(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

...И снова Джойс1

О «Дублинцах»

— «Сборник рассказов Джойса — полная противоположность "Улиссу" по форме — казалось бы, незатейливые рассказы об обывателях небольшого города, однако по глубине лишь немногим уступают Роману Джойса. Только если в случае "Улисса" смысл сложно увидеть за сложностью формы, тут все спрятано за внешней простотой и кажущейся незамысловатостью. Пожалуй, единственный известный мне именно сборник рассказов — каждый из них хорош по-своему и вполне самоценен, но полностью раскрываются они именно в сборе».

— «Схватила книгу за название. Первое знакомство с творчеством автора и мое неравнодушие к жителям ирландских островов. Может потому и разочарование. Я ждала Дублина и дублинцев, во всех красках. Как, знаете, у Брэдбери в восхитительнейших "Зеленых тенях". Вместо этого получила обыкновенный британский реализм. Быть может, эта книга не захватывает, не увлекает, не тянет следом за сюжетными линиями, но именно такое неторопливое и размеренное повествование наиболее точно передает дух ирландской столицы и ее жителей».

О «Портрете художника в молодости»

— «Читала как затравку перед "Улиссом", хотя тогда еще не знала, что Стивен Дедал персонаж обеих книг. Язык хороший, приятный, читается легко, но во всем остальном... как-то банально немного. Все одно и то же, простые истины... и вообще, не произвело особого впечатления. Хотя, собственно, в качестве предыстории сойдет».

— «Ещё один бледный юноша описан языком зрелого мэтра. Юноша этот преодолевает необходимые этапы падения, воскрешения и отступничества. Юноша исходит похотью и студенческим гнидством. Портрет молодого художника, как всегда, безобразен, как всегда нелеп и нелогичен, ибо в его оправдание ещё не появилась бумага, исписанная убористо и настолько неповторимо, что об этом нельзя упоминать в портрете, иначе эта неповторимость затмит всё — и сам художник уйдёт на десятый план... Биография эта реальна, а посему совершенно нестройна, аляповата и петлява, как путь через пустыню. Если нет обочин, ты думаешь, что идёшь вперёд, но на самом деле можешь очутиться где угодно. Растерянность — центральная эмоция, которой заражает это сильное, безусловно удачное произведение».

— «Я попросила как то почитать Джойса. Мне досталась затертая, замятая книга, которую юзал весь мой Философский Факультет. Тяжелая рефлексия главного героя над своей жизнью через призму жизни его семьи, истории страны и религии. Он учится, вырастает из младшего члена семьи в старшего, кормильца своего семейства, пытаясь поддержать его на плаву после разорения отца, любит свою мать, свою мать в лице других женщин, одну женщину, которая не любит его, Бога, друзей, которые любят Ирландию, Ирландию, которая не любит его. Больше всего полюбились в книге размышления на тему грехопадения ГГ и тему религии. Самая впечатляющая часть — о мессе священника и адовых муках, прямо как у Данте, только в Иезуитском контексте».

— «Взяла эту книгу в библиотеке, начитавшись перед этим о славе ирландского прозаика, родоначальника модернизма в литературе — Дж. Джойса. Не понравилось это еще слабо сказано. Очень много ссылок на людей из жизни автора, так что перед прочтением рекомендую почитать саму биографию Джойса, чтобы ориентироваться в том, кто такой Парнел и тд. Скучное произведение, особенно когда герой в подростковом возрасте. Очень сильно напрягала проповедь святого отца про ад на 50 страниц!! Единственное что понравилось, рассуждение героя о красоте, весьма интересная философия. В общем на любителя творчества Джойса».

— «Читала, и где-то с середины начала мучительно краснеть. Потому что читать книгу, с которой будто списан ты сам — сомнительное удовольствие. Ощущение, что тебя выставили напоказ со всеми мыслями, секретами... Мучительно. Очень мучительно, сладко... страшно».

О «Джакомо Джойсе»

— «читая этот пассаж в первый раз, с карандашиком в руке, заглядывая в комментарий, и честно стараясь осмыслить каждое предложение, в итоге я всё равно ощутила себя удавом из «маленького принца» — тем самым, что проглотил слона. Поэтому перед тем, как предпринять еще одну попытку штурма маленькой, но твердой крепости под названием «джакомо джойс», я решила почитать что-нибудь про самого автора. И в одной из статей нашла слова Джойса о том, что для восприятия его текстов не требуются специальные знания: достаточно лишь включить интуицию. Перечитывая "Джакомо Джойса" во второй раз, я осознала, что мои карандашные пометки в данном случае — лишь палки в колесах. Когда позволяешь себе плыть по волнам сознания Джойса без привязок "кто? что? почему?", получаешь в сотни раз больше удовольствия».

— «Мое знакомство с Джойсом произошло около двух с половиной лет назад, когда в школьном курсе зарубежной литературы в руки попало эссе "Джакомо Джойс". Запомнилось ощущение легкости, таинственной недосказанности и того приятного удивления, когда обнаруживаешь, что кто-то мыслит почти так же, как и ты. Это особенное у него — он пишет так, как люди чувствуют и думают.

— «Совсем небольшой рассказ. Выпить залпом. Быть не-здесь ровно несколько минут. Как окно.

— «"Джакомо Джойс" — это потрясающая лирика, обладающая великолепной и самобытной поэтикой. Это даже не белый стих, это нежная вязь слов, полная страсти и красоты. Здесь нет сюжета, только мимолетные ощущения, осязание, запахи, мысли, слова, и насколько они прекрасны!

— «Потрясающе написанное... нет, скорее запечатленное. Мощнейший поток чувственности, энергии духовной и физической. Воплощение плотской и платонической любви. Джойсу простительны самые-самые непонятные, абстрактные метафоризации. Это изысканнее уайльдовских и гюисмансовских эстетств, это хуже берджессовского отчаяния, слаще Песни Песней. В это бессюжетное, бескартинное пространство нужно опуститься с головой — чтобы оглушили звуки, довели до безумия тактильные ощущения. Это как высыпанная из "Портрета художника" квинтессенция of voluptuousness».

Об «Улиссе»

— «ну это, конечно, как бы по мягче сказать... ну очень сложно читать, один поток сознания, без комментариев в конце книги, конечно, ничего не понятно, мне понравился только пятый эпизод, а так книга вообще не интересная».

— «Изысканный способ самоистязания».

— «Игрушка Джойса необыкновенно сложна, но это именно игрушка. Роман, написанный не для того, чтобы его читать, а именно для того, чтобы изучать. Наука ради науки, любовь ради любви, текст ради текста».

— «Насколько же она разная, эта книжка. Как жизнь. Мне сейчас так странно: читать Джойса стало почти как работа, та, что чаще в радость, но иногда чертовски тяготит. И теперь, когда книжка дочитана, несмотря на то, что я уже почти проглотила следующую, в моем мире осталось небольшое незанятое место. Книжки — это книжки, а "Улисс" — это "Улисс", как-то так. Буду отвыкать».

— «Думаю, я вряд ли ошибусь, если предположу, что "Улисс" занимает почетное место в десятке саамых разбираемых-на-фрагменты-и-анализируемых-критиками-книг вместе с Библией, «Преступлением и наказанием» и еще чем-то там. Копаются в словах, ищут смысл за короткими рублеными фразами... Я иногда думаю, а есть ли там смысл вообще? А может, как в старом анекдоте про старика Фрейда? Деточка, иногда банан — это просто банан. Мне порой кажется, что Джойс следит за всей этой шумихой с небес и смеется. Он одурачил нас всех. Открытием для меня стало то, что "Улисс" весь пропитан юмором! А где юмор — там не может быть нудятины по определению (хотя мне ее со всех сторон обещали)».

— «Получила ли я удовольствие от чтения? Да. Но своеобразное, удовольствие от мастерства Джойса, а не от самой книги. Считаю ли я, что "Улисса" и правда должен прочесть каждый? Нет. Буду ли я перечитывать "Улисса"? NOWAI!».

— «Впрочем, кем-кем, но занудой Джойса назвать никак нельзя — он экспериментатор, революционер, психолог, знаток литературы, человек, который хочет рассказать свою историю и историю мировой литературы. Читать произведение такого человека — тяжелая работа, и к этой книге я не относилась так, как относятся просто к чтению для удовольствия, которым вполне может являться и определенная классика. Разбираться во всех подводных течениях, оценивать все сравнения и метафоры, следить за меняющимся от раздела к разделу, иногда от строчки к строчке языком, открывать сундук для того, чтобы найти там еще один — это была работа посложнее многих моих университетских занятий».

— «обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником книга книга обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником книга обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником книга обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником обо все и ником обо всех и ником»

— «Текст с большой буквы. Если пробиться через дебри интертекстуальности и историкокультурного пласта Ирландии — откроются дали небесные и, если не вся, то хотя бы половина мировой мудрости. Поток сознания героев затягивает, влезаешь в их шкуру, думаешь их мысли, чувствуешь и видишь с ними вместе, в самую глубь души забираешься и смотришь в эту бездну — а она на тебя. Превосходная, на грани реальности, форма. Это одна из немногих книг, которые читаешь и не веришь, как мог человек написать такое за короткую жизнь. А уж через какие круги ада прошёл переводчик — представить страшно. Очевидно, если бы господин Джойс не писал книг, он бы убивал людей. Конечно, избранности ирландского народа наравне с еврейским это не отменяет».

— «Мне никогда не нравились книги ради смыслов, я любитель более простых вещей. Герои там, занимательный сюжет, мораль и все такое. И тем более не люблю, когда фабулу берут из классического произведения и как бы обыгрывают. Лучше бы я перечитала "Одиссею". Прочитать это "надо" для общего образования, и стоит — если вам нравятся всякие "Парфюмеры", "Коллекционеры" и интересно, откуда что взялось».

— «читала не целиком, а отрывками. И кто будет утверждать, что он зачитывался Улиссом и проглотил его за неделю, тот либо лжец, либо псих, либо просто тренирует силу воли. Роман хороший, прекрасный. стиль очень интересный, игры языка и разума, потоки сознания Молли Блум, сотворения проекции пространства в художественном тексте, рождение модернизма, все дела. Но это не книга для чтения, это книга для изучения, копания. Это конструктор, который ты высыпаешь на пол и говоришь: "Приступим!"»

— «Разумеется, я не прочитала его взаправду — такие книги надо в спокойной обстановке читать в оригинале, а для этого необходимо как минимум отходить на готский и древнеанглийский, чтобы понимать "Быков Солнца". Но я внимательнейшим образом изучила комментарии, от чего, думаю, я получила удовольствие гораздо большее, чем то, которое ждет меня где-нибудь на пенсии, когда я возьмусь за оригинальный текст "Улисса"».

— «где-то к середине вместо слов начинаешь видеть картины»

— «Эту книгу нельзя читать. Здесь нужное другое: менять все установки. Все представления обо всем. Учится не читать, а смотреть и слышать. Не чувствовать, а плавать. Отключать мозг и внимать. Следовать, держась за неведомую и невидимую руку. Смотреть сны, извлекая нужные детали, если не верите, что на каждом атоме что-то нацарапоно-понаписано — вам сюда».

— «Роман перенасыщен отсылами к почти всем пластам культуры, полон сложной символики и реминисценций, используется множество форм повествования, в том числе и практически уникальные для литературы приемы, но все это — всего лишь способ рассказать читателю довольно незамысловатую на первый взгляд историю. И в итоге, после прочтения вдумчивый читатель видит вокруг ту же жизнь, что и раньше, во всей ее нечеловечески сложной простоте. Такой простоте, которая описывается в древней китайской притче о юноше, который, поразившись красоте гор в отдаленной местности, всю свою жизнь посвятил изучению наук об устройстве вселенной и окружающем мире, но, побывав в тех местах умудренным старцем, снова увидел лишь простую гору. Но взгляд его был иным».

— «Конечно, не очень правильно оценивать не прочитанную до конца книгу. Но книга "Улисс" претендует на особое место в мировой литературе, а значит делает легитимным и особый подход к ней. Поэтому я позволю себе высказать мнение только о первых пяти эпизодах. Оставлю, так сказать, поклонникам Джойса явную брешь в моих построениях. Пожелаю им (поклонникам) воспользоваться этой брешью и внятно разрушить их (построения), и, возможно, они убедят меня, а если не меня, так других, что "Улисса" следует всё же дочитывать "до корки". Да, безусловно, Джойс изобрёл очень оригинальный метод продемонстрировать, как из внутреннего и внешнего информационного мусора синтезируются сложные идеи. Но ей богу, для этой демонстрации не стоило ваять 1000 страниц текста. Лично у меня эпизоды 1 и 2 шли с большим скрипом, потом я втянулся, читал и наслаждался оригинальностью приёма. Примерно на середине эпизода 4 я перестал делать для себя открытия в тексте. Чтение стало наскучивать, но я продирался дальше в надежде, что вот-вот увижу что-то новое, но увы. В итоге, больше чем на пять эпизодов сил моих не хватило. Прочитав около одной десятой части романа, я, конечно, не могу вынести о нём окончательного суждения: разумеется, что-то я упустил. Но с другой стороны, любители Улисса утверждают, что сюжет там роли не играет, и это даёт мне право считать мою оценку вполне адекватной: как говориться, чтобы понять вкус супа, не обязательно съесть его целиком. Так вот, мой вердикт: текст искусно и необычно сплетённый, но узоры его быстро наскучивают. Представьте себе толстую книгу, на каждой странице которой изображен хитросплетённый узор вологодского кружева: даже если каждый узор уникален, "читать" такую книгу быстро Вам надоест. Если Вы, конечно, не фанат вологодских кружев. И, в конце концов, это просто неуважение к читателю — заставлять его постоянно нырять на страницу с комментариями. Кто то скажет, что читателю с высокой эрудицией этого не требуется, но я, например, не уверен, что человек, для того, чтобы считаться культурным, обязан знать все перипетии ирландской истории и тонкости фольклора, а так же популярные на начало 20 века дублинские сплетни и анекдоты».

— «Гм, неуважение к читателю. Есть немного. Вспоминается Сокуров — «настоящее кино — это борьба между режиссером и зрителем». В отличие от Голливуда, к-рый, мол, сразу ложится под зрителя. Последние ...дцать страниц и последнее слово говорят ИМХО в пользу прочтения, хотя бы выборочного».

— «после Джойса Фолкнер очень даже читался, несмотря на диалект (которого, как показалось, не настолько много, по крайней мере, с грамотным комментарием) и переплетения. В Фолкнера погружаешься, в Джойсе — вязнешь. Вода (пусть даже омута) против болота».

— «если бы меня спросили, стоит ли читать 1000 страниц текста Улисса, я бы не смогла назвать ни единой причины, хотя, мой переводчик, говорит, что книгу следует читать в оригинале, в ней довольно много смешных эпизодов, развожу руками, для меня в тексте не оказалось ничего примечательного, кроме эксперимента с синтаксисом».

— «После "Литературных лекций" Набокова заинтересовался этой вещью, купил и месяца за полтора прочёл всё. Результат: продавленная огромным фолиантом грудная клетка и абсолютная уверенность, что лекции Набокова по Улиссу в сто пятьдесят два раза лучше самого Улисса. Как говорил Борхес, зачем растягивать на пятьсот страниц то, что можно изложить за пять минут?»

— «"Улисс" гениален. Да, он адски сложен, да это жестокое чтиво, особенно, если пробовать осилить его целиком, но "Улисс" это огромное, всепоглощающее нечто не имеющие аналогов. Лично у меня талант Джойса вызывает восхищение. О сложности. Правомерно сравнение, собсна, с "Одиссеей" или "Илиадой". Это также общепризнанные шедевры, но кто из нас их может осилить до конца? Это, однако, не умаляет их значения и художественной ценности. Джойс был тот еще сноб. Он мечтал, что какой-нибудь читатель посвятит жизнь "расшифровке" его книги, так что не стоит удивляться обилию непонятных мест. В книге значимо все — даже фонетическая сторона слова, что, естественно, затрудняет понимание русскоязычного читателя. Читать трудно, это да, но вовсе не от сложности, а от обилия и скорости скачков автора между разными темами. To-есть, сложность чтения не интеллектуальная, а психологическая: требует сильной концентрации внимания. А если под сложностью понимается трудность угадывания, что думал автор при написании того или другого фрагмента, так это даже для самой примитивной книжки невозможно сделать с стопроцентной точностью. И вообще, для любителей расшифровывать есть загадки, которые не отгадал ещё ни кто: научные тайны, древние тексты, секретные сообщения, преступления, в конце концов. Отгадать такую загадку полезно и почётно. Но посвящать свою жизнь расшифровке придуманной кем-то головоломки, это, по-моему, странно».

— «Подавляющее большинство студентов профильных отделений читает из "Улисса" только примечания и монолог Молли. Но одни честно признают, что остальное им не по силам, а другие расписываются в собственной слабости, предъявляя претензии автору. Здесь, по-моему, второй случай. Загвоздка в том, что Джойс никому ничего не должен и ни в чем ни перед кем не виноват».

— «И не надо сравнивать Пушкина и Джойса. Читать Пушкина — интересно и легко, при том что по глубине и художественной силе произведений Джойс и рядом с Пушкиным не стоял. Сразу говорю: доказывать этот тезис не буду, ибо это не утверждение, а личное мнение».

— «честно говоря, улисса лучше читать, чем не читать, пусть не полностью, даже понимать все не обязательно, это как египетские пирамиды или Флоренция — можно сто раз на картинке увидеть, но лучше все-таки самому. В "тупом неприятии непонятного" ни в коем случае не обвиняю. Простите, если неуклюже выразился и за буквами послышалась такая интонация. Герметичным и, тем более, предназначенным для «экзегетического» чтения Джойс мне не кажется; те культурные коды, с которыми он работал, перерабатывая их в литературу после начала 20 века прошли долгий путь и сейчас вполне апроприированы культурой (и массовой в том числе). К примеру, главы написанные в стилистике «потока сознания» не должны показаться "темными" для человека, выросшего в клиповой культуре... О достоинствах "моего" Джойса (чтобы не отсылать к текстам куда более сведующих и тонких ценителей)... Об этом можно долго: «Улисса» я получил, если не ошибаюсь, в 1992-ом или 1993-ем году. И тогда эта книга меня околдовала. Не в последнюю очередь — плотностью культурных ассоциаций, стоящих за каждой фразой, фантастической способностью автора к номинации (не знаю как сказать об этом точно; я, к примеру, плохо разбираюсь в "птицах"; для меня существует лишь родовая категория "птицы", которая — даже в том случае если я идентифицирую разность голосов при пении — не распадается на "индивидуальности"; так вот — Джойс поразил объемом вещей, существ, состояний, которые он видит и может назвать; вслед за ними видел и называл я)... Было и "удовольствие от текста" (просто — от стиля, композиционных решений, т.е. — от техники письма, которая, на мой взгляд, являлась самостоятельным персонажем книги, выставленным напоказ), и горы новой информации (не только о Дублине и его обитателях)... Какое-то время я бродил по Владимиру, невольно обживая его "средствами Джойса"... Это — если не углубляться в собственно литературные достоинства произведений, а говорить о личных впечатлениях».

— «Единственное, что оправдывает эту книгу — время написания, но это плохое оправдание».

— «А что касается Джойса — он безусловно писатель, только для какого-то очень узкого круга читателей. Возможно, главное достижение Джойса в том, ему удалось создать произведение, балансирующее на тонкой грани между вещью, имеющей узкий круг ценителей (что уважительно называется "вещь не для всех") и произведением, у которого только один ценитель — сам автор (что уничижительно называется "графоманство")».

— «Надо понимать, что Джойс — это культура ницшеанского последнего человека, уровень сознания настолько низкий, что это практически уровень сознания не человека, а животного. Сам факт того, что 268 Екатерина Гениева и снова джойс... этот ненормальный обсуждается людьми, именующими себя филологами, говорит только о чудовищной варваризации современной культуры. В ряде аспектов мы опустились на уровень буквально каменного века. По цитатам в тредах о Джойсе хочется задать вопрос почему он вообще считается писателем? По мне так это издевательство над языком, а не демонстрация его возможностей».

— «а я улиссом так и не домучался))) надо бы сделать новый заход».

— «ну да, мы уже не знаем, что было изначальной задумкой однако ж какая высокая филология и языкознание на выходе!»

— «"Улисс" мне просто не пошел, вдобавок у меня некая ревность :), потому что мой самый близкий друг юности (т.е. Лёша-Рэндом) обожал Джойса и Пруста и никак не проникался Толкиеном :)».

— «надо про него почитать, какое у него образование было... улисса кстати, я вот не смогла даже осилить, у меня от него мозг ломался, надо будет ещё как-то попробовать, а то — стыдобааа!)))».

— «Да, ужж... Это не Киса с Осей... Но когда "осилишь" — мозги прочищаются, а не каменеют».

О «Поминках по Финнегану»

— «мне кажется переводить подобное — теряется весь смысл, идея, то есть разве что для того, чтобы больше людей смогли прочитать хоть как-то узнать о чём речь в произведении».

— «мне кажется это как раз комплекс, типа и символично и по форме необычно, хотя возможно он и не ставил такую задачу, а просто писал так как получится, не знаю... но мне кажется просто так так не получается».

— «Двусмысленность это тоже разновидность тумана. Кое-кто считает, например, что "Пробуждение Финнегана" Джеймса Джойса представляет собой непроницаемый словесный туман».

— «Сегодня я был... кхм... в универе. На первой же паре чуть не уснул. Ибо речь шла о Джеймсе Джойсе. Вот вы знаете, я конечно, понимаю, что у некоторых личностей возникает желание претенциозно выпендриться. Но у меня есть одно требование к... ммм... художественному произведению — его должно быть ИНТЕРЕСНО читать.С той или иной точки зрения. А это жесть какая-то. Ну, впрочем, я щас даже не про "Улисса". Так вот. Идет лекция, преподаватель рассказывает нам о романе "Поминки по Финнегану". Рассказывает про новаторство автора, эксперименты с формой романа, языком, стилем. И в конце добавляет: "Ну, роман, конечно, совсем нечитабельный. Я пробовала читать и, честно говоря, так и не смогла..." Я как-то сразу ее зауважал. Безмерно просто. Не стала лицемерить, честно сказала все как есть. Меня это безумно радует. Да. Я не одинок, однако».

— «"Поминки по Финнегану" (Джеймс Джойс). Краткий пересказ. Джеймс Джойс: Я создал свой язык, чтобы рассказать циклическую историю человечества. Читатель № 1: Великолепно! Читатель № 2: (умирает) Конец».

— «Разыскивая этот текст, принадлежащий перу Джойса, столкнулся с проблемой отсутствия перевода этого текста на русский — все, что имеется, это отрывочные переводы Беляева и Волохонского. Это очень печально, поскольку мои познания английского не настолько сильны, чтобы читать текст в оригинале, видимо, придется учить...»

— «Об одном жалею — что никогда не прочитаю "Поминки по Финнегану" ("Finnegans Wake") Джеймса Джойса в оригинале, ибо его невозможно перевести с английского ни на какой другой язык, даже на самый близкий к нему голландский. А я не так хорошо владею английским, чтобы чтение этого романа не превратилось для меня в пытку. То есть если я буду учить до бесконечности и без того довольно неплохо у меня поставленный английский, всё равно я не постигну это произведение на все 100%».

— «для меня всевозможные "новоязы" выглядят как показатель несостоятельности того, кто их придумал оттого, что не умеет пользоваться родным языком. На базе английского языка и других языков Великобритании и Ирландии создан новояз. Это своеобразная Джомолунгма письменного творчества».

— «"Не все носители английского языка могут понять", я просто никогда не понимала, зачем читать книжки, которые не все носители языка могут понять. Лучше почитать умненькое на хорошем английском».

— «О Джеймсе Джойсе же мне сложно пока чтото сказать, но это круто, ничего более сложного я не читал. Все выше перечисленные авторы, за исключением Чёки Нимы Ринпоче, включая Дугласа Хардинга, писали что Джеймс Джойс гений, пишут что в его произведениях "Улисс" и "Поминки по Финнегану" кроется скрытый информационный код, мозг впитавшего эту информацию делает квантовый эволюционный скачок, хотя это худ...произведения».

— «в другом сообществе вчера был пост: "Я читаю "Поминки по Финнегану" Джойса и одно место мне непонятно". Люди разъясняли. Один жж-пользователь написал примерно так: "Да, выше даны верные разъяснения. Но должен сказать, что я переполнен счастьем от того, что вы читаете "Поминки по Финнегану" Джеймса Джойса". Я посмотрел — этот юзер из США, 1982 г.р.».

— «Стимул есть — вопрос времени, увы... Пока, к сожалению, его особо нет. А вообще, рассуждая вчера с самим собой о Джойсе, мне пришла в голову мысль о том, чтобы понять Джойса, нужно быть Джойсом...»

Примечания

1. Использованы материалы дискуссий 2007—2010 гг. в следующих блогах: www.livelib.ru; http://libidova.livejournal.com; http://istanaro.livejournal.com/87992.html; http://celsystem.ru; http://amazing-idiot.livejournal.com; ww.diary.ru; www.liveinternet.ru; http://vladlavr.livejournal.com; http://arxipov.livejournal.com; http://community.livejournal.com/ru_books/1311532.html; http://eslitak.livejournal.com; http://gavagay.livejournal.com. Орфография и синтаксис оставлены без изменений.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь