(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

2.1. Словотворчество Дж. Джойса

В наиболее эксплицитной форме языкотворчество проявляется в словотворчестве. Словотворчество — один из самых кардинальных способов расширения возможностей языка. Девиации Джойса обретают возросшее, сгущенное смысловое содержание: совершается, по его выражению, «сверхоплодотворение» (superfecundation) слова, внедрение в него новых значений и новых ассоциаций. По образному сравнению Джин Эйчисон, те немногие из огромного потока индивидуальных образований, которые входят в конечном итоге в общее употребление, подобны каплям дождя, попавшим в стоящее на земле ведро. Большинство капель падает прямо на землю и, просачиваясь в почву, исчезает бесследно [Aitchison 1987:152]. Сказанным подчеркивается, что в целях изучения свойств воды вовсе не обязательно подвергать исследованию содержимое всего океана. Выражаясь языком научных исследований, чтобы понять и проанализировать именно лингвистическое проявление языкотворчества достаточно обратить внимание на самый яркий его маркер — создание новых слов.

В сознании Джойса шаг за шагом решается другая задача: он ищет не только новые значения для старых слов и даже не новые слова — он ищет другой язык. Слово перестает для него быть единственным носителем языковых значений. Это приводит к тому, что область значений безмерно усложняется. С одной стороны, семантика выходит за пределы отдельного слова — она «размазывается» по всему тексту. Текст делается большим словом, в котором отдельные слова — лишь элементы, сложно взаимодействующие в интегрированном семантическом единстве текста:

the bestest puttiest longbreakyet (p. 427) разухабистая раздухаристая распопойка (стр. 474).

В данном примере фиксируется грамматическая девиация, аномальное образование превосходной степени сравнения прилагательного best, находящегося уже в превосходной степени а также пример лексической девиации, образованной по модели телескопии: longbreak(каникулы) + (rack)et(пьянка) .

Почти все лексические девиации в романе могут быть сведены к вполне обозримому кругу определенных словообразовательных моделей. По мнению Г.Г. Почепцова: «типическое, повторяющееся, регулярное предстает перед исследователями именно как форма в семантике, отталкиваясь от которой можно переходить к бесконечному разнообразию семантических элементов, подобно тому, как множество речевых реализаций сводится к ограниченным типам структурных схем предложений» [Почепцов 1989:30].

Однако при образовании слов по традиционным словообразовательным моделям также могут наблюдаться неточности, т.е. нарушения логики, закономерностей при реализации обычных способов словообразования и продуктом их могут быть единицы, не отвечающие традиционным представлениям о стандартности английского слова. Прежде всего, предстоит выяснить, какие способы словообразования следует считать девиативными.

На то, что в словообразовании логики значительно меньше, чем принято полагать дериватологам, обращает внимание В.Д. Девкин: «Отступление от стройности и грамматичности словообразовательного механизма не могли остаться без внимания лингвистики, и им посвящены многие работы (О.П. Ермакова, М. Раммельмейер, П.П. Мокрецов, Н.А. Антропова и др.)» [Девкин 1994:33].

Парадоксальность не чужда словообразованию английского языка, с его идиоматичными образованиями, построенными иногда на использовании образности и паронимической модели, когда образцом лексемы выступает облик конкретного слова. В словообразовании немало частных моментов, которые своей экстраординарностью нарушают упорядоченные логические отношения.

Очевидно, что девиативны такие способы словообразования, продуктом которых являются нестандартные, несловарные лексические единицы, окказионализмы. В языковую компетенцию говорящего входит владение механизмом построения новых слов не только по моделям узуальным, но и окказиональным.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь