(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Жанр новеллы в Ирландии рубежа веков. "Одноактные новеллы" и новеллы "с приглушенным повествовательным эффектом" в "Дублинцах"

Генри Кэнби, анализируя развитие жанра рассказа в английской литературе, делает вывод, что "история рассказа в Англии — это история изменения моды" ("The Short Story in English" — 160, 347). Какая же мода господствовала в английской литературе рубежа веков и как она могла повлиять на новеллистику ирландца Джеймса Джойса?

В конце 19 века, когда Джойс впервые появляется на литературной сцене, в английской новеллистике преобладает натурализм и ощущается сильное влияние французской литературы. Творчество Золя, Гонкуров, Флобера и Мопассана трактуется в натуралистическом ключе. Это особенно заметно в произведениях Джорджа Гиссинга, Джорджа Мура, Артура Моррисона — писателей-новеллистов "мопассановской" школы. Джойс был знаком с их творчеством и упоминает всех трех авторов в одном письме, называя Гиссинга и Моррисона "современными английскими писателями- "реалистами" (Дж. Джойс. Статьи... — 8, 196). Кавычки в этом определении Джойса содержат пренебрежительную оценку этого направления. Занятно, что и новеллы самого Джойса некоторыми исследователями были оценены в том же ключе, как образец натуралистического письма (Э. Уилсон, "Axel's Castle..." — 207; М. Ходгарт, "James Joyce: A Student's Guide" — 178; ряд статей, опубликованных в "The Critical Heritage" (1902-1927) — 179). Но возникает и другая тенденция, подмеченная еще в начале века английским критиком Б. Мэтьюсом ("The short story: Specimens illustrating, its development" — 191). Э. По провел четкое разграничение между повестью и новеллой: "В настоящем рассказе — где нет места для развития характера и для большого изобилия и разнообразия событий — истинное построение, конечно, гораздо более настойчиво требуется, чем в повести. Неудачный план в этой последней может ускользнуть от наблюдательности, но в рассказе — никогда" ("Статьи.Афоризмы..." — 101, 896). Вслед за Э. По, Мэтьюс строит свою концепцию на примере фабульной новеллы, в основе которой лежит яркое событие или необычное происшествие. Непременное качество "short story" — динамичный, законченный и четкий сюжет. Единство впечатления он связывает не только с краткостью и лаконизмом, но также с тем, что в рассказе изображается одно событие, один характер, одно чувство или ряд чувств, вызванных одним событием. Наряду с событийной новеллой, которой отдается предпочтение, он признает другой тип малого жанра: в нем можно ограничиться описанием характера героя или даже картиной настроений и впечатлений. Этот тип рассказа в 20 веке становится столь же обычным, как и событийный рассказ. Источником для современного английского рассказа служит "tale", короткая жанровая форма, которой свойственны свободное построение сюжета и "сказовая" манера повествования. Среди образцов этого жанра "Кентерберийские рассказы" Чосера ("Canterbury tales"), "Зимняя сказка" Шекспира ("Winter's Tale"), "Сказка бочки" Свифта ("А tale of a tub"). В конце 19 века этот термин встречается в названиях у Редьярд Киплинга ("Plain Tales from the Hills", 1887), Томаса Гарди ("Wessex Tales", 1888), Оскара Уайльд ("The Happy Prince and Other Tales", 1988), Джозефа Конрада ("Tales of Unrest", 1889). Кстати, "Дублинцы" создавались почти одновременно с "Юностью" и "Тайфуном" Конрада. Еще один источник "short story" — "essey" (его традиция идет в английской литературе от Д. Аддисона и Р. Стиля, в 20 веке этот жанр представлен в творчестве Вирджинии Вулф).

Жанровые особенности произведений Джойса также связаны с развитием национальной литературы. Новелла в Ирландии имеет древние корни, ее истоки — в ирландских сагах. В отличие от эпоса других европейских народов, ирландские саги имеют прозаическую форму. Они называются "сагами" по примеру скандинавского эпоса, но близки к жанру повести. Еще одним источником современной ирландской новеллы стал устный рассказ. Такое большое значение устная традиция приобретает из-за систематического уничтожения английскими завоевателями памятников письменной культуры. Именно она сохраняет для национальной литературы ее "ирландскость". Эти обстоятельства делают новеллы поистине национальным жанром ирландской литературы. Ирландская новелла наследует от устного рассказа доверительную интонацию и демократичность языка, идущие от непосредственного общения со слушателем. Вынужденная "выключенность" из мировой культуры — результат многовекового гнета, своеобразно отразилась на развитии литературы. "Веками поэзии называют пять долгих столетий (XIII-XVII), на которые растянулось покорение Ирландии", — пишет А. Саруханян в статье "Поэзия древняя и современная" (110, 3). Возрождение ирландской прозы начинается с жанра рассказа15. Даже "Улисс" Джойса по существу является "самым невероятным карликом в мире" (Бичкрофт -151, 182), выросшим из замысла новеллы. Роман в Ирландии остается продуктом "вторичной", подражательной литературы, особенно сильно чувствуется влияние на ирландский роман конца 19 — начала 20 века творчества Вальтера Скотта. Увлечение старшего поколения своих современников Вальтером Скоттом отмечает и Джойс. Мы уже анализировали в Главе "Контекст" книжный ряд на полке умершего священника ("Аббат" Вальтера Скотта, "Благочестивый причастник" и "Мемуары Видока"). В другой новелле мальчик встречает странного незнакомца, который перечисляет авторов, популярных в Ирландии начала века, и опять в списке оказывается Вальтер Скотт: "Я увидел человека, приближавшегося к нам с дальнего края поля... Потом он начал говорить о школе и о книгах. Он спросил нас, читали ли мы стихи Томаса Мура и лорда Булвера Литтона... Он сказал, что у него дома есть все сочинения лорда Литтона и все сочинения сэра Вальтера Скотта и что ему никогда не надоедает перечитывать их" (новелла "Встреча" — 1, 21).

Несмотря на то, что новеллы "Дублинцев" — бесфабульные, некоторые из них представляют собой пример классических "одноактных" новелл, где изображаются одно событие и один характер; другие по повествовательной технике уже близки к "Улиссу". Так, к одноактным можно отнести новеллу "Личины", построенную как драматический эпизод и работающую на раскрытие характера главного героя, и новеллу "Мертвые". Несколько другая повествовательная техника в новелле "Несчастный случай": холодность натуры мистера Даффи передана через точный отчет о его комнате, через каталог символов, который получит свое предельное выражение в главе вопросов и ответов в "Улиссе". Когда мистер Даффи погружается во внутреннее созерцание, его смутные страхи становятся уже чем-то надличностным, сливаясь с преследующими его образами и звуками. Т. Бичкрофт называет такую технику "приглушенным повествовательным эффектом" (151, 181). Неудивительно, что Леопольд Блум, когда идет на похороны Падди Дигнама, вспоминает похороны миссис Синико. Если считать краткость качественным показателем жанра, то это свойство ведет к тому, что Эдгар По называл "суггестивностью", а исследователи Чехова — "подводными течениями". У Джойса подтекст является единственным (но не всегда достоверным) способом выражения авторской позиции.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь