висенте Бласко Ибаньес дописывает и публикует сборник рассказов «Cuentos valencianos». Напомним, что создавал он это произведение под влиянием «Дублинцев» Джеймса Джойса. Очень важно отметить, что для испанского писателя значимыми были не только рассказы из сборника, но и собственные мысли по поводу прочитанного, ибо на основе текста и собственных рассуждений Висенте Бласко Ибаньес создавал свои «Валенсианские рассказы». К этому необходимо добавить, что испанский писатель как бы переносил место действия из Дублина в Валенсию, соединяя воедино собственные наблюдения за своими соотечественниками с литературным вариантом. И среди записей в «Литературном Дневнике» Висенте Бласко Ибаньеса мы процитировали одну, в которой рассматривается связь между «Дублинцами» и текстом Библии. При этом указывалось, что в «Валенсианских рассказах» подобного типологического сходства не наблюдается. И действительно, примерно в 1915 году Висенте Бласко Ибаньес задумал и начал писать новый роман, целиком построенный на библейских сюжетах и ассоциациях. Речь идет о романе «Четыре всадника Апокалипсиса». Рассмотрим это произведение с точки зрения влияния «Дублинцев» Джеймса Джойса.

Роман «Четыре всадника Апокалипсиса» создавался в период 1915—1916 года. В этом произведении Висенте Бласко Ибаньес впервые в своем творчестве использует в качестве литературного источника Библию. В романе все герои рассуждают, спорят и находят каждый свое видение Дьявола. Многие исследователи находят в тексте «Четырех всадников Апокалипсиса» цитаты из Ветхого Завета, Евангелия, Посланий Апостола Петра и вынесенного в название «Откровения Иоанна Богослова». В качестве одного примера приведем историю, рассказанную в книге Эмилио Гаско Контеля «Гений и личность Бласко Ибаньеса»: «Когда роман «Четыре всадника Апокалипсиса» напечатали в США, многие читатели решили поделиться своими впечатлениями с автором. По этим причинам Висенте Бласко Ибаньес получал ежедневно сразу по несколько писем из Америки. Одно из них написал американский протестантский пастор, представляющий одну из многочисленных сект североамериканских евангелистов, который попросил Висенте Бласко Ибаньеса помочь ему правильно понять текст «Откровения Иоанна Богослова» и дать свое толкование знаменитого Знамения. В своем письме пастор написал, что в романе Бласко Ибаньес показал свою эрудицию в области библейских текстов, поэтому он обращается к испанскому писателю как к новому пророку, который уже уяснил для себя сакральный смысл канонического — текста, поэтому он вправе довести новое толкование до простых прихожан. У самого пастора до романа «Четыре всадника Апокалипсиса» были сомнения в истинности святости текста «Откровения Иоанна Богослова». Но после слов Висенте Бласко Ибаньеса все сомнения пропали. И священник сожалеет, что позволил себе сомневаться в таком великом произведении»12. В своей книге Эмилио Гаско Контель приводит анализ романа «Четыре всадника Апокалипсиса» с точки зрения трактовки библейских текстов и другими священниками и некоторыми филологами, специализирующимися на Евангелии. Вывод, к которым пришли исследователи, един: в романе дается интересная концепция, основанная на блестящем знании Библии и на глубоком анализе событий времен Первой мировой войны. Висенте Бласко Ибаньесу удалось соединить описание XX века с религиозным текстом. К такому выводу пришли все исследователи, и Эмилио Гаско Контель присоединяется к ним13.

Вопрос о том, почему Висенте Бласко Ибаньес, до этого произведения писавший только антирелигиозную литературу, обратился к священным для католиков текстам, ими не затрагивался. Хотя здесь заметна любопытная перемена: положительным героем стал не атеист, отвергающий все постулаты Церкви, а образованный человек, верящий в Бога. Попробуем проследить данную метаморфозу.

Еще раз напомним, что в 1915 году Висенте Бласко Ибаньес внимательно читал сборник «Дублинцы». И в своем «Литературном Дневнике» он отметил связь между этим произведением и Евангелие. Позже испанский писатель сам решил перечитать всю Библию. Особенно ему понравилось «Откровение Иоанна Богослова». И когда он полностью погрузился в библейский текст, тогда у него появился замысел нового романа. В итоге были написаны «Четыре всадника Апокалипсиса». Наше внимание особо привлекла одна запись, прямо указывающая на связь между «Дублинцами» и этим романом: «Джеймс Джойс помог мне по-новому увидеть религию. Конечно, у меня нет и никогда не будет такой слепой веры в Господа и такого отчаяния от осознания того, что привычная нам, католикам, с детства сказка оказалась ложью даже с точки зрения источников. А ведь я действительно совсем не знаю ни Ветхий Завет, ни Евангелие. Только молитвы да проповеди. И то только те, которые заставляли учить меня в детстве. А сам я никогда не задумывался всерьез о Боге. Спасибо Джойсу за то, что показал красоту и своеобразие гениальных литературных источников, которые благодаря неучам превратились в полное дерьмо»14. Данная цитата доказывает, что перемена во взглядах Висенте Бласко Ибаньеса произошла благодаря Джеймсу Джойсу, но этим влияние последнего не ограничивается.

В романе «Четыре всадника Апокалипсиса» прослеживается связь не только с Библией, но и с греческой мифологией. Еще раз напомним, что Висенте Бласко Ибаньес вырезал и наклеил в свой «Литературный Дневник» заметку о новом романе об Улиссе Джеймса Джойса. Эта газетная вырезка натолкнула испанского писателя на идею соединить в одном произведении греческих и библейских персонажей. И в его романе «Четыре всадника Апокалипсиса» описаны не только знаменитая кавалькада и Моисей, но и кентавры и циклопы. Древнее мифологическое пространство пересекается с библейскими преданиями и в конце вторгается в реальное время XX века. Возможно, данным приемом Висенте Бласко Ибаньес хотел показать, что не существует в природе и человеческой истории единства. Слишком много разных теорий придумали люди. И все же стоит попробовать соединить то, что другие не пробовали соединять. Это одна из главных тем романа «Четыре всадника Апокалипсиса».

И последнее произведение, в котором прослеживается влияние Джеймса Джойса, это «Mare nostrum»15. Интересно отметить, что в этот роман Висенте Бласко Ибаньес включил описание, правда очень краткое, Ирландии. Как написал в первом издании своей книги Рамон Мартинес де ла Рива, испанский писатель написал в своем «Литературном Дневнике», что «этот роман все заканчивает, необходимо отдать все мои долги, даже косвенные»16. По версии биографа, «Средиземное море» — это прощание с творчеством Джеймса Джойса17. Висенте Бласко Ибаньес подводит итоги и уже никогда больше не возвращается ни к «Дублинцам», ни к «Улиссу». Следует отметить, что роман «Портрет художника в юности» ни разу не был упомянут в «Литературных Дневниках». Мы не знаем точно отношение Висенте Бласко Ибаньеса к данному произведению, поэтому и в работе оно не разбирается.

Примечания

1. См.: Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, с. 31.

2. Ibid. С. 37.

3. Очень подробно, буквально по дням описано пребывание Висенте Бласко Ибаньеса в период 1909—1914 года в книге Леона Роки. Биограф отмечает, что испанский писатель жил в этот период между Буэнос-Айресом и Парижем. Раз в четыре месяца переплывал океан и нигде не задерживался надолго. Единственное, что не описал, а только упомянул Леон Рока, это рекламное турне по Северной Америке и вторую рекламную компанию, проведенную Висенте Бласко Ибаньесом по странам Южной Америке. См.: Leon Roca, José Luis. Blasco Ibañez. Valencia, 1967, c. 448—528.

4. Существует три перевода этого романа на русский язык: «Хижина», «Барак» и «Проклятый хутор» («Хутор»). См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 2. Хижина. М., «Сфинкс», 1910. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 1. Проклятый хутор. М., «Современные проблемы», 1911. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Барак. Петроград, «Мысль», 1918. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Избранные произведения. Том 1. Хутор. «Художественная литература», М.—Л., 1959, с. 1—166.

5. Тексты интервью и их анализ приводятся в книге Рамона Мартинеса де ла Ривы. См.: Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 33, 39—42.

6. Ibid. p. 33.

7. История о предварительной публикации объявления о начале печати несуществующего романа рассказана в книге Эмилио Гаско Контеля. См.: Gascó Contell, Emolio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurero y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 119—124.

8. Эти материалы взяты из книги Рамона Мартинеса де ла Ривы. Мы еще раз хотим обратить внимание, что ни название газеты, ни даже точного английского варианта он не привел, потому что в Испании и сейчас принято или печатать текст на иностранном языке только в случае, если он полностью сохранен. Если такой уверенности нет (как в данном случае), то принято переводить недословно на испанский язык материалы, касающиеся испанских писателей и художников. Тем более, что в данном случае речь, скорее всего, идет не о солидном издании, а о бульварной газете. Более подробно этот эпизод из жизни Висенте Бласко Ибаньеса описан в книге: Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 45—48.

9. Ibid. p. 46.

10. Надо отметить, что влияние Джеймса Джойса на роман «Аргонавты» в том, что в этом произведении Висенте Бласко Ибаньес впервые перенес античный сюжет в XX век, хотя сам роман во многом очень напоминает его прежние произвения. Более подробно мы осветим данную тему во втором параграфе.

11. Gascó Contell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurera y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, c. 120.

12. Gascó Contell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. Aguitador, aventurera y novelista. Madrid, «Aguado», 1957, p. 137.

13. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 137—139.

14. Ibid. p. 40.

15. Более подробно влияние роман Джеймса Джойса «Улисс» на роман Висенте Бласко Ибаньеса «Средиземное море» будет рассмотрено в третьем и четвертом параграфе.

16. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 42.

17. Более подробно эта версия изложена в книге: Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 42—44.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь