(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.5.6. Внутренний ИАК «Ирландия»

В концепт «Ирландия» входят лексемы, значение которых составляют содержание национального языкового сознания и формируют картину мира носителей языка. В романе это, прежде всего, главные герои — Стивен и Леопольд Блум, а также многочисленные жители Дублина, остро переживающие национальные проблемы своей страны.

Кумиром ирландской интеллигенции тех лет был Чарльз Стюарт Парнелл (1846—1891). Парнелл умело и стойко боролся за гомруль, право Ирландии на самоопределение. Английские власти, чувствовавшие себя полноправными хозяевами в Ирландии, тем не менее, видели в Парнелле реального противника. Судьба его оказалась такой же, как судьбы тех ирландских революционеров, кто на протяжении всей истории этой порабощенной, раздираемой глубокими внутренними противоречиями страны отдавал свою жизнь за свободу Ирландии. Он был предан.

В среде либеральной ирландской интеллигенции, к которой принадлежала семья Джойса, гибель Парнелла воспринималась как национальная трагедия. Отец Джойса, Джон Джойс, так никогда и не оправился после смерти вождя и научил сына видеть ирландскую историю как непрекращающуюся цепь предательств и ненужных жертв.

Сам Джойс, позднее, уже осознавший себя писателем, резко отмежевывается от ирландской культуры тех лет, а именно от Ирландского Литературного Возрождения. Задачи поэтов, писателей, художников, объединившихся под флагом этого движения, — возродить в стране забытый, древний гэльский язык, забытую, не испорченную цивилизацией культуру — казались Джойсу третьестепенными. Джойс увидел в нем только навязчивый национализм. По его убеждению, провинциальной Ирландии нужна была сильная кровь европейской культуры, от которой сторонники Ирландского Возрождения всячески отмежевывались, а не преданья и мифы старины глубокой. Джойс стал знаменит и антиирландскими высказываниями, которые ему таки не простили патриоты этой страны.

Интересно не то, что Джойс уехал из Ирландии, у него в этом смысле достаточно много предшественников, можно вспомнить хотя бы Бернарда Шоу, Оскара Уайльда. Интересно, как он уехал из Ирландии, и еще интереснее, как он воспринимал свое изгнанничество. Ведь даже одну из своих пьес он назвал «Изгнанники». Все это: тему изгнанничества и поиски дома, возвращение домой — он провел через весь роман «Улисс», который, если посмотреть на него с этой точки зрения, ни что иное, как роман об изгнании.

«Моим намерением, — писал Джойс, — было написать главу из нравственной истории моей страны, и я выбрал местом действия Дублин, поскольку, с моей точки зрения, именно этот город является центром паралича» [Schwarz 1987:159].

Паралич для Джойса — это средоточие ненавистных ему пороков современной ирландской жизни косности, низкопоклонства, коррупции, культурной отсталости, «пошлости пошлого человека». Дублин интересовал его не только как город, жизнь и нравы которого ему были знакомы до мелочей, но и как древнейшая столица мира, то есть как воплощение города, а, следовательно, и многообразия социальной и духовной жизни человека.

Анализ индивидуально — авторского концепта «Ирландия» базируется на исследовании лексической семантики слов, получающей определенные контекстуальные приращения.

Отраженный в словарной статье денотатно-сигнификативный центр концепта «Ирландия» включает несколько основных компонентов: географическое положение, занимаемая территория, протяженность, климат, временные пояса, природные ресурсы, политическое устройство, экономическое развитие, вооруженные силы, религия, культура, язык. Семемы составляют огромный квант информации, большая часть которой и не входит в формирование индивидуально — авторского концепта.

Выделяется несколько основных слоев концепта Ирландия:

1. Первый план — история страны, а именно период с вторжения англо-нормандских феодалов на территорию Ирландии. Колонизация Ирландии сопровождалась конфискациями земель, ужесточением поборов, грабежами, карательными законами, лишавших ирландских католиков (большинства населения Ирландии) политических и гражданских прав и устанавливающих систему грубой национальной и религиозной дискриминации.

2. Второй план — политическая ситуация, затронувшая главных героев романа. Информация о негативном отношении к стране — завоевателю. Этот пласт также тесно связан с английским господством на суши и водном пространстве Ирландии.

3. Третий план — проживающие в стране люди. Это ирландцы, имеющие определенные манеры, характер, менталитет. Они создают настроение романа, являются заложниками культуры страны, ее истории и традиций. Позволим себе отнести к этому же плану язык, на котором говорят главные герои — английский и англизированный ирландский. Известна яростная борьба различных группировок 19 века за сохранение национального ирландского языка. Очень часто в романе можно встретить девиации, представляющие не концепт Ирландии не только как моноглоссный, а как образованный слиянием лексических единиц двух языков — полиглоссный.

4. Четвертый план образуют культурные особенности страны — те традиции, история, менталитет, о которых было сказано выше.

5. Пятый план не менее интересен, чем предыдущий — это миф: тот образ страны, который сложился в произведениях искусства, философских работах, каким он представляется в сознании людей. Девиации этого пласта концепта образованы сочетанием различных маркеров богатой мифологии Ирландии, эпоса, легенд и сказаний, которые неоднократно упоминаются в романе. Это, прежде всего, ориентация на архаическую, классическую мифологию, мифологический бриколаж — коллаж цитат и реминисценций из других произведений [DELC 2000:314].

Очевидно, что для выделения ассоциативно — смысловых полей концепта необходимо провести анализ используемых автором девиаций. Самой многочисленной становится группа девиаций, формирующаяся вокруг противопоставления двух наций: Ирландцев и Англичан.

Англичане в романе из уст жителей страны Изумрудного острова получают самые разнообразные наименования: rulers of the waves (властители морей), strangers (чужаки, завоеватели), mongrels (дворняжки).

1. Yellowjohns. What do the yellowjohns of Anglia owe us for our ruined trade and our ruined hearths (p. 339)

Данная девиация образована слиянием прилагательного yellow и имени Джон. Каким образом данное лексическое образование характеризует англичан? Известно пренебрежительное обращение к англичанам «John Bull», которое ввел в обиход Джон Арбетнот (Arbuthnot), английский публицист. Шотландец по происхождению, Арбетнот в 1712 выступил с серией памфлетов против войны за Испанское наследство, породивших известное прозвище англичан «Джон Булль» (в 1727 изд. под названием «История Джона Булля»), Лексема же «yellow» имеет следующие значения:

общ. жёлтый; пожелтелый; «косоглазые»; бульварный; низкий; подлый
амер., разг., пренебр. светлокожий (о мулате со светлой кожей)
картогр., амер. жёлтый (характеристика сигналов на морских картах)
лес. жёлтый (краситель)
Макаров бульварный (о прессе); желтый (о прессе); золотистый; монголоидный; с желтой кожей; с золотистым отливом
разг. трусливый
устар. завистливый (о взгляде и т. п.); ревнивый; подозрительный [www.multitran.rul

Прилагательное «yellow», употребленное вне контекста, прежде всего, вызывает в сознании ассоциацию с цветом: «быть желтым», являющуюся центром категории. Образованной такими членами, для которых это состояние является приобретенным, как yellow car, yellow brass, yellow leave; либо те члены, для которых это состояние является врожденным: yellow birch, yellow metal.

На примере данного прилагательного можно убедиться в том, что буквальное значение неоднородно, и представляет собой «мозаику» из перекрывающихся друг с другом концептуальных моделей, каждая из которых имеет особые ограничения применимости, продиктованные контекстом. Контекст употребления прилагательного «yellow» в данном фрагменте смещает понятие «желтизны» как имеющего желтый цвет или оттенок, в фокусе оказывается идея трусости, зависти. Вокруг этой центральной прототипической идеи группируются такие представители категории, как yellow dog (подлец, прохвост), yellowjohn.

Как можно заметить, разговорное значение прилагательного «yellow» — трусливый, либо устаревший вариант «завистливый» являются составной частью анализируемой девиации. Yellowjohn — очень распространенные в Ирландии прозвище англичан, дословный перевод ирландской фразы «Seón Buidhe» — трусливые англичашки.

2. Palefaces. Palefaces: they hold their ribs with laughter, one clasping another. (p. 7)

Термин «Бледнолиций» известен из книги Фенимора Купера, так индейцы Северной Америки называли европейцев. Однако данный концепт включает в себя не только ассоциации с книгой Купера и прилагательным «бледнолицый». Основным признаком концепта и в данном примере выступает совсем не состояние «бледности», а понятие «территории, черты оседлости»:

общ. свая; частокол; ограда; граница; черта; пределы; предел; рамки (поведения); стойка; черта оседлости
безоп. стойка (ограждения)
геральд. вертикальная полоса на щите
ист. территория
Макаров ограда граница; свая шпала
рел. район в пределах черты оседлости [www.multitran.ru]

Всем ирландцам знакома область, носящая имя English Pale, Английская территория Ирландии. Англичане не допускались в ирландское общество, точно так же, как и их предки, которым суждено было жить только на сравнительно небольшой береговой территории, примыкавшей к Дублину, на которую английские законы то распространялись, то нет до тех пор, пока Кромвель снова не завоевал остров в середине 17 века.

Таким образом, девиация palefaces становится еще одним средством выражения концепта, описывающего противодействие двух стран, Ирландии и Англии, и правильнее было бы перевести данную лексему не как «бледнолицый» (С.С. Хоружий), а как «чужеземец», «изгой».

3. Sassenachs. То hell with the bloody brutal Sassenachs and their patois (324).

К матери этих сукиных саксов с их кваканьем.

Ирландское «Sassenachs» в переводе Саксы, пренебрежительное именование англичан, сохранившееся и до сих пор.

Большое количество девиаций встречается и в описании ирландцев, которые чаще всего ассоциируются с повстанцами, участниками национально-освободительного движения. В основном, такие отклонения также образованы англизированными ирландскими заимствованиями.

1. Doing the rapparee and Rory of the hill (p. 295)

Rapparee — ирландский термин, прижившийся в английском языке, который переводится как «изгой». Первоначально это были ирландские католики землевладельцы, согнанные со своих земель Кромвелем в 1653 году. Кромвель высадился вместе со своей армией, чтобы заставить ирландцев покориться. Он устроил резню в Дрохеде и Уэксфорде, что не только вынудило ирландцев к подчинению, но и породило неумирающую ненависть ирландского народа к Кромвелю. Покинутые лидерами роялистов, ирландцы

сдались. Около 34 тысяч из них оставили страну и стали наемниками в армиях других стран. Парламент конфисковал почти все владения католиков (кроме тех, что находились в Коннахте) и начал новое заселение Ирландии, главным образом из числа отставных солдат. Ирландцы, не принявшие Лимерекский договор ушли в горы и создали партизанские отряды, грабившие англичан и отличавшиеся крайней жестокостью.

2. Fenians. You fenians forget some things. (p. 31)

Фении — от Фианны (Fenia), легендарной дружины воинов героя ирландских Финна Мак Кула, члены «Общества Фениев», террористической организации борцов за свободу Ирландии, основанной в 1857 г. В широком смысле так часто называли всех ирландских радикалов-республиканцев.

3. Croppies. Croppies! Lie down.(p.166)

Еще одна девиация, которая не нашла отражение ни в одном словаре. Анализ следует проводить от глагола «to crop»:

общ. собирать урожай; собрать урожай; давать урожай; подстригать; остричь; остригать; обрезать; подстричь; щипать (траву и т. п.); выщипать; подрезать; объедать; объесть; засевать; сажать; сеять; щипать траву; объедать кусты
биол. объедать (траву); щипать (траву)
выч. обрезать (изображение)
кож. крупонировать [www.multitran.ru]

Данная девиация — пример конверсии, V — N. Глагол «to crop» конвертируется в существительное croppy, выступающего в функции определения. Основным признаком концепта становиться характерная внешняя особенность.

В данном примере образованной по конверсии девиацией названы ирландцы, восставшие против Англичан, носившие коротко стриженые волосы. Позже, так стали называть любых ирландских партизан.

4. Wildgeese. Wildgeese chase. God knows where they are gone. (p. 452) — ищи ветра в поле. Куда они делись.

В он-лайн словарях дается лишь один вариант перевода: «напрасная затея», «пустое занятие».

wild goose chaseнапрасная затея [ www.multitran.ru].

Однако, применительно к Ирландцам, «дикие гуси» — те из них, кто добровольно покинул родину, предпочтя смену жительства господству Англии над их родиной.

5. Sinn Fein. It was Bloom gave the idea for sinn fein to put in his paper all kinds of jerrymandering (p. 163) — Это Блум подал идею шинфейнерам, чтобы в своей газете разоблачал всяческие махинации.

Шинфейнеры — еще одно название ирландцев, основанное на патриотической борьбе с захватчиками. Так называли себя члены ирландской националистической партии (основана в нач. 20 в.) Образована данная девиация заимствованным из ирландского языка, известным девизом Sinn Fein — «Мы сами» (We ourselves).

Среди вполне традиционных названий Ирландии, таких как Emerald Isle, встречаются и требующие объяснения:

1. Kathleen ni Houlihan — традиционное женское воплощение «духа Ирландии». Кэтлин — ни — Хулиэн.

Gaptoothed Kathleen, her four beautiful green fields, the stranger in her house. (p. 163)

Женское имя — название пьесы Йитса, Кетлин, дочь Хулиэна (1902), в которой главная героиня, старушка Кэтлин, олицетворяет Ирландию, завоеванную англичанами. Стивен вспоминает строки пьесы:

Бриджет: Что заставило Вас скитаться?

Старуха: Чужаки в моем доме.

Бриджет: Почему вы так страдаете?

Старуха: Они отняли у меня землю, четыре прекрасных луга. Чужаки — англичане, отобрали четыре прекрасных луга — четыре исторические провинции Ирландии: Коннахт, Ленстер, Манстер, Ольстер. Тот же образ старушки проявляется и в следующей девиации.

2. Silk of the kine and poor old woman. (р. 21) Шелковая коровка — еще одно название Ирландии. Фраза является дословным переводом ирландского словосочетания shioda па mbó — самое красивое животное из стада — упоминаемое в старой ирландской песне «Бедная старушка». В песне поется о легенде, по которой старуха выглядит такой для всех, кроме ирландских патриотов — боевиков, для которых она предстает как прекрасная девушка, с «походкой королевы». Именно этим событием и заканчивается пьеса Йитса.

3. The old sow that eats her farrow! (p. 595) Старая чушка, что ест своих поросят. Так Стивен называет Ирландию не только в «Улиссе», но еще в «Портрете Художника в юности», (глава 5). Для Джойса именно это название родины было самым любимым. Он говорил, что никогда не вернется в страну, поедающую своих детей.

4. Inisfail the fair (p. 293) — речь идет о знаменитом камне (название «і» фаль «/і» связано со значениями «светлый», «сверкающий», а также «изобилие», «знание» и пр.), по преданию, находившемся в Таре, королевской резиденции правителей Ирландии и одном из двух важнейших сакральных центров страны. Сама Ирландия (которую этот камень, несомненно, символизировал), называлась Долина Фаль или просто Фаль.

Таким образом, как можно заметить из анализа номинативной лексики, автор, с помощью девиаций, проводит четкую грань между двумя нациями, наделяет их представителей характерными чертами: ирландцев — духом национализма и революционности, а англичане, хотя, как таковые, не присутствуют эксплицитно, воспринимаются как завоеватели и феодалы:

Англичане Ирландцы
Sassenach Rapparre
Yellowjohns Croppies
Palefaces Fenians
Mongrels Wildgeese Sinn Fein
Strangers Sons of Kings
Англия Ирландия
The sea's ruler Weaver of the wind
The sister island The old sow that eats her farrow Kathleen ni Houlihan Silk of the kine Inisfail the fair

Чрезвычайно насыщено ассоциативно — смысловое поле концепта «Ирландия», связанное с национальным языком страны. Прежде всего, это выражается в различных заимствованиях из ирландского языка.

Вообще, ирландский был провозглашен официальным языком уже после написания романа, в 1921 году. Этот запоздавший политический и социальный акт оказался, однако, не в состоянии приостановить все более и более быстрое вытеснение разговорного ирландского языка, который не играет больше никакой реальной социальной роли. Главной причиной его упадка был великий голод 1848 г., когда большая часть населения Ирландии эмигрировала в Соединенные Штаты, где она американизировалась, но не потеряла полностью сознание своего происхождения.

Заимствование как процесс использования элементов одного языка в другом обусловлено противоречивой природой языкового знака: его произвольностью как разрешающей заимствование силой и непроизвольностью как препятствующим заимствованию фактором. Этим, по-видимому, и объясняется то обстоятельство, что процесс заимствования в современном английском языке, как, впрочем, и в русском языке, по имеющимся данным, весьма непродуктивен. В количественном отношении он значительно уступает таким процессам номинации, как словообразование и семантическая деривация (словообразование).

В основном, говоря о заимствованиях в английском языке, мы подразумеваем такие группы, как заимствования из французского, латинского, скандинавских языков.

Как известно, германские племена — англы, саксы и юты, переселившиеся на Британские острова в V в., встретились с исконным населением этих островов — с кельтскими племенами. Однако в связи с низким культурно-экономическим развитием племен, влияние кельтских языков на древнеанглийский было ничтожным. Это влияние фактически свелось к заимствованию нескольких слов из кельтских языков, сохранившихся в современном английском языке и до настоящего времени. В противоположность длинным многосложным словам, заимствованным из французского, англосаксонские слова, в основном, представлены одно — двусложными словами.

Относительно большее количество кельтских слов было заимствовано английским языком в более поздние периоды уже из гаэльского языка. В качестве примеров ранних заимствований их кельтских языков можно упомянуть и следующие слова: bard — бард, певец, поэт; bin — мешок, корзина (для вина, зерна); brat — ребенок, пострел, отродье; brock — барсук; down — холм; dun — серовато-коричневый.

Некоторые географические названия также являются ранними кельтскими заимствованиями в английском языке, например: Aberdeen, Ben Lomond, Dunbar, Kildare, Dunstable, Billigshurt.

Все они являются своего рода раритетами, то есть редко употребительными словами.

Однако в романе встречаются те слова ирландского происхождения, которые претерпевают значительные фонетические, грамматические и даже семантические изменения, приспосабливаясь, соответственно, к фонетическим, грамматическим и семантическим законам системы английского языка. Языкотворчество Джойса настолько глубоко, что он экспериментирует и со словами из Ирландского языка.

Из 50 ирландских заимствований романа, отобранных методом сплошной выборки, только 4 занесены в словари английского языка: dun — форт, bonnyclabber — простокваша, banshee — привидение — плакальщица, предсказывающая смерть близкого человека, gombeen — процентщик. Остальные слова не находят отражение в словарях, затрудняют понимание текста, требуют анализа. Для того чтобы понять значение слова, требуется искать подобный эквивалент в словарях ирландского языка.

Итак, девиациями заимствования мы будем называть лексемы, образованные по моделям транслитерации, транскрипции, а также словосложением ирландского и английского языков.

1. Самой многочисленной оказалась группа заимствований, образованная транскрипцией. (56% всех заимствований) Транскрипция (фонетический способ) — это такое заимствование словарной единицы, при котором сохраняется её звуковая форма (иногда несколько видоизменённая в соответствии с фонетическими особенностями языка, в который слово заимствуется). Таким способом из ирландского языка заимствуются слова to be on the shaughraun — от ирландского seachrán, мытарствовать; pishogue — от ирл. Piseog — суеверие, поверье; boreens — от ирл. Bóithrín дорожка, тропинка; moya — от ирл. mar dhea — ложь, обман, притворство.

2. Транслитерация — это способ заимствования, при котором заимствуется написание иностранного слова: буквы заимствуемого слова заменяются буквами родного языка. (24 % слов). При транслитерации слово читается по правилам чтения родного языка. Это такие слова как chara — от ирл. cara — друг; raimeis — raméis — ерунда, чепуха, неправда.

В специальной литературе можно встретиться с мнением, которое ставит транслитерацию в качестве основного переводческого приема [Виноградов 1978], потому, что название относится к конкретному, индивидуальному предмету, который называет. Однако, переводчики принципиально отказываются от этой концепции в пользу транскрипции, которая отражает действительное произношение названия на данном языке. Кроме того, транслитерировать названия с большинства языков на русский невозможно из-за разниц в алфавитах, и, следовательно, фонетике. Поэтому переводчик применяет также транскрипцию.

3. Словосложение двух или нескольких основ ирландского и английского языков — наиболее интересная группа слов, с точки зрения нашего исследования. (20 % слов). Джойс соединяет части слов двух языков, образуя тем самым лексические девиации, значение которых раскрывается только при более глубоком анализе. Это наименования, созданные из «осколков» ирландских и английских слов:

Таким примером служит сложное слово argol — bargol.

Mr. Bloom with his argol-bargol. (p. 336)

Мистер Блум со своими шахер — махерами.

Анонимный рассказчик повествует о том, как в кабаке собралась теплая патриотичная компания. Вскоре к ним присоединяется мистер Блум, который для истинных патриотов оказывается чужаком. Он не поддерживает горячих речей героев и стоит на позициях умеренности и миролюбия.

Argol — от ирландского «argáil» — «торговаться», «спорить». Второй же компонент девиации образован от английского to bargain, и изменяет произношение по аналогии с произношением первого компонента.

К этой же группе слов относятся лексемы, образованные путем наложения двух иноязычных слов: gobstuff (р. 170) = gob (ирл. «рот») + stuff (хлам, ерунда). Семантику некоторых девиаций не так легко понять, например слово Arrah = ирландский глагол ar (was) + английское междометие rah. Семантика слова близка фразе «действительно? Так все и было?», либо, что более вероятно, «не стоит, не обращай внимания». Например:

(1)Sorry — I broke a glass in your kitchen
Arrah — dont worry about it — it was a cheap one
(2) Will you have a cup of tea before you leave
No thanks — please dont go to the trouble
Arrah sure it is no trouble at all...

Интересной в плане лингвистического анализа представляется и девиация shebeenkeeper: (p. 450) shebeen — ирландское слово, выступающее в значении кабака, где незаконно торгуют спиртными напитками. Перевод слова — хозяин паба, кабака. Как можно заметить, словосложение для Джойса один из излюбленных способов создания девиаций.

Таким образом, иноязычные слова функционируют как экзотизмы, иррегулярные вкрапления в художественный текст произведения. Это слова, не закрепившиеся в общелитературном языке, частично зафиксированные в словарях иноязычных слов, в большинстве случаев некодифицированные (текстовые) номинации. Данные лексические единицы не воспроизводятся в языке регулярно, сохраняют не свойственные английскому языку созвучия, буквосочетания.

Следующая ассоциативная — смысловая связь концепта «Ирландия» — мифология Ирландии.

Ирония Джойса выражается, прежде всего, в пародировании высокого стиля легенд и мифов Ирландии.

In Inisfail the fair lies a land, the land of holy Michan. There rises a watchtower beheld of men altar. There sleep the mighty dead as in life they slept, warriors and princes of high renown (p. 293)

В этой же главе встречаем множество имен известных героев Изумрудного острова. Стивен наблюдает за морем: They are coming, waves. The whitemaned seahorses, champing brightwindbridled, the steeds of Mananaan. (т.е. волны). Мананнан, сын Лена (ирл. Manannan mac Lir), — в кельтской мифологии божество, связанное (как и его отец Лер) с морской стихией; владыка потустороннего мира на острове блаженных, посещение которых традиция приписывала Брану и Кухулину. Мананнан часто описывался как всадник, скачущий по морю или едущий по нему на колеснице. В романе он появляется и в 15 главе: the Three Legs of Man (p. 507), Мананнан изображался в форме треноги.

Легендарным героем Ольстера был великий воин Кухулин. О его подвигах примерно в 500 году н.э. была сложена эпическая сага «Похищение быка из Куальгне». Кухулин обладал необычайной силой и поистине ирландским характером: a daredevil salmon leap (р. 474) — в переводе С. Хоружего «лихое сальто-мортале», на самом деле «прыжок лосося».

В ирландских преданиях упоминается несколько различных геройских приемов, и, как сказано в примечании к Похищению Быка из Куальнге, в большинстве случаев не только затруднительно определить суть этих приемов, но даже как следует перевести их названия, т.е. перевод зачастую довольно условен [Kinsella 1969:29]. Тонкости исполнения воином приема, известного как прыжок лосося, в наше время тоже никому неизвестны. Точно можно сказать только, что применялся он героем как непосредственно в бою, так и в его геройских странствиях, для преодоления различных препятствий, от банальных речек до волшебных мостов. При выполнении этого прыжка герой использовал копье, отталкиваясь им, как лосось отталкивается хвостом.

Узнавание читателем определенного имени собственного предполагает и знание связанного с ним прецедентного текста. Культурный компонент в этом случае составляет денотативно-сигнификативную часть лексического значения слова. При этом благодаря ассоциативно-смысловым парадигматическим и синтагматическим связям слова в тексте, имя собственное передает различные индивидуально-авторские эмоционально-оценочные представления.

В Ирландии жили и другие, действительно мифологические существа. Ярким примером многочисленных духов, населявших Изумрудный остров, могут служить так называемые Banshee — сверхъестественные летающие существа, имеющие вид плачущей женщины. Они преследовали многие старинные роды (даже за пределами Ирландии) и своим леденящим душу плачем предвещали смерть кого-то из членов семьи или друзей: «А low incipient note sweet banshee murmured all» (p. 272). — «Начальная нота нежная фея тихонько шепнула: все» (стр. 301).

Легенды и мифы Ирландии слышны и в частом использовании символики — огонь, ветер, войско, колесница, море, кони (в эпизодах «Нестор», «Блуждающие скалы): The snotgreen sea. The scrotumtightening sea. Thalatta! Thalatta! She is our great sweet mother, (p. 5)

Вывод, к которому приходит читатель «Улисса» — Джойс относится с иронией ко всему — церкви, любви и верности, дружбе, а также к собственной Родине — Ирландии.

Джойс воспринимал панирландизм как одну из форм ненавистного ему шовинизма, а потому обратил острие своей сатиры против собирательной фигуры Гражданина, знатока, почитателя и хранителя исконных ирландских традиций и обычаев (глава 12). Хотя основа размышлений и пародий Джойса сугубо ирландская, его сатира универсальна и направлена против любых проявлений национализма, шовинизма, догматизма. Гражданин, которому по гомеровской схеме соответствует одноглазый Циклоп Полифем, — это псевдогерой со всеми полагающимися такой фигуре и такому явлению атрибутами; речь Гражданина — это набор клишированных фраз, штампов, общих мест.

So, of course the citizen was only waiting for the wink of the word and he starts gassing out of him about the invincibles and the old guard and the men of sixty seven and who fears to speak of ninetyeight...
... a new Ireland
... die for your country
... the memory of the dead
...Ireland sober is Ireland free.

На фоне этой безудержной пародийно-комической стихии особенно пронзительно звучат простые мысли Блума о любви, сострадании, человеческом достоинстве. «Блум, еврей, представитель гонимой, преследуемой нации, становится идейным противником Гражданина-Циклопа, ослепленного ненавистью ко всему неирландскому. На философском уровне противопоставление Гражданина и Блума можно расшифровать следующим образом: великану, колоссу, «мраморному человеку» противостоит человек» [Гарин 2004:213].

Таким образом, ядром индивидуально — авторского концепта Ирландия является противопоставление Англия — Ирландия, его лексическое выражение, представленное в различных девиациях заимствования из ирландского языка. Наряду с данным типом окказионализма, широко используется модель словосложения и редупликации.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь