(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

Введение

Современная лингвистика художественного текста охватывает широкий спектр лексико-грамматических, семантических, стилистических, лингвотипологических, лингвопоэтических, лингвокогнитивных, лингвопсихологических и лингвосемиотических проблем — от концепции сверхфразового единства до теории целого художественного текста, от систематизации текстовых категорий до концептуального моделирования семантического пространства художественного текста, от изучения типов языковой организации художественного текста до выявления его лингвосемиотической специфики. Хотя лингвотипологические задачи изучения художественного текста были еще очерчены исследованиями В.В. Виноградова [Золотова 1995: 84], в англистике значительных изысканий в этом направлении до настоящего времени не проводилось. На материале русского языка В.П. Григорьев предпринял удачную попытку лингвопоэтического описания грамматики идиостиля Хлебникова [Григорьев 1983], но его концепция не получила должного развития. В современной англистике до сих пор недооценивается описание конкретных проявлений языка художественной литературы [Хендрикс 1980: 188], а вопрос об идиостиле писателя остается на периферии лингвистических исследований, абстрагирующихся от языка индивидуального текста.

Вместе с тем фундаментальные работы по лингвистике текста [Богданов 1993; Воробьева 1993; Гальперин 1981; Кагановская 2003; Колегаева 1991; Ноздрина 1997; Реферовская 1989; Тураева 1986; Brinker 1985; Weinrich 1976], лингвостилистике [Разинкина 2004; Enkvist 1987; Fludernik 1993], лингвопоэтике [Винокур 1990; Григорьев 1983; Корман 1978; Лотман 1972; Поспелов 1983; Смущинська 2003], интерпретации художественного текста [Долинин 1984; Кухаренко 1988; Лукин 2005; Rabate 1991; Scholes 1982], лингвопрагматике [Дейк 1989; Лузина 1996; Dijk, Kintsch 1983], нарратологии [Падучева 1996; Рикер 1998; Тодоров 1980; Gillespie 1989; Kelly 1988; Riquelme 1983; Stanzel 1971], семиотике [Лотман 1998; Эко 2003] и лингвистической антропологии [Iser 1971] подготовили качественный переход от изучения организации художественного текста к его лингвотипологическим обобщениям. Лингвотипологическое описание идиостиля писателя открывает широкие перспективы для разработки таких насущных проблем, как концептуальное моделирование семантического пространства текста [Бабенко, Казарин 2003: 56; Жаботинская 1997: 5], описание когнитивной сферы целого текста [Данилевская 2001: 275], уяснение места художественного типа текста в полной типологии текстов [Танеева 1999: 101].

С конца 70-х годов прошлого столетия описание типологических характеристик текстов выдвигается на первый план по сравнению с описанием структуры текста [Марков 1998: 305]. Ставится цель провести исчерпывающую инвентаризацию существующих текстов, вырабатываются принципы коммуникативно-прагматического изучения их типов, формулируется идея о существовании устойчивых и долговременных текстовых традиций в письменной речи [Бабенко 1995; Gülich, Raible 1977; Petöfi 1986]. Одновременно происходит сужение исследовательских интересов в пользу нехудожественных типов текста [Тарасова 2003]. Происходит выделение лингвотипологии художественного текста в отдельную область исследований, открывающую новые горизонты для лингвистики художественного текста, общей теории текста и полной типологии текстов.

В русле лингвотипологии художественного текста обозначились три исследовательские программы, отличающиеся моделируемым объектом:

1. Инвентаризация и систематизация типов художественного текста. При моделируемом объекте — типе текста, художественный текст идентифицируется посредством его лингвосемиотической модели [Лукин 2005: 339]. Достижение этой цели, как неоднократно указывалось в литературе, затрудняется жанровой размытостью художественных текстов [Билецкая 1992: 114; Одинцов 2004: 24].

2. Лингвотипологическое моделирование идиостиля писателя. При моделируемом объекте — языке идиостиля писателя, акцент переносится с систематизации типов художественного текста на лингвотипологический вариант художественного текста своего времени. Данное направление, не умаляя индивидуального в языке идиостиля писателя, ведет поиск лингвотипологических составляющих, сближающих разные идиостили писателей в освоении потенциала языка своего времени.

3. Лингвотипологическое моделирование художественного дискурса эпохи.При моделируемом объекте — языке коллективного идиостиля эпохи, выявляются механизмы транспонирования лингвотипологических вариантов в современных друг другу, однохронных идиостилях писателей в художественный дискурс своего времени. Данное направление призвано выяснить типолого-генетическое развитие художественного текста, выявить лингвотипологическую значимость идиостилей крупных писателей в истории языка художественной литературы, а также описать лингвотипологические свойства художественного дискурса на разных этапах его развития.

Объектом настоящего исследования является идиостиль писателя как носитель и проводник лингвотипологического варианта художественного текста эпохи.

Предметом исследования является язык идиостиля Джеймса Джойса как носитель и проводник эпифанической модели художественного текста в англоязычном художественном дискурсе первой трети XX века.

Материал исследования составили все беллетристические тексты в идиостиле Джойса. Для полноты анализа привлекаются тексты ранних эпифаний, «Стивен-герой» и «Джакомо Джойс», приоткрывающие творческую лабораторию Джойса и дающие представление о созидании им эпифанической модели художественного текста. Для проверки обоснованности научных обобщений и объективности полученных результатов привлекаются современные Джойсу идиостили Э.М. Форстера, Д.Г. Лоуренса, В. Вулф и У. Фолкнера.

Актуальность диссертации обусловлена необходимостью исследования лингвотипологических аспектов целого художественного текста, недостаточной разработанностью лингвистических критериев идиостиля писателя, открытием новых перспектив в изучении художественного текста и дискурса, позволяющих теоретически переосмыслить лингвотипологическую сущность идиостиля писателя.

Нерешенность вопросов, связанных с лингвотипологическим моделированием художественного текста, с определением механизмов, обеспечивающих перерастание языка вариантов в лингвотипологическую норму художественного текста эпохи, придают заведомую актуальность лингвотипологическим исследованиям идиостиля писателя.

В методологическом плане актуальность данной работы обусловлена назревшей необходимостью лингвотипологического описания идиостиля писателя в художественном дискурсе своего времени, концептуальным развитием идеи грамматики идиостиля писателя, поиском новых методик для анализа целого художественного текста через лингвотипологические основания идиостиля писателя, обеспечивающие непрерывность художественного дискурса.

Актуальным является обращение к идиостилю Джеймса Джойса, лингвистические описания которого в огромном потоке академической литературы занимают незаслуженно скромное место. Значение идиостиля Джойса как крупного и универсального по своей значимости историко-литературного и историко-культурологического явления, изменившего представление об онтологии художественного познания мира, эпистемологии художественного дискурса, творчески преломившего принцип первичности языка в художественном тексте, обостряет проблему системного описания его идиостиля в англоязычном художественном дискурсе первой трети XX века.

Перспективным является выявление лингвотипологической значимости идиостиля Джойса для истории английского языка художественной литературы. Идиостиль Джойса вобрал в себя художественную речь новоанглийского периода, продолжил языковые поиски Стерна, Вордсворта, Блейка и Джеймса и сумел вовлечь в трансформационный радикализм языка художественной литературы однохронные идиостили писателей. Язык идиостиля Джойса содержит значительный потенциал для художественного дискурса современности, который еще предстоит познать и освоить.

Основная целеустановка диссертационного исследования заключается:

• в лингвотипологической концепции идиостиля писателя;

• в разработке исследовательской методики и научного аппарата для лингвотипологического моделирования идиостиля писателя;

• в системном описании эпифанической модели художественного текста и эволюции ее составляющих в языке идиостиля Джеймса Джойса.

Реализация целевой установки достигается решением нижеследующих исследовательских задач:

1. Разработка категориального аппарата лингвотипологии художественного текста через язык идиостиля писателя как моделируемый объект.

2. Построение лингвотипологической модели художественного текста в ее пяти составляющих: макроструктура, тексто-стилевой концепт, персонализация, светоцветовая среда и топос пространства и времени.

3. Извлечение из языка идиостиля Джойса эпифанической модели художественного текста, выяснение лингвотипологического статуса каждой ее составляющей.

4. Разграничение повествовательной и эпифанической моделей художественного текста.

5. Раскрытие лингвотипологических принципов эпифанической модели художественного текста в идиостиле Джойса и описание механизмов ее прорастания в языке английской художественной литературы первой трети XX века.

6. Выработка нового коммуникативно-когнитивного подхода к языку идиостиля Джойса.

7. Обоснование ключевого положения идиостиля Джойса в коллективном идиостиле первой трети XX века, в современном ему языке английской художественной литературы.

8. Концептуальная разработка понятий идиостиля писателя и коллективного идиостиля эпохи как исторических звеньев в развитии английского языка художественной литературы, художественного текста, художественного дискурса.

9. Выяснение влияния лингвотипологического в идиостиле Джойса на художественный дискурс современности.

10. Выявление языкового и речевого потенциала эпифанической модели художественного текста для дальнейшего развития художественного дискурса.

11. Обоснование лингвотипологической значимости языковых и речевых составляющих в идиостиле Джойса для эволюции новоанглийского языка художественной литературы.

Методологическую основу исследования составляет коммуникативно-когнитивный подход к лингвотипологическому моделированию идиостиля писателя. Исследовательская методика настоящей диссертации творчески развивает идеи целого ряда отечественных и зарубежных ученых: В.В. Богданова [Богданов 1993], О.П. Воробьевой [Воробьева 1993], И.М. Колегаевой [Колегаева 1991], В.А. Кухаренко [Кухаренко 1988], В.А. Лукина [Лукин 2005], Л.А. Ноздриной [Ноздрина 1997], Л.С. Пихтовниковой [Пихтовникова 2001], З.Я. Тураевой [Тураева 1994], Т.А. ван Дейка [Дейк 1989], А. Бенфилд [Banfield 1982], M. Флудерник [Fludernik 1993], У. Эко [Eco 1992] и некоторых других.

В работе разработан концептуальный аппарат для лингвотипологического анализа идиостиля писателя. Наряду с традиционными методами исследования, последовательно применяется метод моделирования, суть которого состоит в описании языка идиостиля писателя в составляющих модели художественного текста. Методологической основой макроструктурного моделирования художественного текста послужила теория макроструктур Т.А. ван Дейка и В. Кинча [Dijk, Kintsch 1983]. Лингвотипологические свойства в концептуальном пространстве идиостиля писателя изучаются трехуровневым концептуальным анализом, который предполагает выявление ключевых слов в повторах заглавных слов, определение текстовых констант в лингвистическом универсуме художественного текста, выведение на их основе ключевого тексто-стилевого концепта, воплощающего индивидуально-авторскую концепцию идиостиля писателя. Сетевое моделирование, применяемое к персонажным антропоцентрам, обобщает номинативные цепочки Ф. Данеша и Д. Фивегера, а также персональную сетку Л.А. Ноздриной [Danes 1983; Viehweger 1980; Ноздрина 2004: 103—110].

Синтез лингвотипологической и коммуникативно-когнитивной парадигм научного знания для разностороннего изучения эпифанической модели художественного текста в идиостиле Джойса принципиально значим для решения изучаемой проблематики.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые проведено исследование идиостиля писателя в лингвотипологическом аспекте, разработана лингвотипологическая концепция идиостиля писателя как единообразной, динамической системы, осваивающей потенциал языка художественной литературы своего времени. Впервые проводится лингвотипологическое моделирование идиостиля писателя.

В теоретический арсенал лингвистики художественного текста вводится коммуникативно-когнитивный подход к идиостилю писателя, суть которого состоит в интеграции достижений смежных дисциплин филологического цикла в целях выяснения лингвотипологических оснований идиостиля писателя, которые Джойс разделяет с идиостилями однохронных писателей. Предложено новое понимание языка идиостиля писателя, раскрывающее лингвотипологическую специфику художественного текста.

Новыми являются положения об эпифанической модели художественного текста и ее потенциале для последующего развития языка художественной литературы, эволюции художественного текста и дискурса. Впервые языковые и речевые составляющие эпифанической модели художественного текста описываются в максимально полном объеме и в процессе их собственной эволюции в конкретном идиостиле писателя.

Предложено новое понятие ядерного идиостиля писателя как генератора лингвотипологических сдвигов в художественном дискурсе эпохи, саморегулируемой языковой, речевой и концептуальной системы, прорастающей в художественном дискурсе своего времени и обогащаемой взаимодействием с другими идиостилями писателей. Лингвотипологическое в ядерном идиостиле писателя видится нам как источник языковых и речевых инноваций, из которых черпают не только идиостили однохронных писателей, но и идиостили писателей последующих эпох.

Новым является обоснование ядерности идиостиля Джойса в англоязычном художественном дискурсе первой трети XX века, возведение созданной им эпифанической модели художественного текста в статус лингвотипологического инварианта художественного дискурса современности.

Впервые исследуется языковая динамика в идиостиле Джойса в общем процессе обновления современного языка художественной литературы.

Теоретическая значимость работы обусловлена принципиально новым взглядом на лингвотипологии) художественного текста, качественно новым коммуникативно-когнитивным подходом к языку идиостиля писателя, художественному тексту как основной единице художественного дискурса. Результаты исследования вносят вклад в лингвистику художественного текста, лингвистическую теорию текста, общую теорию текста, полную типологию текстов. Всестороннее описание лингвистической системности в идиостиле Джойса способствует определению лингвотипологической значимости первичности языка в художественном тексте и дискурсе первой трети XX века.

Предложенная методика, результаты и выводы проведенного исследования являются перспективными для теоретических обобщений в области исторической лингвотипологии художественного текста. Особо значима опора на язык идиостиля Джойса для описания англоязычного и мирового художественного дискурса XX века.

Практическая ценность полученных результатов определяется их непосредственным внедрением в учебно-педагогический процесс на филологических факультетах университетов — в теоретических курсах по стилистике и истории английского языка, в спецкурсах по лингвистической теории текста и лингвотипологии художественного текста, на практических занятиях по интерпретации художественного текста. Полученные результаты апробированы в преподавательской деятельности диссертанта в Запорожском национальном университете у бакалавров, специалистов и магистрантов, специализирующихся в английском языке и литературе, в написании квалификационных работ у специалистов и магистров, в спецкурсах «Лингвотипология художественного текста» и «Лингвистическая интерпретация художественного текста». Учебное пособие диссертанта "Philological textual interpretation of a work of fiction", внедряющее разработанную концепцию языка идиостиля писателя, рекомендовано

Министерством науки и образования Украины для специальных факультетов университетов.

Личный вклад диссертанта состоит: 1) в коммуникативно-когнитивном подходе к лингвотипологическим аспектам идиостиля писателя; 2) в целостной лингвотипологической концепции языка идиостиля писателя; 3) в лингвотипологическом моделировании языка идиостиля писателя; 4) в построении эпифанической модели художественного текста в идиостиле Джойса; 5) в динамизации лингвотипологических свойств в языке идиостиля Джойса, обеспечивших прорастание эпифанической модели художественного текста в художественном дискурсе первой трети XX века; 6) в принципиально новом взгляде на язык идиостиля писателя через призму коллективного идиостиля эпохи.

В основу исследования положены следующие авторские гипотезы: 1) о лингвотипологической природе идиостиля писателя, обеспечивающей непрерывность художественного дискурса; 2) о лингвотипологической модели художественного текста в ее пяти составляющих (макроструктура, тексто-стилевой концепт, персонализация, светоцветовая среда, топос пространства и времени); 3) о лингвотипологических вариантах в коллективном идиостиле эпохи; 4) о лингвотипологическом радикализме эпифанической модели художественного текста в языке идиостиля Джойса; 5) о коллективном идиостиле первой трети XX века, закрепившем новые лингвотипологические принципы художественного текста.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Идиостиль писателя — это коммуникативно-когнитивное пространство языковой личности, создающей художественный дискурс, освоенный ее идиолектом потенциал языка художественной литературы, язык варианта художественного текста, лингвотипологический вариант художественного текста своего времени, моделируемый объект лингвотипологии художественного текста. Лингвотипологическими критериями идиостиля писателя являются следующие: 1) язык идиостиля писателя имеет лингвотипологическую природу, поскольку разделяет с другими идиостилями писателей художественный дискурс эпохи; 2) идиостиль писателя осваивает потенциал современного ему языка художественной литературы; 3) язык идиостиля писателя является носителем единообразного варианта, лингвотипологические основания которого присущи художественному тексту своего времени.

2. Лингвотипологическая модель художественного текста есть абстрактный конструкт, которым обобщаются: когнитивно-пропозициональная лингвотипология на макроструктурном уровне; 2) лингвотипология концептуальной целостности индивидуально-авторской концепции; 3) лингвотипология персонажных антропоцентров; 4) лингвотипология этноприоритетов в светоцветовой картине мира; 5) лингвотипология пространства и времени.

3. Идиостили однохронных писателей совместно вырабатывают лингвотипологическую модель художественного текста и по своим ЯЗЫКОВЫМ и речевым составляющим могут быть обобщены в коллективном идиостиле эпохи. Генератором лингвотипологической модели художественного текста в коллективном идиостиле эпохи является ядерный идиостиль писателя. Идиостили однохронных писателей индивидуально осваивают лингвотипологический вариант ядерного идиостиля писателя. Коллективный идиостиль эпохи образует общее когнитивное пространство художественного дискурса на разделяемых лингвотипологических основаниях.

4. В коллективном идиостиле первой трети XX века повествовательная модель художественного текста модифицируется в эпифаническую модель, которую можно определить как языковое, концептуальное, ментальное, психическое пространство внутреннего человека, воплощающее ценности и воззрения, философию познания своего времени посредством художественного дискурса. Составляющими эпифанической текстовой модели являются: кольцеобразная макроструктура, тексто-стилевой концепт СОПРИКОСНОВЕНИЕ, персонализация действующего сознания внутреннего человека, фокусирование светоцветовой среды, топос пространственной одновременности.

5. Эпифаническая макроструктура, состоящая из трех взаимосвязанных колец, строится на фундаменте суперструктурной схемы ван Дейка, иерархическая пирамида которой разрушается в кольце эпифанизации. Традиционная повествовательная модель свертывается в первом кольце макроструктуры. Во втором кольце эпифанизации надстройками смысла базовых категорий образуется новая категория «нежданная встреча», подталкивающая к третьему кольцу — «фокусу-эпифании». Кольцеообразность макроструктуры позволяет возобновлять опыт в надстройках смысла базовых категорий «подготовка», «сцена» и «событие», накапливая его для вхождения в «фокус-эпифанию».

6. Тексто-стилевой концепт осваивает лингвистический универсум в концептуальной целостности идиостиля писателя. Он отличается бинарностью, ментальностью, матричностью, кодированностью, ассоциативностью, иерархичностью. В эпифанической модели тексто-стилевой концепт осваивает ИСТИНУ СОПРИКОСНОВЕНИЯ через снятие антиномий ДЕЙСТВИЯ и НЕДЕЙСТВИЯ, ЕДИНЕНИЯ и НЕ-ЕДИНЕНИЯ.

7. Персонализация выстраивается антропоцепочками, которыми обобщаются персонажные антропоцентры. Она накапливается в трех макроструктурных кольцах: 1) исходная антропоцепочка «некто» / «такой» / «существует» / в заданном «пространстве» и «времени»; 2) в процессе эпифанизации «некто» / «изменяемый такой» / «действует» / «здесь и сейчас»; 3) в фокусе-эпифании обобщается «некто» / «измененный такой» / «здесь и сейчас». Антропоцентры персонажей подчиняются динамике макроструктуры.

8. Светоцветовая среда опирается на цветоцентризм человеческого восприятия, на концепты СВЕТА и ЦВЕТА, СВЕТА и ТЬМЫ. Она составляется шестью фокусами, светоцветовыми пучками, по которым распознаются макроструктурные кольца: 1) фокус видения цвета; 2) фокус хроматического видения (первичный спектр); 3) фокус хроматического видения (вторичный спектр), 4) фокус подобия (цвет металла); 5) фокус ахроматического видения; 6) фокус фон, окружение. Светоцветовая среда, как и другие составляющие эпифанической модели, определяется динамикой смены макроструктурных колец.

9. В эпифанической модели художественного текста топос пространственной одновременности синхронизует пространство и время, описывает внешнее пространство внутреннего человека в трех видах опыта: 1) предшествование пространственной одновременности (создание условий для вхождения в эпифанический опыт); 2) собственно пространственная одновременность (эпифанический опыт); 3) симультанный вневременной опыт общечеловеческого содержания.

10. Эпифанический тип интерпретанты можно определить как переживание духовной реальности общечеловеческих ценностей языком действующего сознания внутреннего человека в специально организованном пространстве художественного дискурса. Адресат эпифанического текста накапливает различного рода схематизации, ментальные и концептуальные пересечения для того, чтобы найти вход в интерпретативный канал. Выстраивая на вербализованных смыслах собственные ассоциативные связи, он входит в перспективу идеализированной истины, где в художественном дискурсе начинает переживаться СОПРИКОСНОВЕНИЕ адресанта-текста-адресата.

11. Лингвотипологическая целостность созданной идиостилем Джойса эпифанической модели художественного текста позволяет говорить о его ключевой роли в англоязычном художественном дискурсе первой трети XX века. Язык Джойса наследует языкам писателей прошлых эпох, впитывает и перерабатывает их в соответствии с требованиями художественного дискурса своего времени, исчерпывает потенциал английского языка эпохи и делает попытку раздвинуть границы существующих языковых систем. Идиостиль Джойса динамизирует на всех лингвистических уровнях языковую память, возрождает вышедшие из употребления конструкции и значения слов, возводит отклонения от прежних лингвотипологических норм в правило. Он развивает целую систему языковых средств, маркирующих действующее сознание внутреннего человека. С лингвотипологической точки зрения, идиостиль Джойса является идиостилем нового типа, поскольку он развивается в языковой целостности художественного дискурса эпохи, взаимодействуя с идиостилями однохронных писателей.

12. Коллективный идиостиль первой трети XX века, сформировавшийся под непосредственным влиянием эпифанической модели художественного текста в идиостиле Джойса, является историческим звеном в развитии художественного текста, послужившим толчком для языкового переживания внутреннего человека в художественном дискурсе. Эпифаническая модель художественного текста наметила пути и перспективы, определившие современное состояние языка художественной литературы и художественного дискурса.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертации представлены в докладах и сообщениях автора на международных и региональных научных конференциях и симпозиумах: XVII международный конгресс лингвистов (г. Прага, 2003), III международная научная конференция «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (г. Челябинск, 2006), I Международная научная конференция «Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике» (г. Кемерово, 2006), Международная научно-практическая конференция «Теория и практика перевода и профессиональной подготовки переводчиков» (г. Пермь, 2006), Международная научно-практическая конференция «Язык, культура, образование в современном мире» (г. Пермь, 2006), VIII Всероссийский научно-практический семинар «Художественный текст: Слово. Концепт. Смысл» (г. Томск, 2006), II международная научно-практическая конференция «Проблемы межкультурной коммуникации в теории языка и лингводидактике» (г. Барнаул, 2006), II международная научная конференция «Грамматические исследования» (г. Минск, 2003), Международная конференция имени профессора С. Бураго (г. Киев, 2003, 2004, 2006), 3-й симпозиум англистов Украины «Современные тенденции в изучении языка и литературы» (г. Киев, 2005), «Языки, культуры и перевод в контексте европейского сотрудничества» (г. Киев, 2001), Международная научно-методическая конференция «Проблемы общей, германской, романской и славянской стилистики» (г. Горловка, 2003), II международная научно-практическая конференция «Динамика научных исследований» (г. Днепропетровск, 2003), II международная периодическая научно-практическая конференция «Альянс наук: ученый ученому» (г. Днепропетровск, 2005), научно-практические конференции в Запорожском национальном университете (г. Запорожье, 1999—2005), научно-практическая конференция в Запорожском институте имени гетмана Петра Сагайдачного Межрегиональной академии управления персоналом (г. Запорожье, 2006), IV и V международный семинар «Структура представления знаний о мире, обществе, человеке: в поисках новых смыслов» (г. Луганск, 2003, 2004), II и V Всеукраинская научная конференция «Каразинские чтения» (г. Харьков, 2003, 2005), Всеукраинский научный форум «Современная англистика: стереотипность и творчество» (г. Харьков, 2006), II-IV международная научная конференция «Актуальные проблемы менталингвистики (г. Черкассы, 2001, 2003, 2005), Всеукраинская научно-филологическая конференция «Проблемы современной мировой литературы и лингвистики» (г. Черкассы, 2001), Всеукраинская научная конференция «Актуальные проблемы филологии и переводоведения» (г. Хмельницкий, 2005), VIII и X международная научная конференция по функциональной лингвистике (г. Ялта, 2001, 2003), III международная научно-практическая конференция, посвященная памяти профессора В.Л. Скалкина (г. Одесса, 2002), Международная научно-методическая конференция «Инновационные подходы к обучению иностранным языкам и культурам в новом тысячелетии» (г. Днепропетровск, 2002), «Актуальные проблемы межкультурной коммуникации в новых геополитических условиях» (г. Тирасполь, 2002) и XII международная конференция "British and American studies" (г. Тимишоара, 2002).

Публикации по теме диссертации отражают основные положения и результаты исследования. По проблеме исследования опубликовано 47 работ общим объемом 41 п.л. Среди них: монография, учебное пособие, 3 статьи в изданиях, рекомендуемых для публикации основных результатов докторских диссертаций в Российской Федерации, 16 статей в изданиях, рекомендуемых для публикации основных результатов докторских диссертаций в Украине, 9 статей в научных сборниках Российской Федерации и Украины, 17 тезисов и материалов выступлений на международных и региональных научных симпозиумах, конференциях и семинарах.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, теоретической первой главы и двух исследовательских глав, заключения, библиографического списка (586 наименований) и приложений.

Во Введении обосновывается актуальность исследования, определяются его объект и предмет, формулируются основная целеустановка, задачи и положения, выносимые на защиту, раскрываются новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Лингвотипологическая концепция идиостиля писателя» излагается теория лингвотипологии художественного текста, описывается ее категориальный аппарат в базовых понятиях идиостиля писателя, коллективного идиостиля эпохи, лингвотипологической модели художественного текста, разрабатывается методика анализа лингвотипологической модели художественного текста, создается эпифаническая модель художественного текста, выясняется роль идиостиля Джойса в современном ему языке художественной литературы, описывается эпифанический тип интерпретанты.

Во второй главе «Эпифаническая модель в серийных текстах Дублинцев Джойса» раскрывается динамика языковых и речевых составляющих эпифанической модели серийных текстов, выявляется ее лингвотипологическая специфика в идиостиле Джойса.

В третьей главе «Лингвотипологические свойства составляющих эпифанической модели художественного текста в языке идиостиля Джойса» рассматривается трансформационный радикализм созданной им эпифанической модели художественного текста, выясняются основные направления типологизации ее составляющих, подтверждается тезис о прорастании языка идиостиля Джойса в коллективном идиостиле эпохи.

В Заключении дается лингвотипологическая оценка эпифанической модели художественного текста в языке идиостиля Джойса для коллективного идиостиля, английского литературного языка, языка художественной литературы, художественного текста и художественного дискурса первой трети XX века. Намечаются перспективы дальнейшего изучения лингвотипологических аспектов художественного текста в проекции на язык идиостиля Джойса.

  К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь