(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Вс.В. Вишневский. Что хорошо у Дос-Пассоса1

<...>Когда я думаю о том, как можно использовать западный материал, меня останавливает ряд людей: «осторожно, не ступите сюда: здесь мелкобуржуазное сознание и распад». Мне хочется сказать: «милые товарищи, драгоценные товарищи, подождите 2—3—4 года, посмотрите, что советские художники сделают с теми материалами, которые дает им жизнь, запад, восток, все, что на наших глазах происходит». <...>

А пока читайте Доса и Джойса. Чтобы изучить приемы. Ни в одной главе «1919» Дос не дает ни одной «психологической детали», «тайны души», но все «детали» и «тайны» мы видим. В «хаосе» Доса вы начинаете отчетливо понимать психику и социальное качество его людей.

Что эти люди представят для нас, когда мы начнем с ними «заниматься»? Займут ли они нейтральную позицию друзей или врагов? Вот здесь-то мы и начинаем изучение вероятных противников и друзей. Это дело огромной важности. И вместо отрицания Джойса — следует пристально его прощупать. Кульминационный пункт творений Джойса — это «Улисс» (1922). Это англосакские «Мертвые души». Это произведение написано с гневом, с болью, с горечью, с таким бесстрашием, что если бы его знали у нас, — многих макарьевских ошибок мы избежали бы. Художник говорил бы за себя!

«Улисс» дает такое вскрытие современных условий существования на Западе, дает такие рельефные и страшные фигуры людей и поступки этих людей, что вы, прочитав это произведение, можете сказать: «это обвинительный акт Европе!».

Этот акт труден, для многих он будет непривычен и может быть непонятен (может быть «Улисс» будет понятен, если назвать его классическим?..). Это огромный труд, который дает и даст свои результаты.

Что, как мне кажется, дает нам Джойс? В формальном плане — он заставляет искать глубокую форму. Джойс и Дос заставляют задумываться о том, каким образом передавать мир, адекватно передавать огромную мировую наполненность. Миновать этих писателей, которые дают замечательным рисунком огромное многообразие жизни, рисунком, доводящим вас до физического ощущения жизни, смерти, солнца, воздуха — нельзя. Каким образом это сделать? Их приемы надо использовать. Пробы уже идут и ничто их не остановит.

Подражательства надо отбросить. Важен свой самостоятельный путь — через все объекты Запада.

1933
(№ 134)

Примечания

1. Выступление в дискуссии «Советская литература и Дос Пассос». Дискуссия, проходившая 17 марта 1933 г., была организована редакцией журнала «Знамя», опубликовавшего ее материалы. Это было время наивысшей популярности Дос Пассоса в СССР, где писатель побывал в 1928 г. Романы «Манхэттен» и две первые части трилогии «США» — «42-я параллель» и «1919», дававшие объемную и критичную картину жизни американского общества первых десятилетий XX в., — уже существовали на русском языке в переводах В. Стенича. Читатели смогли оценить и масштабность замысла, и новаторство в его художественной реализации. Писатель отказался от связного сюжета, выстраивал повествование по принципу монтажа, прослаивая его «кадрами» хроники и лирическими отступлениями в манере «потока сознания». Эксперименты Дос Пассоса увлекли ряд молодых литераторов и стали предметом полемики, некоторые участники которой, в том числе упоминаемый Вишневским критик И.С. Макарьев, усматривали в них проявления опасного для советской литературы формализма. Образцом его оставался в глазах официальных критиков «Улисс», восприятие которого Вишневским, пусть и крайне политизированное, расходилось с мнением большинства.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь