(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

На правах рекламы:

В аптеке посоветовали попить месяц orthomol

Английская экспансия (социо-культурный контекст "дублинцев"

В середине 12 века ирландец Дермот Мак Морроу, риаг Ленстера, похитил красавицу Деворгиллу — жену другого риага, ирландца О'Рурка:

Как журавлиный клин в чужие рубежи, —
На головах царей божественная пена, —
Куда плывете вы? Когда бы не Елена,
Что Троя вам одна, ахейские мужи?
И море, и Гомер — все движется любовью...

Любовная история вылилась в первое англо-норманнское вторжение в Ирландию в 1169 году. Горькая любовь Иейтса — Елена Троянская, Кэтлин собственной персоной. До рождения Джойса Bloomsday длился более семи веков англо-ирландской войны. Что же стало с героической Ирландией за это время?

"Дублинцы", создававшиеся с 1904 по 1907 год, публикуются только в 1914 году. Рубеж девятнадцатого и двадцатого столетий ознаменовался мощным культурным подъемом и множеством конфликтов в общественно- политической жизни Ирландии. Начиная с 12 века, Ирландия находилась под властью Англии — Ирландию можно назвать первой английской колонией. В 1800 году принятием унии Ирландии с Великобританией была уничтожена политическая автономия страны (до этого в Ирландии действовал свой парламент, а верховная власть принадлежала английской короне). К концу 19 века Ирландия — это наиболее неразвитая и бедная часть Великобритании.

Одним из самых страшных событий в истории Ирландии стал "великий голод", унесший в середине 19 века около миллиона жизней. Политика английских властей спровоцировала массовую эмиграцию, повсеместную бедность и опустение: Англия не только не оказала Ирландии столь необходимую помощь, но и продолжала вывозить из страны продовольствие. Ирландцы покидали родину в поисках крова и работы. Эмиграция стала для многих ирландцев единственным выходом из сложившейся ситуации; позднее, в ирландской литературе 20 века она стала одной из сквозных тем.

Патриотические настроения объединяли ирландское общество, но страна оказалась во власти политических и социальных разногласий. В 1879 году была образована Земельная лига, боровшаяся за интересы крестьян против ирландских и английских землевладельцев, и уже в начале 20 века развернулись настоящие классовые бои. Молодой Джойс не избежал увлечения социалистическими идеями. Он даже называет себя в одном из писем к брату "писателем-социалистом", хотя увлечение "социализмом" было поверхностным, более относившимся к анархистскими идеями, которые Джойс поначалу не отделял of социалистических1.

Когда оказалось, что остроумная практика Парнелла, лидера партии гомруля, произносившего длинные спичи в парламенте, не приносит желаемых результатов, возникло новое движение — Sinn Fein (что означает "мы сами"): Ирландия должна рассчитывать на себя, а не ждать помощи или милости Англии. Тем не менее, многие еще верили в парламент. Таким образом, в конце 19 века независимости хотели многие, но имели о ней различные и зачастую противоречивые представления: раскол стал бедой Ирландии еще до появления границы, отделившей север от юга.

Последняя и наиболее сильная волна английской экспансии совпадает по времени с промышленной революцией, которая в считанные десятилетия разрушает социальную структуру Ирландии, насильственно ускорив переход от средних веков к новому времени. Этот "скачок" является существенным для понимания "двойного" Дублина, который мы видим в произведениях

Джойса, отчасти объясняя, почему легенды и история спутались и заблудились в улицах города, стали его кровеносными сосудами, превратили его в единый живой организм. Английские переселенцы (потомки прежних и новые) занимали привилегированное положение в ирландском обществе, так же как протестантская церковь стала главенствующей по отношению к католической. Но значение католицизма в Ирландии только возросло: большинство населения составляли католики, а низшее и среднее духовенство не раз вдохновляло и возглавляло ирландские национальные выступления. Быть католиком в Ирландии означало быть "коренным ирландцем" и почти всегда — принадлежать к низам общества. Таким образом, Ирландия находилась под политическим господством Англии и религиозным — Рима. Но и многие протестанты, потомки англичан-переселенцев, становились самыми настоящими ирландцами. Произошло усвоение обычаев, языка и антианглийской ориентации так называемыми "англо-ирландцами". Подтверждением тому служат такие значительные фигуры в истории Ирландии, как Теобальд Уолф Тон — руководитель восстания 1798 года, ставшего "ирландским ответом на французскую революцию", и писатель Джонатан Свифт — англо-ирландец и настоятель протестантского кафедрального собора в Дублине, яростно обличавший жестокость английской политики.

В сфере национальной культуры тоже происходит "английская экспансия": ирландский (гэльский) язык в конце 19 века почти искоренен, на нем говорят только крестьяне в захолустных областях страны. В новелле Джойса "Мертвые" Молли Айворз призывает Габриела Конроя поехать на Аранские острова: это одно из немногих мест, где крестьяне продолжали говорить на гэльском языке. Наследие древней и средневековой Ирландии — саги и поэтическое творчество бардов — долгое время находилось под спудом, древние рукописи чудом уцелели от полного уничтожения. Для большинства ирландцев родным языком стал английский, но преобразованный на основе английского языка эпохи Возрождения. Этот новый язык, получивший название англо-ирландского диалекта, воспринял гэльскую ритмику и элементы грамматики.

В период раннего средневековья Ирландия была страной с высокоразвитой самобытной культурой. Уже в 6 веке Ирландия была "одним из тех мест, где светильники культуры продолжали гореть, пока в Европе не наступило новое ее возрождение" (Д. Неру, "Семисотлетняя война между Ирландией и Англией" — 95, 411). Первые памятники прозаической литературы относятся к 8-9 векам, когда были сделаны записи древних ирландских саг; в средние века получают распространение профессиональные поэтические школы бардов. Но война с Англией влияет и на развитие литературы, и на язык этой литературы. Из-за систематического уничтожения памятников ирландской культуры особое значение приобретает устная народная традиция. Народные баллады, ставшие популярным жанром в 15-16 веках, до конца 18 века сохранялись в устной передаче. Они повествовали о героической борьбе с английскими завоевателями. До сих пор в Ирландии жива традиция уличного исполнения песенных баллад: "Мы шли ярко освещенными улицами... среди гнусавых завываний уличных певцов, тянувших песню про О'Донована Россу или балладу о горестях родной нашей страны", — пишет Джойс в новелле "Аравия" ("Аравия" — 1, 27).

На основе устной традиции рождается новая литература, но уже преимущественно на английском языке. В 19 веке литература Ирландии в основном подражательная и находится под сильным влиянием английского романтизма. А для поэзии романтизма характерно обращение к народному творчеству. Итак, круг замкнулся. Лучшие поэты Ирландии того времени стали переводчиками ирландской поэзии на английский язык.

Плачет ирландский мальчишка, отвечая английский урок.
Приживитъ чужой ЯЗЫК — такая же мука,как снова родиться.
Через сто лет внук твоих внуков споткнется о потерянный слог наречья, которого нет.
(Джон Монтегю, «Пересаженная речь». 1978 г.)

Эта парадоксальная ситуация своеобразно повлияла на творчество Джойса: характерный для ирландской литературы конфликт ирландского, англо-ирландского и английского литературного языков предвосхитил деформацию английского языка и традиционной формы романа, которые мы встречаем в "Улиссе" и "Поминках по Финнегану". В "Дублинцах", более раннем произведении, текст насыщен явными и скрытыми литературными аллюзиями. Являясь, по замыслу Джойса, "духовной историей" Ирландии, книга написана на английском языке. Она очерчивает то литературное пространство, в котором творит современный Джойсу ирландский писатель. В то же время аллюзии на английские и ирландские произведения имеют явный характер: почти всегда называется автор или даже заглавия книг. Они четко маркируют и английские, и ирландские тексты как "свое". "Он еще не решил насчет цитаты из Роберта Браунинга; пожалуй, это будет не по плечу его слушателям. Лучше бы взять какую-нибудь всем известную строчку из Шекспира или из "Мелодий", — размышляет Габриел Конрой (новелла "Мертвые" — 1, 162). Габриел ставит в один ряд как общеизвестные "Ирландские мелодии" Томаса Мура и творчество Шекспира. На книжных полках дублинцев мы находим книги Дж. Г. Байрона, У. Водсворта, Э. Булвера-Литтона, В. Скотта... Иногда Джойс использует менее открытые, но также легко читаемые "цитаты", такие как сцена на балконе в новелле "Мертвые" (параллель — "Ромео и Джульетта"). Такие же явные аллюзии, но уже с четкой маркировкой "чужое", "другое" даны по отношению к экзотике (Персия, Аравия, Дикий Запад). В чем же смысл такого разделения? Ответ, наверное, кроется в творчестве ирландских предшественников Джойса и в том, как Джойс толковал и переосмысливал их опыт.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь