(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Заключение

Мифотворчество в XX веке становится единственным средством ухода из агрессивного мира в изначальное счастливое детство человечества, в котором мифологическое сознание помогает защититься от бесконечности истории, семантизирует человеческое существование и дает возможность приобщиться к вечности. На коммуникативных уровнях мифотворчество проявляется в создании романов-мифов, драм-мифов и поэм-мифов. Примитивное сознание, сформировавшее особый пласт психики («подсознание») человека, стало осознанной моделью текстосложения писателя 20 века.

В данном исследовании на примере романа-мифа Дж. Джойса «Улисс» были проанализированы способы экспликации в современном тексте романа-мифа, романа «потока сознания» мифологического концепта, который можно обнаружить в древних прецедентных текстах, и ту роль, которую мифологический концепт играет в формировании текстообразующей категории романа-мифа — мифологического временного континуума.

Для решения основной задачи были проанализированы различные подходы к трактовке мифа в отечественной и зарубежной философии, фольклористике, антропологии, лингвистике с целью определения мифа как объекта лингвостилистики и обоснование возможности рассмотрения мифа как сложного семиотического объекта. В результате миф определен как семиотический объект, который представляет собой единство мифологического концепта и экспликата этого концепта. На элементарном уровне мифологический концепт может репрезентироваться мифологическим именем. Установлено, что мифологическое имя может выражать как конкретное, так и генерализованное понятие. Мифологический концепт способен трансформироваться и модифицироваться в новых культурных парадигмах и приобретать новые значения. Миф представляет собой многоуровневую иерархическую семиологическую структуру, где знак каждого уровня является означающим для последующего, что порождает неограниченное число понятий. Важной отличительной особенностью мифологического знака, даже представленного мифологическим именем, можно считать его нарративный характер.

Важными составляющими мифа являются архетип, мифологема, мифологический пространственно-временной континуум.

В данном исследовании было обосновано положение о том, что такие категории мифа как архетип и мифологема находятся в оппозитивных отношениях, как статические и динамические элементы мифа соответственно. Архетип рассматривается как общемифологический и общекультурный инвариант, прототипическое константное ядро, универсалия человеческой культуры, которая наполняется конкретным содержанием в мифологической парадигме. Архетипы, являясь культурными константами, объединяют в единое информационное поле разрозненные, этноспецифичные мифологемы. Таким образом, мифологемы, как динамические, способные к трансформациям и модификациям образования, противостоят неизменным, и потому статичным архетипам.

В мифологеме можно выделить ядерные и периферийные элементы. В новых культурных контекстах могут актуализироваться либо ядерные, либо периферийные элементы, что способствует наполнению мифологем вариативным смыслом и задает возможность интерпретировать отдельные содержательные элементы мифологем в зависимости от авторской интенции.

Архетипы и мифологемы являются содержательными элементами мифологического временного континуума.

Анализ древних темпоральных представлений позволяет выделить следующие характеристики, которые составляют концептуальную основу мифологического временного континуума: многомерность, цикличность, контрадикторность, одномоментность прошлого, настоящего и будущего, обращенность к прошлому, антропоморфизм. Важной особенностью мифологического восприятия времени является его пространственное осмысление, что подтверждают и факты мифологии, и факты языка. Именно осмысление времени через пространство делает время аксиологически значимым и качественно неоднородным.

Кроме того, данные анализа мифологического континуума дают возможность доказать, что концепт будущего входил в темпоральную структуру мифологического сознания. Об этом свидетельствует структура мифа, в которой можно выделить мифы о прошлом, настоящем и будущем. В понятийное поле мифологических имен, персонифицирующих понятия «время» и «судьба», таких, как Янус, мойры, парки, норны и другие, входит и концепт будущего. Наконец, такие данные культуры как, вера в судьбу, пророчества, гадания, вещие сны, также доказывают исходное положение.

Важной особенностью мифологического сознания, в целом, и темпоральных представлений, в частности, является антропоморфизм. Данный принцип позволяет сделать вывод о том, что мифологическое восприятие времени является прежде всего психологическим явлением и имеет субъективное основание, поэтому обнаруживается сходство между субъективным и мифологическим восприятиями времени, и их можно рассматривать как разновидности концептуального времени. Одномоментное сосуществование и взаимопроникновение прошлого, настоящего и будущего благодаря нашей памяти и интеллектуальной работе сознания является тем ключевым признаком, который объединяет субъективное и мифологическое восприятия времени. Данная характеристика наделяет время многомерностью и многослойностью.

На уровне текста это проявляется в создании романов-мифов, романов «потока сознания». Роман Дж. Джойса «Улисс» характеризуется изображением субъективного мира персонажа и воссозданием древних мифологем и мифологических образов.

Древние мифологемы и архетипические образы различных мифологических континуумов, проходя через подсознание персонажей и писателей, актуализируют в тексте романа-мифа мифологические пласты через концепты этих континуумов — греческого, ветхо- и новозаветного, кельтского и других. Различные мифологические пласты смешиваются и взаимопроникают, реализуя новые смыслы. Таким образом, задается единый мифологический временной континуум романа-мифа за счет интертекстуальных отсылок к прецедентным текстам разных культурных парадигм. В этом состоит текстообразующая роль мифологического времени. Мифологемы как содержательные элементы мифологического континуума организуют художественное пространство литературного произведения и, тем самым, выполняют композиционную роль.

Мифологемы и их репрезентанты сигнализируют о переходе к разным мифологическим континуумам. Таким образом, можно констатировать многоуровневый мифологический временной континуум.

На конкретном материале романа-мифа «Улисс» была продемонстрирована многослойность мифологического континуума, те взаимопроникающие связи, которые возникают между архетипом и мифологемами в тексте романа-мифа. В романе-мифе архетипы становятся сквозной темой, которая пронизывает различные мифологические пласты и от которой идут радиальные связи к мифологемам различных пластов. Лингвистические репрезентанты мифологем обеспечивают целостность и единство текста романа-мифа.

Мифологический временной континуум рассматривается как подструктура категории художественного времени современного романа-мифа. Мифологемы и архетипы являются важными компонентами плана содержания данной категории.

Мифологемы могут реализоваться на композиционном, фонетическом лексическом и стилистическом уровнях. Они могут актуализироваться в тексте как эксплицитно, через мифонимы, так и имплицитно.

На композиционном уровне реализуется греческий гомеровский миф, главным образом, имплицитно через соответствия главных героев греческим прототипам. Эта корреляция поддерживается актуализацией ядерных концептов мифологемы на лексическом уровне через лексемы, фразеологические обороты, эпитеты, а также на фонетическом уровне через фонетические стилистические средства такие, как звукоподражательные слова, аллитерация, ассонанс, редупликация.

Лингвистическая репрезентация мифологем, входящих в ветхо- и новозаветный, кельтский и другие континуумы, осуществляется как эксплицитно, через мифонимы, так и имплицитно, через ядерные и периферийные концепты повествования. Ветхо- и новозаветные мифологемы могут быть актуализированы цитатами, эллипсами и парафразами цитат, которые восходят к прецедентным текстам Священного писания.

Важно отметить тот факт, что лингвистические репрезентанты мифологической темпоральности несут большую функциональную нагрузку: они могут передавать иронию и комизм, который может принимать формы гротеска или травестии.

Важную роль в реализации мифологического континуума играют имена и номинативные конструкции. Поскольку имена являются языковым воплощением пространственной категории, то, следовательно, они, наряду с номинативными предложениями, свидетельствуют о пространственном осмыслении временного фактора в романе-мифе. Также имена являются маркерами темпоральности, которые могут сигнализировать выход не только в мифологический континуум, но и в исторический и литературный.

Таким образом, в данном исследовании были проанализированы содержательные элементы мифологического временного континуума, архетип и мифологема, и выявлены способы реализации мифологического континуума в тексте романа-мифа.

Кроме мифологического пласта, в настоящей работе также рассмотрены способы актуализации условно-реального континуума и субъективного времени персонажа. С этой целью уделено внимание анализу КРФ романа, прежде всего свободному косвенному дискурсу.

Маркерами выхода в условно-реальный континуум являются формы прошедшего времени и имена собственные исторических лиц, которые помещают ситуацию в более широкий исторический континуум.

Как отмечалось выше, субъективное время соотносится по своим характеристикам со временем мифологическим. Были проанализированы различные средства актуализации субъективного времени персонажей. Фонетические, грамматические, лексические и стилистические средства несут большую смысловую нагрузку и являются средствами передачи интенсивно проживаемого и переживаемого времени. При изображении субъективного времени персонажей они синхронизируют время переживаний, ощущений, эмоций, устраняют дистанцию между впечатлениями и их отображением в сознании.

Как и при реализации мифологического времени при передаче субъективного времени важную роль играют имена собственные, топонимы и антропонимы, и цитации, отсылающие к перцедентным текстам. Они актуализируют в сознании различные временные пласты и обеспечивают выход не только в мифологический континуум, но и исторический и литературный.

Намеченные в работе аспекты исследования открывают перспективы в плане дальнейшего уточнения жанрового своеобразия романов-мифов, разработки типологии текста романа-мифа, а также создания концепции мифологемы применительно к стилистическому анализу текста художественного произведения.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь