(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

На правах рекламы:

Аллергология www.clinicist.ru.

Некоторые функции шекспировских цитат и аллюзий в "Улиссе"

На примере шекспировских цитат и аллюзий в "Улиссе" видно, что использование "чужого" слова в модернистском романе — это прежде всего стилевое явление. Анализ той или иной цитаты/аллюзии и ее перевода неизбежно затрагивает вопросы стиля: насколько цитата по своему стилю выпадает из общего строя речи героя? адекватно ли передает перевод стилистическую окраску цитаты в оригинале?

Основная цель комментария шекспировских аллюзий в "Улиссе" -привлечь внимание читателя к тому, как именно вступают во взаимодействие два контекста, шекспировский и контекст романа. Вот почему комментарий должен напомнить читателю о том, в какой ситуации произносят герои Шекспира те или иные слова. Нет смысла в каждом случае делать выводы о "скрытом" значении аллюзии, пытаясь усмотреть в тексте "Улисса" больше, чем он уже содержит. К примеру, имеет ли скрытое значение цитата из "Антония и Клеопатры" в потоке сознания Стивена (184.7)? Скрытого — нет, а вот в качестве очередного штриха к портрету героя, как указание на ассоциативные свойства человеческой памяти — эта цитата, конечно, значима.

Шекспировское слово занимает одно из ведущих мест в стилистическом многоголосии "Улисса", наряду с Библией и цитатами из популярных во времена Джойса песен, оперных арий и произведений других музыкальных жанров. Джойс — писатель-лингвист, чуткий к внутренней форме слов, их звучанию, стилистической окраске. Он использует слова не как подсобный инструмент для передачи духовного и физического состояния своих героев, их впечатлений от увиденного и услышанного. Язык — это отдельный персонаж "Улисса"; Джойс позволяет словам романа говорить самим за себя. Как отмечает С.С. Хоружий (цитируя Сэмюэла Беккета), текст "Улисса" надо не читать, а "смотреть и слушать". Шекспировским же словам есть, что рассказать. Даже в тех случаях, когда герои "Улисса" цитируют их неумышленно, они сохраняют память о своем "происхождении" и расширяют стилистическое и смысловое поле романа. Выделяясь из речи героев своей формой и звучанием, они привносят в современный мир "Улисса" отголосок иной — елизаветинской — культуры. В Дублине начала XX в. этот отголосок, или, скорее, голос, звучит, по выражению Блума, "торжественно" (145).

Шекспировские слова — не всегда, но зачастую — привлекают за собой тот контекст, в котором они стоят у Шекспира, и читатель невольно сопоставляет шекспировскую ситуацию с ситуацией "Улисса". В этом случае прием аллюзии может достичь пародийного эффекта. Так происходит, к примеру, в случае с цитатой из "Цимбелина" в "Эоле": "Пусть дым от алтарей" (136). В шекспировской пьесе Цимбелин произносит эти слова в последнем акте, собираясь благодарить богов за счастливый исход событий. Стивен вспоминает эту строку, наблюдая за тем, как люди в газетной редакции "застыли с сигаретами в пальцах, и дым от них восходил тонкими побегами" (136). Джойсу требуется передать иронию Стивена по отношению к остальным участникам сцены, и цитата из "Цимбелина" позволяет ему это сделать не посредством прямого авторского слова, а изнутри образа героя — так, чтобы читатель мог почувствовать эту иронию сам. Узнавая присутствие "чужого" голоса в мыслях героя, читатель со-участвует автору в создании характера Стивена.

Диалог, возникающий при взаимодействии контекстов Шекспира и "Улисса", не относит шекспировское слово к абсолютному прошлому, которое можно лишь пародировать, а указывает на связь этих контекстов. В "Улиссе" Джойс делает акцент на выявлении в жизни людей архетипического, переходящего из эпохи в эпоху. На повторяемость определенных ситуаций в жизни людей в романе указывают не только такие последовательно проведенные Джойсом параллели, как Стивен-Телемак и Стивен-Гамлет, но и отдельные цитаты/аллюзии. Примером может служить цитата из слов леди Макбет в "Телемаке" (19.38), которая вводит в ткань главы один из вечных мотивов мировой литературы — мотив "несмываемого" преступления.

Одной из функций шекспировских цитат в речи и сознании Стивена в "Сцилле" и вообще в "Улиссе" является обрисовка характера героя. Джойс "использует отсылки к известным тестам как тропы, с целью донести до читателя оттенки эмоций своих персонажей". Обилие шекспировских цитат — зачастую малоизвестных — в потоке сознания Стивена позволяет Джойсу показать книжность ума героя, его привычку к мышлению "чужими" текстами. В этом Джойс противопоставляет Стивена Блуму, который также вспоминает цитаты из Шекспира, но лишь те, что превратились в крылатые слова. Если Блум и вспоминает Шекспира, то чаще всего этому предшествует какое-либо яркое впечатление, полученное им от реальной действительности. Так, в "Аиде", на похоронах Дигнама, он вспоминает сцену в склепе из "Ромео и Джульетты" (104) и могильщиков из "Гамлета" (105). В сознании Стивена, наоборот, цитатами из Шекспира перемежаются мысли, не имеющие к Шекспиру никакого отношения. К примеру, наблюдая за походкой библиотекаря, герой вспоминает упомянутые в пьесах Шекспира названия танцев. На примере шекспировских цитат видно, как технический элемент текста становится в романе Джойса смыслонесущим.

Итак, некоторые функции шекспировских цитат и аллюзий в "Улиссе":

1. Для Джойса малоизвестные цитаты и аллюзии — одно из ведущих средств его техники: в контексте модернизма они являются примером того, как модернистская литература подчеркивала свою элитарность. Используя скрытые аллюзии, сливающиеся с общим потоком сознания героев, Джойс участвует в модернистском эксперименте по обновлению средств художественной изобразительности. Шекспировские параллели в "Улиссе" служат Джойсу средством выявления в современности непреходящих мотивов и ситуаций.

2. Цитирование в "Улиссе", наряду с текстами Шекспира, текстов о Шекспире, — пример ориентировки литературы XX в. не только на интер-, но и на метатекстуальность. Последнюю можно объяснить стремлением авторов расширить область "владычества" литературы, а также подтвердить особый статус литературы, ее самоценность, перед лицом "той беспредельной анархии, каковой является современная история" (Т.С. Элиот, эссе ""Улисс", порядок и миф") (""Ulysses", Order and Myth", 1923).

3. Шекспировские цитаты и аллюзии, наряду с другими "чужими" словами в "Улиссе", позволяют Джойсу создать объемные образы героев, не прибегая к прямому авторскому слову. При этом они помогают не только раскрыть характеры персонажей, но и передать в романе особенности человеческого мышления, например, пересечение в сознании сиюминутных впечатлений с воспоминаниями о прошлом. Через цитаты и аллюзии из текстов ушедших эпох прошлое проникает в "Улиссе" в мир настоящего, в результате чего роман об одном дне из жизни Дублина охватывает в идейном плане многие века и культуры.

4. Особую функцию исполняет в "Улиссе" шекспировская теория Стивена. Об этом — в следующем разделе.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь