(1882-1941)
James Augustine Aloysius Joyce
 

§ 1. История создания «Валенсианских рассказов» Висенте Бласко Ибаньеса

В литературоведческих работах, в которых разбирался сборник рассказов «Cuentos valencianos» (русский перевод — «Валенсианские рассказы») испанского писателя Висенте Бласко Ибаньеса, доминирует историко-биографический подход. Следует отметить, что данное произведение анализируется в рамках общей концепции творчества испанского писателя как мастера бытовой прозы. Чаще всего «Валенсианские рассказы» служат материалом для доказательства выдвинутых исследователями гипотез. Это обусловлено поставленной авторами задачей: обрисовать Висенте Бласко Ибаньеса как многогранную личность (писателя, поэта, публициста и оратора), а также желанием систематизировать все имеющиеся материалы. В основном работы носят биографический или историко-текстологический характер. И в них рассказывается одна и та же история, изложенная в разных вариантах. Мы позволим себе ниже процитировать ее, ибо она определяет место Валенсии в жизни испанского писателя.

Литературная слава пришла к Висенте Бласко Ибаньесу, когда его романы были переведены на французский язык и их по достоинству оценили в Париже. Только после этого испанского писателя признали в родной Валенсии. И вся Испания обратила внимание на творчество Висенте Бласко Ибаньеса. Ранние произведения до 1898 года испанского писателя остались незамеченными ни критикой, ни читателями. Это произошло потому, что сам Висенте Бласко Ибаньес публиковал их или в местном «Альманахе Валенсии», или малым тиражом в своей собственной редакции. Ни один из ранних романов не попал в крупные испанские издательства. Случилось это потому, что сам Висенте Бласко Ибаньес никогда не занимался рекламой своих произведений. «Я пишу потому, что мне это хочется и нравится делать. Но никогда я не стану рабом своего творчества. Другими словами, я никогда не буду только писать романы, также как никогда не буду заниматься саморекламой»1. Эти слова очень точно характеризуют отношение Висенте Бласко Ибаньеса к себе как к писателю. Творчество, с его точки зрения, это своеобразная потребность души, необходимая человеку для его духовного развития. А литературное признание или литературная слава приходят к писателю сами2.

Самое удивительное, что теория Висенте Бласко Ибаньеса была подтверждена его жизнью. Он никогда не переживал из-за того, имели ли его произведения успех у читателей или нет; запрещают ли его романы в Испании или нет. Да и на отзывы критиков испанский писатель до 1900 года практически не обращал внимания. Единственный раз, когда он очень сильно удивился, случилось это в конце 1898 года его пригласили в Париж, где вручили большую денежную премию и выплатили гонорар за издание на французском языке его романов3. После этого Висенте Бласко Ибаньес спокойно воспринимал пришедшую к нему литературную славу. Чтобы понять удивление испанского писателя, когда к его произведениям пришел читательский успех, мы позволим себе процитировать первого русского биографа Ю. Александровича:

«Роман «La barraca»4 попал в руки известного французского испановеда Эрелля во время его пребывания в Сан-Себастиано, который поспешил перевести его, и восторженный отзыв его обратил, наконец, на начинавшего писателя внимание родной критики и публики. Испанские критики очень часто обращают внимание на писателей-соотечественников только тогда, когда их признают за границей. Так оно и случилось. После восторженной статьи Эрелля и перевода на иностранный язык — слава его была обеспечена»5.

Интересно отметить, что о романе «La barraca» до сих пор пишут как о первом произведении, принесшим автору не только мировую известность, но и известность в Испании6. Остается открытым вопрос о том, почему именно это произведение так понравилось французскому переводчику и литературному критику и что заставило французских читателей буквально влюбиться в романы Висенте Бласко Ибаньеса. Ответ мы находим в работе Ричарда Кардвелла «Бласко Ибаньес "La barraca"»7. В третьей главе «"La barraca" as a realist novel» литературовед рассматривает данный роман как реалистическое произведение8. Он приходит к заключению, что Висенте Бласко Ибаньес в этом произведении использовал многие реалистические приемы. Таким образом, с точки зрения Кардвелла, «этот роман можно рассматривать как реалистическое произведение, но данный метод охватывает только часть произведения, поэтому мы в других главах позволим себе рассмотреть «La barraca» как роман, созданный под влиянием натуралистической школы»9. И в трех главах «"La barraca" and the naturalism: the power of the earth», «"La barraca" and the naturalism: the power of the bourgeoisie» и «The characters» исследователь выявляет многие приемы, которые, по его мнению, Висенте Бласко Ибаньес взял у натуралистов. В заключении Р. Кардвелл приходит к выводу, что «La barraca» — это сочетание реализма, натурализма, соединенные с блестящим знанием материала и дополненные огромной любовью к Родине»10. А французские читатели, по мнению Кардвелла, «увидели в «La barraca» только хорошее подражание своему любимцу Э. Золя»11. Хотя сам роман гораздо сложнее и заслуживает всестороннего анализа. Мы хотим отметить, что книга Карвелла единственная, в которой разбирается только одно произведение Висенте Бласко Ибаньеса.

В заключение следует отметить роль Валенсии в жизни испанского писателя. Это город, в котором он родился и провел свое детство. Это его первый Университет. Это возможность заниматься любимым делом: быть журналистом, редактором и писателем. Это первые выигранные выборы, благодаря которым началась его политическая карьера. Это город, принесший ему мировую славу. И все это Валенсия. Здесь можно заметить перекличку с жизнью и творчеством Джеймса Джойса. И не случайно Висенте Бласко Ибаньес решил переделать по модели «Дублинцев» именно «Валенсианские рассказы». Ведь валенсианская провинция сыграла в его жизни ту же роль, что и Дублин для Джеймса Джойса.

Сопоставляя исследования по жизни и творчеству Висенте Бласко Ибаньеса, мы хотим обратить внимание на большое количество версий, связанных с точной датой выхода в свет сборника рассказов «Cuentos valencianos». И сама история создания этого произведения дана исключительно в отрывочных сведениях, явно требующих более глубокого текстологического анализа.

В данной работе мы выдвигаем гипотезу о том, что законченный вариант «Cuentos valencianos» был написан Висенте Бласко Ибаньесом только в 1915 году. Для доказательства этой версии будет предложен не только биографический материал, но и анализ соответствующих источников и текстов. Одновременно нам представляется интересным проследить и другие варианты истории создания «Cuentos valencianos» в свете предложенной гипотезы, попутно выдвигая свои теории, объясняющие, как нам кажется, возникающие противоречия.

Вторая наша задача — это доказать влияние «Дублинцев» Джеймса Джойса на Висенте Бласко Ибаньеса, когда испанский писатель создавал в 1915 году свой заключительный вариант сборника «Cuentos valencianos».

Обратимся к биографиям. Обобщая данные по истории создания сборника рассказов «Cuentos valencianos», мы пришли к заключению, что возникла путаница с фактами. Она касается даты выхода в свет книги «Cuentos valencianos» и отдельных рассказов, сейчас входящих в одноименный сборник. Нам важно выяснить разницу между вариантами 1896 и 1915 года и проследить, что именно заимствует Висенте Бласко Ибаньес у Джеймса Джойса. Для удобства мы выбрали линейный хронологический метод: все даты располагаются от самой ранней (1893 год) до самой поздней (1915 год). Этот длинный промежуток времени выявляется путем сопоставления известных нам монографий. Мы сознательно не описываем статьи о творчестве Висенте Бласко Ибаньеса, потому что в них указаны те же сведения, что и в крупных монографиях. И окончательно запутывает вопрос о точной дате выхода в свет «Валенсианских рассказов» то, что в одной книге встречаются сразу две разные даты первой публикации сборника «Cuentos valencianos». Обратимся к конкретным источникам, чтобы подтвердить высказанные положения.

Начнем с самой ранней даты: 1893 год. Она встречается в книге Рафаэля Сосы «Висенте Бласко Ибаньес через его валенсианские произведения»12. Эта монография посвящена всем произведениям, в которых описывается провинция Валенсия. В книге более подробно анализируются романы. Сборник рассказов «Cuentos valencianos» не разбирается как самостоятельное произведение, а приводится только как пример, подтверждающий выводы исследователя. В этой книге, когда впервые упоминаются «Валенсианские рассказы», то указана в скобках одна дата. Становится непонятным, что точно имел в виду Рафаэль Соса: 1893 — это год создания сборника, это год первой публикации или же это год, когда был написан первый рассказ. Напомним, что в книге, когда впервые встречается название «Cuentos valencianos», в скобках приводится та же самая дата без всякого комментария.

1893 год указан и в предисловии к собранию сочинений Висенте Бласко Ибаньеса13. Мы хотим поподробнее остановиться на данном издании, потому что оно считается «классическим» в современной Испании, поэтому переходит из одной книги в другую14. Исходя из этих соображений, оно было нами выбрано как яркий пример традиционного взгляда на эту проблему.

В предисловии и в тексте сборника рассказов «Cuentos valencianos», опубликованных в указанном собрании сочинений, нам хотелось бы отметить следующие положения. Они отражают общепринятую точку зрения, поэтому мы уделяем им столько внимания. Во-первых, в предисловии написано: «Самым первым законченным литературным произведением Висенте Бласко Ибаньеса был его сборник рассказов «Cuentos valencianos» (1893 год), который делится на два мини-сборника: собственно «Cuentos valencianos» и «En la puerta del Cielo (Cuentos de la huerta)» (русский перевод «У райских врат (Сказки уэрты)»; huerta — это орошаемые районы Валенсии)15. Во-вторых, составители и комментаторы не указали даты создания каждого рассказа. Читатель вполне может сделать вывод, что все 13 рассказов Висенте Бласко Ибаньес написал в 1893 году. Нам хочется отметить, что в русских переводах и комментариях мы с подобными утверждениями и делением на два мини-сборника не сталкивались, что позволяет нам гордиться русской школой перевода.

Если в одних источниках указана только одна дата, то в других мы находим сразу две. К числу последних относится монография Маурисио Ксандро. В его книге «Бласко Ибаньес» нам встретились две разные даты, связанные со сборником «Cuentos valencianos». В главе «Валенсианские обычаи» исследователь указывает дату публикации сборника рассказов — 1901 год16. В конце книги, в библиографическом списке «Произведения Висенте Бласко Ибаньеса» на первом месте стоят «Cuentos valencianos» с пометкой 1893 год17. Как и Рафаэль Соса, Маурисио Ксандро никак не объясняет, что обозначают эти цифры в скобках. Складывается впечатление, что все эти даты — это просто дань традиции, причем, как уже отмечалось, их постоянно переписывают из одних источников в другие без всяких комментариев.

Двигаясь дальше по хронологической линии, мы встречаем следующую дату — 1896 год — у биографа Висенте Бласко Ибаньеса Леона Роки18. Этот исследователь, один из немногих, обосновывает свои гипотезы подбором соответствующих фактов из жизни писателя и текстами. Его книга «Висенте Бласко Ибаньес» самая интересная и познавательная в плане текстологической работы и подбора биографического материала, поэтому мы рассмотрим более подробно концепцию Леона Роки. По его сведениям, первая книга под названием «Cuentos valencianos» вышла в свет 22 ноября 1896 года19. Но это не был известный современному читателю сборник рассказов. Книга, вышедшая в 1896 году, состояла из cuentos и серий хроник-путешествий (cronicas viajeras). Последние (cronicas viajeras) имели свое собственное название — «Страна Барбарроха. Неделя в Археле» («El pais de Barbarroja. Una semana en Argel»).

Следует отметить, что многие рассказы из современного сборника были написаны гораздо позже 90-х годов XIX века. Например, по версии того же Леона Роки, рассказ «Хлев Евы» появился в печати только в 1900 году, а в 1896 году, и тем более в 1893 году у Висенте Бласко Ибаньеса даже замысла его не было20.

Нам хочется вернуться к библиографическому списку Маурисио Ксандро, потому что он отражает еще одно противоречие, характерное для испанских исследователей. И касается тоже сборника «Cuentos valencianos». Просто в испанских книгах очень часто в сводных таблицах по творчеству Висенте Бласко Ибаньеса на первое место ставят именно это произведение21. Иностранное литературоведение, в том числе и русское, придерживается аналогичной позиции. «Cuentos valencianos» считаются первым законченным литературным произведением Висенте Бласко Ибаньеса, созданным в 1896 году22. Таким образом, игнорируются предыдущие произведения испанского писателя. Из всех известных нам биографов только Леон Рока не составлял подобного списка. В своей книге «Висенте Бласко Ибаньес» он пишет: «В 1887 году Висенте Бласко Ибаньес написал свое первое стихотворение «Марии», опубликованное в том же году в «Альманахе» журнала «Провинции»23. И далее биограф продолжает про первые произведения испанского писателя: «В 1887 была опубликована первая книга Бласко Ибаньеса, которая называлась «Фантазии (Легенды и традиции)» в издательстве библиотеки «Курьер Валенсии». Хотим обратить внимание на то, что Висенте Бласко Ибаньес сначала писал стихотворения, которые потом сам же сжигал в своей комнате. Сохранились только пять, из которых было напечатано только одно — «Марии», и то благодаря его родственникам»24. Здесь заметна параллель между творчеством Висенте Бласко Ибаньесом и Джеймсом Джойсом, который тоже начинал как поэт, автор сборника «Камерная музыка». Мы хотим привести цитату из диссертации Э.Б. Акимова «Поэтика раннего Джойса», которая, по нашему мнению, относится не только к Джеймсу Джойсу, но и к Висенте Бласко Ибаньесу: «Потребность эпохи преодолеть нарастающую дезинтеграцию, «паралитическую» разделенность, раздробленность космоса, почувствовать и воссоздать в слове «внутренний» мифологический строй вещей и мира, обрести подлинное «интимное» видение сущего, уйти от тирании линейного, позитивного, рационального миропонимания — могла быть адекватно реализована лишь в более широком контексте, чем рафинированная поэзия символистов. К 20-м годам тенденции «прозаизации» литературы прослеживаются на самых разных уровнях. Поэзия стремится снизойти в свободных стих, в прозу; сакральное — в профанное, поэтико-стилистические изменения вписывались в более общий, широкий контекст: эпоха была беременна революцией: темная, животная, энергия, материя, масса, стихия требовали восстания. Внутреннее искало стать внешним»25.

Приведем еще один любопытный факт. Ю. Александрович, автор самых первых (1900—1917) русских биографий Висенте Бласко Ибаньеса, в своих работах ни разу не говорит о «Cuentos valencianos», хотя все (в том числе и ранние романы) произведения до 1911 года были им упомянуты.

Ответ мы найдем, если внимательно прочитаем биографию писателя. По утверждению Леона Роки, Висенте Бласко Ибаньес не считал свою книгу достойной внимания до 1915 года26. Когда его активно стали переводить на французский язык, то он сам попросил не переводить «Cuentos valencianos», потому что, по его мнению, «замысел еще не созрел и рассказы еще не составляют сборника»27.

Сличив различные версии истории создания сборника «Валенсианские рассказы», попробуем восстановить картину. В 1896 году Висенте Бласко Ибаньес выпускает книгу под названием «Cuentos valencianos». Возможно, 1893 год, который встречается в некоторых биографиях, — это время создания первых рассказов, сейчас входящих в сборник. Наиболее достоверные источники (с нашей точки зрения это те, в которых документально обоснована версия) говорят о 1896 годе как о дате публикации книги под названием «Cuentos valencianos». Мы остановились на версии Леона Роки, потому что он в «Приложении» приводит ксерокопию той первой книги28. К нашему сожалению, там нет полного варианта текста того издания, только отдельные страницы. Нам кажется убедительной версия Леона Роки о том, что в 1896 году вышла в свет книга «Cuentos valencianos», состоящая из двух мини-сборников: cuentos и cronicas viajeras29.Сколько точно рассказов было опубликовано сначала, мы не знаем. Возможно, четыре или пять, но эти данные требуют тщательной проверки.

Леон Рока в своей книге «Висенте Бласко Ибаньес» говорит о том, что сегодня невозможно точно определить дату написания и публикации каждого рассказа из современного сборника «Cuentos valencianos»30. Историю отдельных произведений еще можно проследить. В своей книге Леон Рока пишет: «Большая часть cuentos (имеются в виду рассказы из современного сборника) были неизданными. За исключением рассказов «La caperuza» («Колпак»), «La corrección» («Исправление»), «La apuesta del "esparrello"» («Пари бычка») и «Dimoni» («Димони»), которые точно входили в издание 1896 года, все остальные произведения не были нигде опубликованы до выхода в свет книги «Cuentos valencianos» в 1915 году. Правда, некоторые из них с 1911 года включали в одноименные тома из собраний сочинений Висенте Бласко Ибаньеса»31. К сожалению, автор не приводит содержание книги «Cuentos valencianos» 1896 года, поэтому мы не знаем точный список рассказов, вошедших в то первое издание. Леон Рока только добавляет к вышеперечисленным произведениям рассказы «Cosas de hombres!» («Между мужчинами дело обычное!»), «La cencerrada» («Кошачья серенада»), «Guapeza valenciana» («Краса Валенсии» или второй перевод «Валенсианская удаль»), «El farmater» («Мусорщик») и «Noche de bodas» («Брачная ночь»)32. Но вопрос о том, входили ли эти пять произведений в ту первую книгу или же были только написаны в 1896 году, остается открытым.

Русский критик Ю. Александрович в своей статье «Бласко Ибаньес» писал, что испанский писатель знал русский язык, потому что в детстве дружил с семьей эмигрантов из Санкт-Петербурга. Испанский писатель высоко оценивал переводы своих произведений начала века в России33. Просматривая публикации того времени, можно заметить, что переводчики или редакторы называли том из собрания сочинений или отдельное издание рассказов по первому рассказу. Например: «Брачная ночь», но обязательно добавляли подзаголовок «Валенсианские рассказы»34. Можно предположить, что подобная практика велась не только в России, что составители сборников и собраний сочинений Висенте Бласко Ибаньеса и в других странах к первым рассказам, вошедшим в книгу «Cuentos valencianos» 1896 года, добавляли новые cuentos, недавно написан ные автором, в которых тоже описывалась Валенсиа. Этому способу стали прибегать издатели в самой Испании и в испаноговорящих странах. Они тоже к уже опубликованным рассказам стали добавлять другие, посвященные Валенсии.

Следует обратить внимание, что сам Висенте Бласко Ибаньес не участвовал в подготовке к изданию своих рассказов до 1915 года. По сведениям Рамона Мартинеса де ла Рива, все ранние публикации были положены испанским писателем в основу для создания своего окончательного варианта сборника рассказов35. Висенте Бласко Ибаньес очень тщательно изучил все доступные ему источники и только затем стал переписывать «Cuentos valencianos». В итоге возник тот сборник рассказов, который известен во всем мире. В книге Рамона Мартинеса де ла Рива указана точная дата выхода в свет окончательного варианта «Cuentos valencianos» — это 1915 год36. Биограф приводит интересное объяснение этой даты: в 1914 году Джеймс Джойс публикует сборник рассказов «Дублинцы». В том же году Висенте Бласко Ибаньес его прочел и даже сделал записи в своем «Дневнике». 16 июня 1915 года испанский писатель приезжает в Валенсию по своим делам. И там он вспоминает о своей первой книге. Как рассказывал потом Висенте Бласко Ибаньес, «люблю творить на месте событий»37. В своем «Дневнике» писатель указал, что именно Джеймс Джойс, а также редакторы и переводчики подтолкнули его к мысли, что «Cuentos valencianos» требуют авторской переработки38. Но как раз ее он и не сделал. Писатель только расположил рассказы в определенном порядке и сделал общую стилистическую правку всех произведений, чтобы они создали единый сборник с четкой композицией. Ему важно было, чтобы они отражали его взгляды и мысли. Что касается текста каждого рассказа в отдельности, то в них Висенте Бласко Ибаньес немного подправил «темные» места, а в целом все оставил так, как и было до 1915 года. Исправления касаются самого начала произведения, поэтому во втором параграфе мы именно на них сосредоточим свое внимание, а также на общую композицию всего сборника в целом39. Благодаря сравнительному текстологическому анализу выяснилось, что все изменения касаются предложений, связанных с образом повествователя. И возможность ввести последнего в общую систему образов осуществилась в результате пересмотра всех фактов, изложенных нами в этом параграфе, а также благодаря текстологическому и литературоведческому анализу, к которому мы и переходим.

В этом параграфе были представлены все основные версии истории создания сборника рассказов «Cuentos valencianos». Мы попытались на их основании выдвинуть гипотезу о поэтапном процессе создания современного варианта этого произведения. В 1896 году Висенте Бласко Ибаньес печатает книгу «Cuentos valencianos», в которую вошли несколько рассказов. В период с 1896 по 1915 год испанский писатель не участвовал в изданиях одноименных книг. Следует отметить, что первый вариант больше не перепечатывался. Вместо него испанские и зарубежные издатели выпускали книги или тома в собраниях сочинений под названием «Валенсианские рассказы», куда входили все написанные Висенте Бласко Ибаньесом к тому времени рассказы о Валенсии. И только в 1915 году испанский писатель решил снова обратиться к своему сборнику. Во время работы он учитывал все варианты уже изданных книг. Но главным образцом, судя по его записям в «Литературном Дневнике» стали «Дублинцы» Джеймса Джойса. Именно эту версию мы хотим представить в данной главе. И начнем с освещения точки зрения испанского писателя на сборник «Дублинцы».

Первое знакомство Висенте Бласко Ибаньеса с творчеством Джеймса Джойса состоялось в 1904 году, когда он прочитал опубликованные на английском языке рассказы «Сестры», «Эвелин» и «После гонок»40. Висенте Бласко Ибаньес, который пользовался в Испании репутацией писателя, обличающего пороки общества, всегда внимательно изучал достижения классической и современной литератур и просто не мог не обратить внимание на громкий скандал вокруг произведений и имени Джеймса Джойса. Имеется в виду история публикации первых рассказов из сборника «Дублинцы». В течение 1904 года Джойс писал их для «ура-патриотического» еженедельника Irish Homestead ради еженедельного гонорара в один фунт стерлингов за рассказ. Он успел опубликовать рассказы «Сестры», «Эвелин» и «После гонок» под многозначительным псевдонимом Стивен Дедал. Зловещая антиклерикальность «Сестер» и весьма неблагодушный обличительный настрой молодого автора печально решили участь журнала — его закрыли.

В 1904 году Висенте Бласко Ибаньес еще только открыл для себя имя Джеймса Джойса, произведения которого ему сразу понравились, но их анализ и оценку он даст позже, в 1910 году, когда его романы станут переводить на английский язык. В это время испанский писатель начал получать письма с восторженными отзывами от англоязычных читателей. В Испании в это время сам Висенте Бласко Ибаньес подвергался нападкам со стороны критики. Тем ближе оказалось для него творчество Джеймса Джойса. В 1910 году испанский писатель снова перечитывает рассказы «Сестры», «Эвелин» и «После гонок». Он обращается к своим старым заметкам и пишет статью, посвященную творчеству Джеймса Джойса. Рамон Мартинес де ла Рива в своей книге «Висенте Бласко Ибаньес. Его жизнь. Его произведения. Его смерть»., изданной в 1928 году, назвал эту статью «Интервью 1910 года»41. Интересно отметить, что в других изданиях, начиная с 1929 года все материалы, касающиеся этого интервью, исчезают из текста42. Этот факт можно объяснить, располагая следующими сведениями. 1928 год — это год смерти Висенте Бласко Ибаньеса, когда его поклонники и биографы собрали все его бумаги и записки. Потом (с 1929 года) появилась так называемая «официальная» версия его биографии и творчества43. И про статью 1910 года, посвященную творчеству Джеймса Джойса, все просто умалчивают. Из-за сложившейся ситуации мы не знаем, какое точно название она получила. Известно только, что была опубликована малым тиражом в парижском журнале «Писатели о своих современниках»44.

Необходимо добавить, что Рамон Мартинес де ла Рива в своей книге даже не привел французское название этого журнала, ибо, «само издание было мне не доступно, я цитирую только заметки Висенте Бласко Ибаньеса»45. И полный вариант статьи также не прилагается, а только отрывки и заметки испанского писателя. Далее мы хотим привести отрывки из «Интервью 1910 года»46. Постараемся связать их с критическими произведениями.

В самом начале «Интервью 1910 года» Висенте Бласко Ибаньес пишет: «Католическое воспитание губит творческого человека, душит его сознание. И необходимо вырваться из этой среды, чтобы остаться человеком. Это привлекло меня в Джойсе, это я и хочу отразить в своих произведениях»47. Интересно, что испанский писатель имел в виду первые три рассказа из сборника «Дублинцы». Он уже в них уловил то, что будет более полно раскрыто в романе «Портрет художника в юности».

Далее Рамон Мартинес де ла Рива после первой цитаты из Ибаньеса предлагает следующую: «Мои персонажи, как и герои Джойса, одинокие люди. И хотя меня обвиняют в типизации образов, я не описываю специально типы, а только показываю трагедию одиночества отдельного человека в повседневной жизни»48. Мы хотим обратить внимание, что об одиночестве персонажей Джеймса Джойса сейчас пишут во всех учебниках. Эта тема настолько полно рассмотрена в настоящее время, что стала как бы неотъемлемой частью самих «Дублинцев», да и других произведений ирландского писателя. Но мы хотим обратить внимание на то, что Висенте Бласко Ибаньес еще в 1910 году написал о своем понимании первых трех рассказов Джеймса Джойса и выделил в них тему человеческого одиночества. Мы не можем абсолютно точно утверждать, что он был самым первым из тех, кто обратил на нее внимание, но думаем, что Висенте Бласко Ибаньес был в числе первых. Сейчас эта тема по праву считается джойсовской. Но не следует забывать, что в самом начале цитаты использовано словосочетание «Мои персонажи», поэтому нам кажется, что пора пересмотреть все творчество Висенте Бласко Ибаньеса в связи с его постоянно изменяющимися литературными вкусами и взглядами. Ведь в испанском литературоведении существует устойчивое мнение, что испанский писатель создает как раз типы,49 а не образы одиноких людей.

В конце своего рассказа об «Интервью 1910 года» Рамон Мартинес де ла Рива приводит следующую цитату: «Каждый человек по-своему талантлив. Трагедия талантливого человека в том, что он проходит мимо своего счастья. Это есть в моих произведениях, это же я вижу и у Джойса»50. Необходимо отметить, что, по сведениям Рамона Мартинеса де ла Рива этими словами или заканчивалось Интервью 1910 года», или же они были напечатаны в самом конце. Биограф снова подчеркивает, что ему не удалось достать журнал «Писатели о своих современниках», поэтому он не смог привести печатный вариант и публикует только отрывки, которые сохранились в «Литературном Дневнике»51.

В «Интервью 1910 года» Висенте Бласко Ибаньес размышляет о творчестве Джеймса Джойса, которое сравнивает со своим. Он называет ирландского писателя и самого себя модернистами и импрессионистами: «Я и Джойс пишем такие произведения, благодаря которым нас назовут модернистами и импрессионистами»52. Здесь необходим комментарий. Висенте Бласко Ибаньес употребил последние два слова явно не в значении литературных направлений. Испанское слово «modernista» французского происхождения. Оно образовано от французского слова «moderne», что означает «современный». Слово «impressionista» также французского происхождения. Оно образовано от французского impression, что означает «впечатление». Здесь можно сделать вывод, что для Висенте Бласко Ибаньеса его творчество было современным, то есть актуальным, и отражало впечатления и мысли автора. Так и произведения Джеймса Джойса испанский писатель оценивал этими же словами именно в данном значении. Прежде всего, творчество ирландского писателя, по мнению Висенте Бласко Ибаньеса, было актуально для Ирландии начала XX века. И Джеймс Джойс явно сумел передать свои впечатления и отразить свои взгляды в рассказах.

В «Интервью 1910 года» Висенте Бласко Ибаньес отмечает, что из-за нарушения запрета на некоторые темы Джойс подвергся нападкам, как и он сам в Испании. В итоге они оба оказались в похожих ситуациях. Еще Висенте Бласко Ибаньес отметил, что Джойс, как и он сам, воспитывался иезуитами. Это обстоятельство позволило им обоим ставить на первое место тему религии и религиозного мировоззрения. Висенте Бласко Ибаньес выразил сочувствие своему собрату по перу и призвал его продолжать писать, не оглядываясь ни на кого. «Я приветствую рассказы Джойса и с удовольствием прочитаю его новые произведения», — этими словами, по сведениям Рамона Мартинеса де ла Ривы, кончается «Интервью 1910 года»53. К сожалению, в издании 1929 года все эти материалы были изъяты.

Подобный подход Висенте Бласко Ибаньеса к собственному творчеству, изложенный им самим в «Интервью 1910 года», вызвал целую волну возмущений среди его современников. Интересно отметить, что все опровержения касаются только Висенте Бласко Ибаньеса и никак не затрагивают Джеймса Джойса. В Испании и испаноязычной литературе придерживались и до сих пор придерживаются позиции умалчивания. Как будто этой статьи и не существовало в природе54. Как будто Висенте Бласко Ибаньес и не публиковал свое «Интервью 1910 года». Возможно, следуя официальной версии, Рамон Мартинес де ла Рива исключил из своей книги факты, касающиеся творчества Джеймса Джойса. И, начиная с 1929 года, во всех переизданиях книги «Висенте Бласко Ибаньес. Его жизнь. Его творчество. Его жизнь». была очень сильно сокращена глава, посвященная 1910 году. Мы хотим отметить, что в каталогах мадридской и валенсианской библиотеках приводятся данные по новым редакциям биографии Рамона Мартинеса де ла Ривы. А самое раннее издание 1928 года хранится только в латиноамериканских библиотеках.

Сразу после печати «Интервью 1910 года» в критике других стран, в том числе и в России, появились статьи, в которых опровергались слова Висенте Бласко Ибаньеса. Это служит доказательством, что «Интервью 1910 года» действительно было опубликовано и замечено критиками и современниками. Среди статей, написанных на русском языке, наше внимание привлекли две, в которых авторы спорят с положениями, высказанными Висенте Бласко Ибаньесом в «Интервью 1910 года». Одна из них написана Ю. Александровичем, а другая В. Фриче.

Очерк «Бласко Ибаньес» Юрий Александрович написал в 1911 году, то есть сразу после того, как прочитал «Интервью 1910 года». В том же году критик его опубликовал. Интерес у Ю. Александровича к творчеству Висенте Бласко Ибаньеса возник примерно с 1904 года, когда во время посещения Парижа он по заданию редакции газеты «Московские новости» взял у испанского писателя интервью. Знакомство было продолжено, когда спустя два года Ю. Александрович решил написать статью о творчестве Висенте Бласко Ибаньеса. Он стал собирать все сведения и все изданные в Испании и в Париже произведения. Книгу Ю. Александрович смог написать только спустя четыре года, а вот статьи писал и публиковал постоянно. И он был одним из первых в России, кто прочитал парижское издание интервью. И в связи с тем, что его попросили написать статью к московскому изданию полного собрания сочинений Висенте Бласко Ибаньеса, Ю. Александрович решил сразу дать свою оценку высказанным Висенте Бласко Ибаньесом положениям. Он явно был не согласен с мнением испанского писателя о своем творчестве, описанным в статье «Интервью 1910 года». В очерке «Бласко Ибаньес» критик пишет: «Мы уже видели, что методы его работы диаметрально противоположны методам интуитивистов, импрессионистов и модернистов, хотя он сам и склонен считать себя в их рядах, смешивая претворение, которому он подвергает реальные факты при процессе творчества с импрессионизмом и творчеством господ модернистов»55. Высказывая свое несогласие с испанским писателем, Ю. Александрович отмечает тесную связь творчества Висенте Бласко Ибаньеса с французской литературой. «Бласко Ибаньес прежде всего реалист, близкий, пожалуй, по типу к Золя и Бальзаку, с которыми его так часто сравнивают»56. Интересно отметить, что для доказательства данного положения Ю. Александрович не приводит ни одной фактической параллели между романами испанского и французских писателей. Он ограничивается только подробными пересказами романов Висенте Бласко Ибаньеса и приводит отрывки из интервью.

Другой русский критик В. Фриче в статье «Висенте Бласко Ибаньес» придерживается тех же взглядов, что и Ю. Александрович57. Оба не согласны с точкой зрения, высказанной в «Интервью 1910 года», и считают испанского писателя реалистом. Хотим отметить, что В. Фриче более лоялен и не столь категоричен в своих оценках. Критик стремится передать свое восхищение перед талантом писателя, а не причислить его к какому-то одному направлению. В. Фриче отмечает, что «Висенте Бласко Ибаньес принадлежит к старой школе натуралистов»58. И в отличие от Ю. Александровича, не навязывает читателю только свою точку зрения. «Он (Висенте Бласко Ибаньес) является в значительной степени фотографом действительности и хотя его темперамент, его настроения и идеалы вносят в его образы и картины порой много субъективного»59. В. Фриче, в отличие от Ю. Александровича, не сравнивает произведения Висенте Бласко Ибаньеса с другими авторами. Он только сообщает читателю свои наблюдения. И в конце приходит к выводу, что испанскому писателю удаются и субъективные переживания героев, и описания пейзажа, и даже социальный анализ проблем современной Испании60. Но сам В. Фриче в конце статьи «Висенте Бласко Ибаньес» не делает заключительных выводов, хотя их вполне можно сделать, продолжив его рассуждения. Получается, что в творчестве Висенте Бласко Ибаньеса удачно сочетаются объективные картины с описанием субъективных переживаний героев.

Нам хочется снова обратить внимание на тот факт, что Висенте Бласко Ибаньес сравнивал свое творчество и рассказы Джеймса Джойса. Как мы уже показали, данное сопоставление не получило никакого отклика в критике начала XX века, а современное испанское литературоведение не поднимает этот вопрос, придерживаясь позиции умалчивания. В данной работе нам хотелось бы осветить взгляды Висенте Бласко Ибаньеса на творчество Джеймса Джойса; показать, как они были отражены в произведениях испанского писателя. Мы надеемся, что наше исследование поможет лучше понять и по-новому переосмыслить английский и испанский текст. Одновременно нам кажется важным уточнить историю создания некоторых произведений Висенте Бласко Ибаньеса.

Используя материалы «Литературного Дневника» и черновиков статьи «Интервью 1910 года», опубликованных в первом издании книги Рамона Мартинеса де ла Ривы, мы хотим кратко изложить мнение Висенте Бласко Ибаньеса о произведениях Джеймса Джойса. Нас интересует, что именно увидел испанский писатель в трех маленьких рассказах. Необходимо напомнить, что еще не был написан роман «Портрет художника в юности», да и сами «Дублинцы» не существовали в привычном для современного читателя виде. Обобщая материал, приведенный Рамоном Мартинесом де ла Рива, мы позволим себе расположить его по рассказам, а не по датам, чтобы описать более полную картину. В конце каждого положения будет указана дата, которая обозначает год, когда испанский писатель записал данное предложение. Следует отметить, что Висенте Бласко Ибаньес не помечал точное число и месяц в «Литературной критике» (это раздел его «Литературного Дневника»).

В рассказе «Сестры» Висенте Бласко Ибаньес сначала оценил критику католицизма. (1904 год)61 Его очень заинтересовал образ священника: как он показан, его портрет. (1904 год)62 «Отец Флинн просто превосходен». (1905 год)63 Висенте Бласко Ибаньес даже выписал несколько цитат об этом персонаже в свой «Литературный Дневник». (1905 год)64 Но затем он увидел мальчика-рассказчика и восхитился глубиной этого образа. (1910 год)65 Он отметил, что «главный герой в детстве вынужден играть не со сверстниками, а с пожилыми людьми»66. (1914 год)67

В «Эвелин» Висенте Бласко Ибаньес увидел не только трагедию одинокой девушки, но и обличение всему католическому воспитанию, когда от женщины требуется заниматься домом и ни в коем случае не противоречить воле мужчины, будь то отец или муж. (1910 год)68 Интересно отметить, что у католиков долг перед родителями выше по шкале ценностей, чем супружеская любовь69.

Сначала рассказ «После гонок» меньше всего понравился Висенте Бласко Ибаньесу. (1904 год)70 По сравнению с первыми двумя рассказами, в нем, по его мнению, нет «глубины изображения»71. (1904 год)72 Но позже Висенте Бласко Ибаньес пересмотрел свои оценки. Возможно, перечитав заново, он заметил достоинства данного произведения73. Это касается прежде всего образа главного героя. «Джимми многое объединяет с Эвелин: оба следуют воле родителей, оба стремятся вырваться из обывательского мирка в Большой Мир»74. (1910 год)

Еще следует отметить, что Висенте Бласко Ибаньеса очень волновала тема Родины и вынужденных переселенцев или политических эмигрантов. В своих выступлениях испанский писатель часто приводил статистические данные, свидетельствующие о важности данной проблемы для Испании начала XX века. В его произведениях очень часто главные герои75 вынужденно или по своей воле покидают Испанию. И уже за границей они по-новому оценивают свои патриотические чувства. Надо отметить, что испанский писатель явно не считал отъезд за границу решением всех проблем. Наоборот, судя по его романам, за границей человек просто лучше себя узнает и понимает, что решение надо искать на Родине. И в рассказе «После гонок» Висенте Бласко Ибаньес оценил то, как Джойс описал отношения между ирландцами и иностранцами. Эти описания он назвал «просто превосходными»76. (1910 год) Ему понравилось, как «передано восхищение Чужбиной и одновременно желание не упустить своего, урвать свой кусок»77. (1910 год) Завершая обзор, нам хотелось привести еще одну цитату, про которую Рамон Мартинес де ла Рива написал, что «она была перечеркнута, и я не очень уверен, что она относится именно к рассказу «После гонок»; возможно, что она относится к каким-то другим произведениям, может быть, и самого Бласко Ибаньеса»78:

«Материальный статус играет важную роль в жизни буржуа, а его изменение влияет и на стиль жизни, и на душевное состояние человека»79.Мы хотим еще раз напомнить, что главным образцом, судя по его записям в «Литературном Дневнике» стали для Висенте Бласко Ибаньеса «Дублинцы» Джеймса Джойса. Именно эту версию мы хотим представить в данной главе. Для доказательства обратимся не только к тексту обоих сборников, но и к «Литературному Дневнику» Висенте Бласко Ибаньеса, чтобы прояснить вопрос о том, как он воспринимал «Дублинцев» Джеймса Джойса. И только после необходимого комментария мы вернемся к «Валенсианским рассказам». И уже на конкретном материале покажем, что именно заимствует у Джеймса Джойса Висенте Бласко Ибаньес.

К 1914 году относятся большинство записей Висенте Бласко Ибаньеса, касающихся сборника «Дублинцы». Возможно, изначально их было больше и в будущем, когда полностью обработают архив испанского писателя, исследователи воссоздадут полную картину, но на данном этапе мы ссылаемся на сведения, которые приводит Рамон Мартинес де ла Рива. В своей книге «Висенте Бласко Ибаньес. Его жизнь. Его творчество. Его смерть» биограф, как он сам признается, просто перепечатал со старых листов записи из «Дневника»80. Одновременно он подчеркивает, что ему не удалось собрать все существовавшие в 1920-х годах бумаги с пометкой «Творческий Дневник», а только те, которые были в Испании и о которых автору было известно81. Эти материалы и легли в основу данной главы. Мы позволили себе их сгруппировать по тематическому принципу.

В своем «Дневнике» Висенте Бласко Ибаньес писал: «Когда я прочитал «Дублинцев», у меня возникло ощущение, что это Евангелие, написанное очень разочарованным католиком. Очень хочу, чтобы и от моего сборника рассказов у читателей осталось такое же впечатление. Видимо, тоже хочу написать недогматическое Евангелие»82.Такое непривычное мнение требует серьезного комментария и специального исследования. Интересно, что высказывание Висенте Бласко Ибаньеса находит косвенное подтверждение в биографии Джеймса Джойса. Как пишет в своей работе Е.Ю. Гениева, «в самом деле Джойс, с раннего детства ощутивший на себе особенности воспитания «духа» в Ирландии, католицизм которой был особенно морально бдителен, ополчается на религию, а следовательно, и на все, что связано в Ирландии с нею. Но оружием своей критики он выбирает пока еще единственно известных ему авторов — все тех же отцов церкви»83.

В связи со словами Висенте Бласко Ибаньеса нам важно отметить, что похожее мнение было высказано Гербертом Уэллсом в «Открытом письме к Джойсу»: «Вы начали как католик — другими словами, Вы отправлялись от системы взглядов, резко противоположных реальности. Ваше сознание подавлено чудовищными противоречиями. Вы искренне верите в целомудрие, чистоту и индивидуального бога и поэтому постоянно разражаетесь воплями»84. Правда, данное высказывание в большей степени затрагивает не столько сборник рассказов «Дублинцы», сколько романы Джеймса Джойса «Портрет художника в юности» и «Улисс». В отличие от Уэллса, Висенте Бласко Ибаньес разбирал только первое произведение. Его интересовал только сборник рассказов «Дублинцы», потому что он в это время писал свои «Валенсианские рассказы».

Мы хотим только перевести слова Висенте Бласко Ибаньеса о связи «Дублинцев» с текстом Евангелия, ибо, как признавался сам писатель в «Дневнике», «желаемого результата я так и не достиг»85. Вышеприведенные высказывания интересны еще и тем, что в них впервые анализируется весь сборник в целом, а не отдельные рассказы. После в «Дневнике» идет запись о литературном герое, анализ которого будет проведен в следующих двух параграфах.

Примечания

1. Данная цитата из интервью Висенте Бласко Ибаньеса французскому журналу 1898 года взята из книги: Leon Roca, José Luis. Blasco Ibañez. Valencia, «Prometeo», 1967. P. 26.

2. Все сведения взяты из книги Леона Роки. См.: Leon Roca, José Luis. Blasco Ibañez. Valencia, «Prometeo», 1967. P. 7—29.

3. Подробное описание этого случая можно найти у Леона Роки.

4. Существует два перевода на русский язык: «Хижина» и «Барак».

5. Ю. Александрович. Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 14. Пасынки моря. М., «Сфинкс», 1911. С. 9.

6. См. работы: Blanco Aguinada, Carlos. Blasco Ibañez: una historia de la revolution y la novela de una revuelta andaluza. P. 20—26 Gascó Cortell, Emilio. Genio y figura de Blasco Ibañez. p. 19—26.

7. См.: Cardwell, Richard A. Blasco Ibañez «La barraca». London, «Grand & Cutler», 1973, 93 p.

8. Ibid. 10—28 p.

9. Ibid. 28 p.

10. Cardwell, Richard A. Blasco Ibañez. «La barraca». London, «Grand & Cutler», 1973, 88 p.

11. Ibid. 88—89 pp.

12. Sosa, Rafael. Vicente Blasco Ibañez a traves de sus cuentos y novelas valencianos. Madrid, 1974. p. 15.

13. Vicente Blasco Ibañez. Obras Complétas. Nota biobibliografica. Madrid, 1949. p. 13.

14. См.: Vicente Blasco Ibañez. Obras Complétas. Madrid, 1974, 1985, 1990. В этих изданиях напечатан один и тот же вариант текста сборника «Cuentos valencianos», а в комментариях к тексту указана одна и та же дата первой публикации — 1893 год.

15. Vicente Blasco Ibañez. Obras Complétas. Madrid, 1949. p. 79. p. 1660.

16. Mauricio Xandro. Blasco Ibañez. Madrid, 1971. Глава «Los costumbres valencianos». p. 48.

17. Ibid. Библиографический список «Obras de Vicente Blasco Ibañez». C. 189.

18. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967. p. 177.

19. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967. p. 177—178.

20. Ibid. p. 178.

21. См.: Balseiro, Jose A. Blasco Ibañez, Unamuno, Valle-Inclan, Baroja. Chapel Hill, 1949. p. 202. Galvez, Manuel. Blasco Ibañez. Buenos Aires, 1945. p. 228. Iglecias, Concepcion. Blasco Ibañez. Un novelista para el mundo. Madrid, 1957. p. 228. Мы привели только самые известные книги. В других источниках та же самая картина.

22. См.: Плавскин З.И. Висенте Бласко Ибаньес. С. VIII. Штейн А.Л. Бласко Ибаньес. С. 428. Френкель Е.А. Валенсианские рассказы Бласко Ибаньеса. С. 20.

23. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967. p. 602.

24. Ibid, p. 602—603.

25. Акимов Э.Б. Поэтика раннего Джойса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Нижний Новгород, 1996. С. 60.

26. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967, p. 177. p. 200.

27. Balseiro, Jose A. Vicente Blasco Ibañez, hombre de accion y de letras. Puerto Rico, 1935. p. 68.

28. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967. p. 180 (цветная вставка).

29. Ibid. р. 177.

30. Ibid, р. 178.

31. Ibid. р. 177.

32. Leon Roca, Jose Luis. Vicente Blasco Ibañez. Valencia, 1967, p. 177—178.

33. Ю. Александрович. Бласко Ибаньес. Москва, 1914. С. 15—17.

34. См.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 10. Брачная ночь (Валенсианские рассказы). М., 1911.

35. Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 28.

36. Ibid. p. 29.

37. Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 30—31.

38. Ibid, p. 31.

39. Ibid. p. 29—32.

40. Эти данные взяты из книги: Martinez de la Riva. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 31.

41. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1929, p. 33.

42. См.: Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1929. Madrid, 1930. Madrid, 1933. Madrid, 1974.

43. См.: Mauricio Xandró. Blasco Ibañez. Madrid, 1971. Balseiro, José A. Vicente Blasco Ibañez, hombre de action y de letras. Puerto Rico, 1935. Iglesias, Conception. Blasco Ibañez. Un novelista para el mundo. Madrid, 1957. В этих самых известных биографиях излагается одна и та же версия жизни и творчества Висенте Бласко Ибаньеса, которую мы и назвали «официальной».

44. См.: Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 33.

45. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 34.

46. Еще раз обращаем внимание, что это те цитаты, которые приводятся в книге Мартинеса де ла Ривы под названием «Интервью 1910 года». См.: Ibid. р. 33—35.

47. Ibid. р. 33.

48. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 33.

49. См.: Blanco Aguinada, Carlos. Blasco Ibañez: una historia de la revolution y la novela de una revuelta andaluza. В кн.: Blanco Aguinada, Carlos. Juventud del 98. Madrid, 1970. p. 189—228. См.: Galvez, Manuel. Blasco Ibañez. В кн.: Galvez, Manuel. Espana y algunos españoles. Buenos Aires, 1945. p. 151—157. См.: Xandró, Mauricio. Blasco Ibañez. Madrid, EPESA, 1971. p. 17—30. p. 117—128. См.: Lopez Soler. Individio у sociedad en la Valencia de 1900 a través de las obras de Blasco Ibañez. Valencia, Secretario de publ., 1972. p. 420. В этих работах анализируются персонажи рассказов и романов Висенте Бласко Ибаньеса как социальные типы. В других литературоведческих работах данный вопрос не рассматривается подробно, а только упоминается как уже изученный предшественниками.

50. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 33.

51. Ibid, p. 34—35.

52. Ibid, p. 33.

53. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 33.

54. Ни в одной монографии не было упомянуто «Интервью 1910 года».

55. Ю. Александрович. Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Полное собрание сочинений. Том 14. Пасынки моря. М., «Сфинкс», 1911. С. 17.

56. Там же. С. 17.

57. В. Фриче. Висенте Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Валенсианские рассказы. Петербург, 1911. Она была переиздана: Петербург, 1919. Интересно, что оба издания абсолютно индентичны, совпадают даже постраничное деление, поэтому мы приводим номера страниц, которые являются общими для обоих изданий.

58. В. Фриче. Висенте Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Валенсианские рассказы. Петербург. С. 7.

59. В. Фриче. Висенте Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Валенсианские рассказы. Петербург, 1919. С. 10.

60. В. Фриче. Висенте Бласко Ибаньес. В кн.: Висенте Бласко Ибаньес. Валенсианские рассказы. Петербург, 1919. С. 17.

61. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 32—33.

62. Ibid. p. 32.

63. Ibid. p. 33.

64. Ibid. p. 33—34.

65. Ibid. p. 34.

66. Ibid p. 36.

67. Ibid. p. 35—36.

68. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928, p. 34.

69. Об этом упоминает Рамон Мартинес де ла Рива, когда приводит цитаты из «Литературного Дневника», касающиеся рассказа «Эвелин». См.: Ibid, р. 34.

70. Ibid. р. 33—35.

71. Ibid. р. 33.

72. Ibid. р. 33—34.

73. К этой версии склоняется Рамон Маринес де ла Рива. Но он пишет о том, что нигде ему не встретились данные, подтверждающие или опровергающие данный тезис. Скорее всего, Висенте Бласко Ибаньес действительно в 1910 году перечитал все три рассказа Джеймса Джойса, потому что именно в это время он готовил к публикации интервью, посвященное Джеймсу Джойсу. Это и объясняет, почему изменилась оценка Висенте Бласко Ибаньеса рассказа «После гонок».

74. Ibid, р. 34.

75. Например: Мариано Реновалес из романа «Обнаженная»; Тонет из романа «Ил и тростник»; дипломат из романа «Горькая луна»; Исидро Мальтрана из романа «Аргонавты». Этот список далеко не полный.

76. Martinez de la Riva, Ramon. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 34.

77. Ibid. p. 34—35.

78. Ibid. Сноска 2 к странице 34.

79. Ibid. p. 34.

80. Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 15.

81. Ibid. p. 16.

82. Ibid. p. 31.

83. Е.Ю. Гениева. Художественная проза Джеймса Джойса. М., 1972. С. 136.

84. Герберт Уэллс. Открытое письмо к Джойсу. Текст цитируется по диссертации Гениевой Е.Ю. «Художественная проза Джеймса Джойса». М., 1972. С. 13.

85. Martinez de la Riva, R. Vicente Blasco Ibañez. Su vida. Su obra. Su muerte. Madrid, 1928. p. 31.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Яндекс.Метрика
© 2017 «Джеймс Джойс» Главная Обратная связь