(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

2.1.4. Стереотипная макроструктура «общественной жизни»

Стереотипная макроструктура «Дня плюща», «Матери» и «Милости Божией» (см. схему 4 на с. 440) создается надстройками «сцены», которые проецируются в «подготовку» и «событие». «Подготовка» имеет значение «перенесенная ответственность». В ее свете «событие» представляет собой предлог для «сцены». В «Дне плюща» намеком служат веточка плюща в петлице у двух человек в зале заседаний, а также две зажженные свечи. Можно представить себе по аналогии с текстом «Сестры» сцену, когда кто-то на улице подходит к зданию, где находился комитет знаменитого политического лидера, и видит свечи, которые ставят у гроба. В «Матери», пока событие идет своим ходом, миссис Кирни мечется в поисках несуществующего комитета. В «Милости Божией», если и возникает осложнение, то оно связано с постоянной сухостью во рту или необходимостью воздержаться от принятия алкоголя до окончания службы в церкви.

Калейдоскопичные сцены сменяют друг друга. В «Дне плюща» штопор ищется усерднее, чем собираются голоса избирателей. В «Матери» артистам предлагается угощение, от которого они не отказываются. В «Милости Божией» друзья сдабривают выпивкой любое решение. Толчки к действию импульсивны и сиюминутны, как вылет пробки из подогретой бутылки. Люди словно топчутся на месте, предпринимая бесполезные действия, которые возвращают к исходному положению.

В «Дне плюща» базовые категории можно обозначить так: «сбор агитаторов в конце рабочего дня» («подготовка»), «приход одного за другим агитаторов» («сцена»), «день памяти Парнелла» («событие»). «Подготовка» надстраивается ожиданием вознаграждения. Ожидание и сбор агитаторов переходят в «нежданную встречу» разных агитаторов, сплоченных, пусть кратковременно, уважением к умершему ирландскому лидеру. Как и в «Сестрах», ключевым становится понятие "idle": The citizens of Dublin will benefit by it. Look at all the factories sown by the quays there, idle! [D, 147]. В связи с Парнеллом вспоминаются порядок, противоречащий хлопанью дверью и снованию агитаторов по комнате заседаний. Понятию дома ("home") противопоставляется понятие «заграницы» ("foreign king"), подобно иностранному успеху за ирландский счет в «После гонок» или «имперскому» благополучию в «Облачке». Апатия усиливается отсутствием действия.

В «Матери» ожидание вознаграждения за аккомпанемент дочери на благотворительном концерте подготавливает сцену, где предполагается получение денег. Как и в «Дне плюща», «сцены» строятся перегруппировкой участников действия. «Событие» состоялось, но «нежданной встречей» стало невыполнение устного контракта. Как в других текстах, в «Матери» осваиваются прилагательное "idle" и его дериват "idleness" ("stood idle in the vestibule", "the stewards' idleness"). Требования матери обсуждаются, словно идет заседание парламента ("debated hotly", "can't get a civil answer").

Подразумеваемое событие в «Милости Божией» торжественно обставляется. «Прерванное ожидание» друга в привычном месте встреч возобновляется сбором у его постели для объявления о совместном посещении церкви для «очищения». Жена «больного», выходящего из очередного запоя, по традиции угощает посетителей. Алкоголь начинает и замыкает круг. Таким образом, в данной стереотипной макроструктуре тесно переплетаются надстройки базовых категорий не только внутри одной категории, но и между тремя категориями. Эпифанизация усложняется за счет непрерывности надстроек, вплетающих внешние действия во внутреннего человека.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь