(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.6.1. Прорастание эпифанической модели художественного текста в коллективном идиостиле первой трети XX века

Сосуществование двух моделей художественного текста, одна из которых содержит сложившиеся лингвотипологические нормы, а другая трансформирует их, является важным условием стабильности коллективного идиостиля эпохи. Нарождающиеся нормы проходят путь от их типологизации в идиостилях однохронных писателей до их возведения в статус лингвотипологических в коллективном идиостиле эпохи.

По-нашему убеждению, в коллективном идиостиле эпохи одни идиостили писателей поддерживают баланс между унаследованными и нарождающимися лингвотипологическими речевыми составляющими, в то время как другие последовательно ее разрушают, модифицируют, создают вместе с ядерным идиостилем эпохи новую модель художественного текста, отвечающую содержанию своего времени.

Представляется, что в коллективном идиостиле эпохи даже идиостили писателей, которые следуют традиционной модели и избегают радикальных лингвотипологических изменений, испытывают на себе влияние новой модели и впитывают в себя ее отдельные речевые составляющие. В результате новая модель начинает изменять прежние лингвотипологические свойства, сначала отклоняясь от них, а потом закрепляя их лингвотипологический статус.

В коллективном идиостиле первой трети XX века явным был отход от повествовательной модели в целом ряде идиостилей однохронных писателей. Но в идиостилях Д. Ричардсон и Г. Стайн, известных экспериментами с техникой потока сознания, эпифанизация остается в зачаточном состоянии, поскольку эпифаническая модель в них фрагментарна и не оформлена в своих составляющих. Они остаются предвестниками новой эпифанической модели художественного текста, хотя вносят вклад в апробацию ее отдельных речевых составляющих, подхваченных .другими идиостилями писателей. Как подчеркивает М. Бредбери, в художественных текстах Г. Стайн утверждается ее индивидуальная приверженность повтору, с которым она уже к началу первой мировой войны окончательно приходит к вербальному монтажу, отказываясь от повествования [Bradbury 1983: 40]. Авторы монографии о литературе и культуре Англии в первой трети XX века полагают, что в эту эпоху язык становится мыслью, формой внутреннего понимания, которая меняет представление о тексте [Literature and culture 1993: 27]. Как показало наше исследование, ассоциативность разноуровневых повторов станет лингвотипологическим свойством эпифанической модели художественного текста.

Показателен язык идиостиля Э.М. Форстера, остающегося в повествовательной модели. Однако нельзя отрицать того, что этот идиостиль испытывает давление нарождающейся эпифанической модели художественного текста, что проявляется в использовании речевых составляющих, которые можно считать лингвотипологическими для эпифанической модели художественного текста.

В тексте Форстера "A passage to India" выделяются несколько фокусов-эпифаний. Один из них — это сцена, когда после посещения пещеры миссис Мур присаживается перед ней на стуле. Остается неизвестным, что потрясло женщину, но то, что там произошло «откровение души», которое отметили современники Форстера, не вызывает сомнения. Приведем пример, когда в этой сцене миссис Мур теряется в попытке написать письмо домой: Then she was terrified over an area larger than usual; the universe, never comprehensible to her intellect, offered no repose to her soul — the mood of the last two months took definite forms at last, and she realized that she didn't want to write to her children, didn't want to communicate with any one, even with God. She sat motionless with horror... [FPI, 134]. Из приведенного отрывка видно, что отбор слов — "the universe", "her soul", а также использование прилагательного с суффиксом "less", являются характерными для лингвистического универсума эпифанической модели художественного текста.

Трансформации повествовательной модели, свертывающие действие для множественных эпифанизаций, ярче всего проявляются в тексто-стилевом концепте СОПРИКОСНОВЕНИЕ. Через него две модели в коллективном идиостиле первой трети XX века делают шаг навстречу друг другу. СОПРИКОСНОВЕНИЕ в идиостиле Форстера имеет те же речевые составляющие, что и в идиостилях однохронных писателей, создающих эпифаническую модель в полном объеме. Приведем примеры:

...here she was caught in the shawl of night together woth earth...passed into the old woman and out, like water through a tank ...to imitate their own unity... оur loneliness nevertheless, our isolation, our need for the friend... She was only recommending the universal brotherhood... Something that she did not understand took hold of the girl and pulled her through [FPI, 21, 29, 129, 208]

Through then: the notion oi "through" persisted... Margaret thought of them now, and was to think of them through many a windy night...they may come through trying... She knew the human soul will be merged, if it be merged at all, with the stars and sea [FHE, 214, 213]

СОПРИКОСНОВЕНИЕ у Форстера осваивается в лексемах "together", "unite", "universal brotherhood", как и в идиостиле Джойса. В то же время специфически форстеровским можно считать союз "through", употребляемый в разных текстах. В вышеприведенном втором примере в характерном для эпифанической модели серийном повторе эта лексема «подталкивает» к СОПРИКОСНОВЕНИЮ.

Кроме того, у того же Форстера выявляются речевые составляющие эпифанизации, разделяемые им с ядерным идиостилем Джойса и однохронными идиостилями писателей, создающими эпифаническую модель художественного текста: серийность причастия I и помещение предлогов в абсолютное начало предложений в идиостиле Форстера являются лингвотипологическими для коллективного идиостиля эпохи. Проиллюстрируем сказанное.

...she didn't mind seeing the other men. Indeed all the ladies were uncertain, cowering, recovering, giggling, making tiny gestures of atonement or despair at all that was said, and alternatively fondling the terrier or shrinking from him [FPI, 34].

В приведенном примере причастия I концентрируются в контактном четырехкратном повторе, а в целом при однородных членах предложения в одном предложении накапливается шесть употреблений.

On he chattered... Into this Ronny dropped. With an annoyance he took no trouble to conceal [FPI, 64—65]; On twittered the Sunday bells... [FPI, 89].

Еще в "Howards end" Форстером употребляются серийные предложные сочетания с "of", лингвотипологические для коллективного идиостиля эпохи: Now she thought of the map of Africa; of empires; of her father, of the two supreme nations, streams of whose life warmed her blood... [FHE, 210].

Для сравнения можно показать серийность "of" в тексте В. Вулф: Time went by, and Orlando, wrapped in his own thought only of the pleasures of life; of his jewel; of her rarity; of means for making her irrevocably and indissolubly his own [WO, 34—35].

В обоих примерах серийность предлога имеет одинаковое графическое выделение.

В том же тексте Форстера зародышем эпифанизации можно считать последовательность предложений, где в повторе одной глагольной лексемы противопоставляются опыт прошлый (перфектная форма глагола) и опыт настоящий (глагольная форма продолженного вида), употребляются эллиптические предложения и вопросительное предложение: все они, как уже отмечалось, маркируют топос пространственной одновременности:

Mr Wilcox had forgotten his wife. Helen her lover; she herself was probably forgetting. Everyone moving. Is it worth while attempting the past when there is this continual flux even in the hearts of men? [FHE, 143].

Приведенный пример подтверждает мысль о том, что эпифаническая модель художественного текста накапливала свой лингвотипологический потенциал в поисках новой комбинаторики имеющихся в языке средств. Типологизация целого ряда речевых составляющих шла одновременно в идиостилях однохронных писателей, прежде чем они были закреплены в качестве лингвотипологических для своего времени.

Вышеизложенное позволяет придти к выводу, что эпифаническая модель накапливала лингвотипологические свойства в идиостилях однохронных писателей. Обращение к внутреннему человеку вело к трансформации имеющихся в наличии языковых средств. Зародыши эпифанической модели, прораставшие в идиостилях однохронных писателей, в ядерном идиостиле Джойса подверглись множественным трансформациям. Исчерпанность модели в «Поминках по Финнегану» Джойса совпала с возведением ее речевых составляющих в статус лингвотипологических для коллективного идиостиля эпохи.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь