(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

На правах рекламы:

http://florida55.ru/stat/tsvety-v-omske/ доставка цветов в омске.

Введение

Феномен «потока сознания», будучи одной из важных составляющих в художественной культуре XX века, ярко воплотился в творческой практике модернизма. Тем не менее, в современном гуманитарном дискурсе это понятие является недостаточно разработанным. Возникнув в конце XIX— первой трети XX веков, данный феномен, не имея однозначного определения и в то же время реально бытийствуя в художественных практиках, «обрастал» разными толкованиями, которые до сих пор не стали предметом специальной рефлексии в аспекте уяснения сущности его природы.

Дефиниция модернизма также является до сих пор дискуссионной в проблемном поле гуманитарного знания. Отсутствие общепринятых характеристик понятий «потока сознания» и модернизма вносит типологическую неясность и в определение специфических черт художественной культуры XX века.

Состояние неясности в терминологическом определении понятия «потока сознания» и в его типологической принадлежности, значимость «потока сознания» и его интенций для современной ментальности, а также важность этого понятия в культуре модернизма в целом (прежде всего, в литературе, живописи и кинематографе) обусловливают актуальность исследования. Отсюда вытекает проблема исследования, заключающаяся в обосновании «потока сознания» как культурологического понятия и решаемая на основании изучения его художественного дискурса в романе Дж. Джойса «Улисс» (1922).

В данном контексте целью диссертации становится позиционирование основных характеристик понятия «поток сознания» в культурологическом аспекте как условие выявления закономерностей его художественного воплощения.

Цель определяет следующие задачи исследования:

• выявить генетический аспект термина «поток сознания»;

• уточнить типологическую принадлежность текста «потока сознания» к модернистскому дискурсу;

• актуализировать способы художественного воплощения «потока сознания» (ассоциативность, представление о нелинейности времени и проявление бессознательного в «потоке сознания»);

• установить особенности соотношения невербальности предмета изображения с вербальной формой его бытийствования в тексте «потока сознания»;

• определить основные параметры ассоциации и символа, способы их функционирования в тексте «потока сознания»;

• обосновать представление о мифемной природе организации художественного текста «потока сознания», описать ее основное содержание в параметрах «высвобожденного сознания».

Объектом исследования является художественная культура модернизма в аспекте интенций, сформировавших пространство «потока сознания».

Предмет исследования составили «поток сознания» как текст, характерный для художественного сознания модернизма, и текст, построенный на принципах «потока сознания» в романе Дж. Джойса «Улисс».

Степень разработанности проблемы представляется возможным характеризовать в нескольких аспектах.

1) Философско-психологическом.

Идея представления жизни как всеобщего непрерывного потока прослеживается в философии, начиная с V в. до Р.Х. (Гераклит), меняются лишь конкретные формы ее воплощения. Одним из таких воплощений является «поток сознания» как составляющая философской концепции У. Джеймса, акцентирующая нерасчлененность и непрерывность процессов, происходящих внутри человеческого сознания.

В современной психологической парадигме «поток сознания» зафиксирован как понятие в истории психологии. Тем не менее, актуальная и популярная на рубеже XIX—XX веков психологическая концепция У. Джеймса оказалась не в состоянии объяснить «действительную природу» и «детерминацию сознания».

Непосредственное отношение к «потоку сознания» по У. Джеймсу имеет также современная ему философская концепция времени и памяти А. Бергсона, хотя сам термин «поток сознания» в ней отсутствует. У. Джеймс и А. Бергсон выводят на сцену философской рефлексии понятие о бессознательном. Последнее получило дальнейшую разработку в идеях З. Фрейда и К.Г. Юнга, повлиявших на специфику «потока сознания» как способа художественного изображения главным образом; существенным следует признать аспект влияния бессознательного на рациональную плоскость организации жизни.

Проблема прерывности и непрерывности в контексте художественного текста, понимание художественного времени в аспекте качества и количества, входящие в круг философской рефлексии П.А. Флоренского, также нашли свое отражение в данном исследовании.

2) Лингвистическом. «Поток сознания» не входит в число целостных лингвистических теорий. «Процессуальный» подход к языку в аспекте в аспекте непрерывно совершающегося в нем движения между языковыми элементами, которые сами представляют собой «сдвиги», освещает А.Ф. Лосев.

Учение о внутренней форме слова, разработанное А.А. Потебней, также представляется затрагивающим языковые проблемы, сопрягающиеся с феноменом «потока сознания».

3) Литературоведческом.

В теории литературы под «потоком сознания» традиционно понимается литературный прием, техника письма; кроме того, относятся такие тексты (произведения), в которых используется данная техника. Такая трактовка феномена широко представлена в работах Н.А. Анастасьева, Д.В. Затонского, В.В. Ивашевой, Т.Л. Мотылевой, Д.М. Урнова, а также в справочной литературе по филологии. Зачастую именно в этом аспекте «поток сознания», не вполне оправданно на взгляд автора диссертации, отождествляется с внутренним монологом. В круг привлекаемых филологических исследований также вошли работы М.М. Бахтина, актуализирующие жанровую природу романа, полифонизм как композиционный прием и карнавальную эстетику. К филологическому проблемному полю также принадлежат комментаторские труды непосредственно по предмету исследования и по творчеству Дж. Джойса в более широком аспекте, авторами которых являются I.H. Chayes, Т.Е. Connolly, S. Gilbert, A.D. Hope, H. Kenner, Е.Ю. Гениева, С.С. Хоружий.

4) Культурологическом.

«Поток сознания» в культурологическом аспекте исследуется как «реконструкция непосредственного восприятия творческим «я»-сознания непрерывности функционирования бессознательного через нарушения временной и пространственной последовательности событий, ощущений, переживаний»1. Фиксированную форму «поток сознания» приобретает в художественной культуре в адекватных формах выражения, в частности в романном тексте.

Отдельное информационное поле в разработке проблемы, поставленной в данной работе, составили биографические исследования и публикации о Дж. Джойсе Р. Эллманна, Е.Ю. Гениевой, С.С. Хоружего.

Гипотезой исследования является предположение, что вербальная художественная форма выражения «потока сознания» представляет собой поле сопряжения «укрепленности в предметном мире» и стремления проникнуть в суть вещей. Возникающая в силу природы романного слова антиномия вербального/невербального является способом преодоления языковой формы романа и наиболее ярко актуализирует процесс перехода образа из предметного мира в область сознания.

Методологической базой исследования стали основные принципы герменевтики, базирующиеся на исследовании слова в аспектах его понимания как замкнутой структуры и функционирования в тексте. Для рассмотрения вербального текста «потока сознания» в контексте общих принципов интерпретации художественного текста необходимо было применение таких методов, как контекстологический, филологический и стилистический анализ вербального художественного текста. В процессе анализа текста «потока сознания» учитывались также принципы аналитической психологии. При этом не предполагалось обращение к «потоку сознания» в аспекте его архетипичности. Не ставя перед собой специфическую задачу соотнесения романа Дж. Джойса с мифологическим сюжетом и в то же время учитывая своеобразие использования писателем мифологических мотивов, автор диссертации обращается только к одной составляющей мифа и воспроизводимой в поэтике текста «потока сознания» — мифеме.

Новизна работы состоит в монографическом исследовании понятия «потока сознания» как способа организации художественного текста в его основных параметрах: метафоричности «потока сознания» в генетическом аспекте; типологической принадлежности «потока сознания» как способа художественного изображения присущего эпохе модернизма; ассоциативного соединения состояний сознания как природы особого внутреннего времени сознания; дифференциации внутреннего монолога и «потока сознания» на основе различения их организации и функционирования; трактовке ассоциации как одного из возможных способов раскрытия символа.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в определении «потока сознания» как особого способа художественного воплощения вербально/невербальной дихотомии. Это понимание, во-первых, базируется на культурологическом подходе к предмету исследования и выводит понятие «поток сознания» за рамки сугубо литературного приема; во-вторых, уточняет типологическую дефиницию понятия «потока сознания» в его основных параметрах; в-третьих, позволяет более точно дифференцировать тексты «потока сознания» и внутреннего монолога.

Практическая значимость данного исследования обусловлена обобщением опыта автора в области изучения «потока сознания» как текста, характерного для художественного сознания модернизма, практикой интерпретации текста «потока сознания» в романе Дж. Джойса «Улисс», возможностью использования материалов исследования в процессе учебной работы в высших и средних учебных заведениях в рамках специальных курсов и семинаров культурологической и филологической тематики по культурологическим аспектам художественного текста «потока сознания» и проблемам герменевтики художественного слова.

Ключевые концепты исследования:

Сознание — совокупность чувственных и умственных образов, для которой характерно в той или иной степени отчетливое знание того, что я являюсь тем, кто переживает эти образы.

Высвобожденное сознание — понятие, используемое К.Г. Юнгом, в котором фиксируется «срединное» состояние между сознательным и бессознательным, могущее быть переданным средствами художественной выразительности в модусе «девственного» «я» сознания.

Бессознательное — особая сфера психического, качественно отличная от «сферы сознания». Понимается в аспекте, раскрытом в рамках аналитической психологии К.Г. Юнга, более широком, чем психоаналитическая трактовка З. Фрейда, особенно с точки зрения «мифологического», архетипического, наполнения бессознательного, а также с точки зрения подхода к интерпретации материала, сближаемой К.Г. Юнгом с методами искусства.

Символ — образно представленный «сопротивляющийся определению» опыт мышления. По отношению к бессознательному выступает как способ его проявления в адекватной для человеческого сознания форме. Символ имеет множество интерпретаций, поскольку скрывает множество смыслов. По отношению к художественному произведению символ в равной мере проявляет «открытость» и «сокрытость» бытия, разрешая «вечный спор» «явленности» и «тайны» (терминология М. Хайдеггера).

Мифема — усеченный до имени, эпизода, детали миф. Мифема в процессе развития художественной культуры обретает собственную судьбу, собственную историю, сохраняя при этом генетическую связь исходным мифом. В пространстве текста «потока сознания» мифема приобретает функцию мотива, отличаясь от последнего меньшей универсальностью и конкретностью мифологического наполнения.

Ассоциация — возникающая в опыте индивида закономерная связь между двумя содержаниями сознания (ощущениями, представлениями, мыслями, чувствами и т. п.), которая выражается в том, что появление в сознании одного из содержаний влечет за собой и появление другого. Способ соединения элементов в «потоке сознания». Ассоциация позволяет осуществить развертывание символа внутри одного художественного текста, а также обеспечивает интертекстуальные связи.

Вербальное/невербальное. Область вербального в сознании — совокупность содержаний сознания, облеченных в форму естественного языка (вербальную форму) и потому осмысленных. Рассматривается в контрасте с областью невербального в сознании — совокупностью содержаний сознания, еще не подвергшихся осмыслению (неотрефлектированных) человеком, и потому не имеющих формы естественного языка, представленных в сознании в своей непосредственной форме слуховых, вкусовых, зрительных, тактильных и других ощущений, феноменов воли, чувств, предчувствий и т.д.

На защиту выносятся следующие положения:

• Содержание психологической метафоры, введенной в научный оборот У. Джеймсом, не корреспондирует с тем, которое «поток сознания» в качестве понятия получил в художественных практиках модернизма, акцентировавших не столько непрерывность процессов, происходящих в сознании, сколько тотальность и беспорядочность в регистрации мыслей.

• Феномен «потока сознания» как художественный прием типологически родственен культуре модернизма, поскольку несет в себе отражение основополагающих интенций, определяющих художественное сознание данной эпохи: ее «укрепленности в предметном мире», с одной стороны, и «характерного онтологизма», с другой.

• «Поток сознания», будучи особым образом организованным текстом, резко дифференцируется от «внутреннего монолога» на том основании, что не предполагает наличия коммуникативной функции «я» сознания с «я» героя.

• Психолого-философские характеристики «потока сознания» определяют художественные формы его воплощения, базовым принципом которых является ассоциативность в построении текста (нелинейность в представлении о времени, имплицитное проявление бессознательного в процессах, происходящих в сознании). Принцип ассоциативности, действующий в сознании, «выключает» линейное однонаправленное время, делая текст «потока сознания» вневременным, предоставляя поле для развертывания мифемы в тексте.

• Мифемная форма является идеальной для реализации «потока сознания» в художественном тексте «Улисса» Дж. Джойса, в пространстве которого «высвобожденное сознание» обретает контуры героев, событий, в целом конструирует романный континуум.

Личный вклад заключается в том, что осуществлено монографическое исследование понятия «поток сознания» в его основных параметрах как способа организации художественного текста, в основе которого лежит ассоциативное соединение разных состояний сознания, что создает его особое внутреннее время. Осуществлено различение предметов художественного изображения текстов внутреннего монолога и «потока сознания»; это позволило более точно дифференцировать «поток сознания» и внутренний монолог в их направленности.

Апробация результатов исследования осуществлялась на всероссийской научно-практической конференции «Философия искусства П.А. Флоренского и художественная культура XX века» (Кострома, 2002), III Розановских чтениях «Ноуменальный Розанов» (Кострома, 2002), межвузовском научно-теоретическом семинаре «Теория и практика художественных направлений в русской культуре первой трети XX века» (Киров, 2001); а также в ходе Межрегиональной научной молодежной школы по методологии изучения теории и истории культуры (Ярославль, 2001). Работа обсуждалась на заседаниях кафедры теории и истории культуры и кафедры философии и политологии Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова.

Внедрение результатов исследования осуществлялось на базе Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Материалы исследования были использованы в ходе доцентской практики в чтении спецкурса «"Поток сознания" и способы его воплощения в художественном тексте» для студентов факультетов иностранных языков и художественно-графического в 2000—2001 учебном году.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих по три параграфа каждая, заключения и списка литературы, включающего 168 наименований.

Примечания

1. Едошина И.А., Бондарев В.А. Культурология: основные понятия. Кострома, 2000. — С. 27.

  К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь