(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

2.8. Подмена компонента по рифме и аналогии

В романе можно встретить и такие образования, которые не подходят под описание с помощью существующих в языке моделей. Например, подмена смыслового компонента по аналогии или рифме или за счет графического искажения слова. Текстами оригиналами в таких примерах часто выступают детские стишки или известные песни:

1. Birds of a feather laugh together (p. 409) — рыбак с рыбаком веселятся рядком. Детский стишок:

Birds of a father flock together
And so will pigs and swine
Rats and mice will have their choice
And so will I have mine

2. Ticktacktwo wouldyousetashoel (p. 486) — Часики тик-так, тик-так, вот, сапожник, мой башмак. Оригинальная строчка из одного из детских стишков «Матушки гусыни» звучит следующим образом: Ticktack/oe — игра в крестики-нолики, а в отношении башмачника — его манера шить, ремонтировать обувь, вбивая гвоздики крест — накрест.

3. chuckingout time (p. 424) — Скоро вышибать будут. Подмена компонента глагола «check out» — освободить помещение; глагол «to chuck» — увольнять, отказывать

4. Let there be life — фраза, построенная аналогично фразе из Бытия 1:3 «Let there be light», «И сказал Бог: да будет свет».

5. Джойс образует окказионализмы и по аналогии в том числе. Так он придумывает новые жанры книг: politic, infantic, culinic, histeric, medic, cosmic, hilaric, journalic, erotic, astric, parsimonic — политическая, инфантильная, кулиническая, истерическая, медицинская, позывательная, юмористическая, жирнолистика, эротическая, астрософическая, сберегательная. Еще одним ярким примером образовании девиации по аналогии является пародирование теософистики, склонность к терминам Санскрита: tãlãfãnã, ãlãvãtãr, hãtãkãldã, wãtãclãsãt — телефон, лифт, горячая и холодная вода, туалет (p. 301).

6. Для того, чтобы запомнить некоторые сложные для нее названия, Мэрион Блум использовала ассоциативную память, представляла, как будет выглядеть слово, с замененными по аналогии компонентами: metempsychosis — met him pike hoses (p. 653)

Все множество подобного рода девиаций служит одной цели — созданию комизма. Чувство комического — одна из главных, доминирующих сторон в натуре художника и его видении мира, а отсюда, и неизбежность и в его описаниях. В романе развернут полный комический репертуар: шутки, остроты, каламбуры, комические ситуации, комические стилевые приемы.

Среди функций, присущих подобным девиациям, можно также выделить антропоцентризм. Прежде всего, антропоцентризм в романе выражается в триединстве — автор — герой — читатель.

Антропоцентризм — учение, по которому человек есть центр и высшая цель мироздания. Кроме того, это и неотъемлемая человеческая черта, проявляющаяся в действиях и поступках любого человека. Так, для любого автора, созданное им произведение — ЕГО произведение, его «среда обитания». Произведение художественной литературы, конечно же, не рассказывает о целостности бытия и не показывает ее как некий изображаемый объект или заранее готовое целое, — это принципиально невозможно. Оно творчески осуществляет и воссоздает эстетическое явление полноты бытия, так что коренные свойства-отношения бытийной целостности становятся непосредственно-воспринимаемыми и предстают как первоначальное единство, саморазвивающееся обособление и глубинная неделимость автора — героя — читателя.

Дж. Джойс, образуя девиации различных уровней, без конца загадывает читателю загадки, устраивает забавы, которые никак не ожидаешь в тексте: ребусы («в 7 городе» — читай «сем»), зашифровки (запись о Марте в Итаке), арифметические упражнения (полуанекдотические подсчеты возрастов Блума и Стивена) и, безусловно, подмена компонента. Такие игры Джойса, разумеется, нечто значат, нечто нам открывают о мире романа и его автора. Читателя никогда не спрашивают, а заставляют играть. Это «игры с читателем»: насмешливое помыкание и деспотичное манипулирование им» [Хоружий 1994:500].

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь