(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

3.2. Сложное слово как объект лингвистического исследования

Как было отмечено ранее, методологическим для настоящего исследования является положение о том, что объективная действительность отражается в языковых формах, которые соотносятся как с логическим, так и с чувственным познанием мира, что требует разностороннего подхода к изучаемому явлению.

Предлагаемая процедура анализа семантики композита состоит в сопоставлении этого слова с его «описательно-классифицирующей дефиницией» (Кубрякова, 1981: 54; Степанов, 1977: 308). Это равносильно включению сложного слова в диагностическую рамку, которая задается формулой «X есть Y».

Выведение корреляции между поверхностной и смысловой структурами композита и автономными частями дефиниции, которые обозначают предметы, действия, явления, ситуации и т.д. реальной действительности, служит описанию акта наречения и выявлению способов сохранения информации в сложном слове.

Для измерения эмоционально-экспрессивных оттенков, которые накладываются на основное значение слова в процессе номинативно-познавательной деятельности, используется метод семантического дифференциала (Osgood, 1957), являющийся комбинацией метода контролируемых ассоциаций и процедуры субъективного шкалирования.

Ч. Осгудом были выявлены три универсальных фактора, которые определяют восприятие всех объектов — это факторы оценки, силы и активности. Гипотеза об универсальности этих критериев была подтверждена многочисленными исследованиями, проведенными на разном материале (Петренко, 1997; Шмелев, 1983; Эткинд, 1979 и др.).

Соотнося восприятие сложного слова с перечисленными факторами, поместим его на шкале, полюса которой заданы антонимами «нейтральный :: эмотивный».

Для установления специфики выражаемой в композите эмоции применяется метод идентификации Ш. Балли, имеющий своей задачей проследить сегментацию континуальной семантики в дискретных единицах.

Согласно Ш. Балли, «мыслить — значит реагировать на представление, констатируя его наличие, оценивая его или желая» (Балли, 2001: 43). Перенося это в область речевой деятельности, он определяет наиболее логическую форму сообщения мысли. Это форма устанавливает четкое различие между представлением, воспринятым чувствами, памятью или воображением, и производимой над этим представлением логической операцией.

Эксплицитное предложение сообщения мысли состоит, таким образом, по Ш. Балли, из двух частей: одна из них коррелятивна процессу, образующему общее представление (диктум), вторая содержит выражение модальности (модус), дополняющее диктум (Балли, 2001: 44):

beast :: a cruel or disgusting person + emotion of indignation and contempt.

С целью более глубокого проникновения в характер эмоции в работе привлекается метод модальной рамки, которая передает оценку обозначаемого факта говорящим (Ю. Апресян, А. Вежбицкая, Ч. Филлмор) (цит. по Крысин, 1989: 146) и заключается в вынесении внутрисмысловой предикации за пределы слова:

to peacock = важничать, чваниться + и это плохо (эмоция неодобрения).

Предложенное толкование, составленное с помощью неэмоциональных терминов, элементов «алфавита человеческих мыслей» (Wierzbicka, 1993), представляет собой сценарий, который раскрывает последовательность желаний, мыслей и чувств, заключенных в сложном слове.

Для изучения прагматических характеристик композитов употребляется метод непосредственного наблюдения за функционированием сложного слова в рамках минимального дискурса с учетом конкретной ситуации общения и интенций говорящего.

Подведение итогов и обобщение результатов исследования проводится с помощью статистических процедур.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь